День семьи или день одиночества?

Оценить
День семьи или день одиночества?
Нужны ли россиянам церковно-славянские праздники?

С чем у вас ассоциируется 1 января, 14 февраля, 8 марта или 9 мая? Ответ на этот вопрос будет слишком очевидным для жителя нашей страны. А вот если добавить в этот список 8 июля, то над последней датой наверняка придется поломать голову. 8 июля – День Петра и Февронии, он же День семьи, любви и верности – православный праздник, ставший со временем светским. Каждый год он широко отмечается на территории нашей страны, однако так ли хорошо россияне знают его и нужен ли он им?

Пусть цветут все цветы

Интриги не будет – большинство опрошенных на улице людей имеют весьма смутное представление о том, кто такие Петр и Феврония. Важное примечание – мы опрашивали не просто людей с улицы, а тех, кого непосредственно заметили на мероприятиях, посвященных празднованию Дня Петра и Февронии (чествования приемных семей и молодоженов в «Липках» 8 июля и «Семейный фестиваль» на набережной 9 июля). Из более чем десятка человек только одна девушка сказала, что знакома с историей жизни святых, да и то оказалось, что она филолог. Еще одна пожилая дама ответила, что некогда знакомилась с повестью, но сейчас почти все позабыла. Большинство же либо говорило, что не знает этих людей, либо максимум вспоминало, что Петр и Феврония были святыми. Что, учитывая контекст места опроса, было равносильно первому ответу – некоторые сразу добавляли, что узнали об этом только что. Одна девушка вспомнила, что праздник пошел из Мурома.

А вот что касается места праздника в современной России, то здесь однозначно близкое всем мнение не выявляется. Первые три человека ответили, что, на их взгляд, День Петра и Февронии – это попытка замещения Дня святого Валентина (одна девушка так и прямо сказала – «импортозамещение»). Правда, однозначно позитивно о замене католического праздника православным высказался только первый респондент и пожилая дама. Ведущий одного из мероприятий в «Липках» говорил более осторожно: «Праздновать нужно именно российский праздник, а 14 февраля имеет место быть. Но пусть будет все, что не мешает твоему товарищу по жизни».

Большинство опрошенных замечало, что их вполне устраивает соседство двух праздников и даже конкуренции между ними они особо не видят, ведь день святого Валентина – это день влюбленных, а День Петра и Февронии – день семьи, любви и верности, что не одно и то же. На вопрос, что лучше отмечать – День Петра и Февронии или его почти прямой зарубежный аналог – Международный день семей (15 мая), опрашиваемые были единодушны: лучше свой, родной праздник. Только один респондент, не без иронии, впрочем, ответил, что чем больше праздников, тем лучше. Еще один человек, которого мы встретили на Семейном фестивале, сказал, что, на его взгляд, День Петра и Февронии, конечно, импортозамещение, но вместе с тем еще и лишний повод продать свою продукцию и порекламировать себя коммерсантам. Что в общем-то подтвердил один из продавцов сувениров: «Мне все равно, что за праздник. Проснулся – уже праздник».

Кстати, насчет экономического вопроса. Если День святого Валентина раскручен и весьма любим торговцами, то День Петра и Февронии значительно уступает ему в популярности. Нам не удалось найти в продаже тематических открыток в книжных магазинах. Немногим лучше ситуация и с цветочными магазинами. В двух нам сказали, что не заметили какого-то особого всплеска продаж 8 июля, и лишь в одном из магазинов сети «Экспреss Букет24» ответили, что вечером у них было большое количество заказов и почти каждый второй букет состоял из ромашек, которые заказывают обычно куда реже.

Так были ли дети?

Однако не все разделяют такое равнодушно-благодушное настроение публики, приходящей на мероприятия. Журналист Александр Невзоров не раз высказывался про Петра и Февронию в СМИ, а в рамках интернет-передачи «Уроки атеизма» и вовсе подробно высказался по теме, отмечая, что в высшей степени странно почитать покровителями семьи бездетную пару, в которой супруга еще и заставила жениться на себе шантажом (согласно повести, Феврония решилась вылечить Петра от покрывших его тело струпьев при условии, что он возьмет ее в жены). На это обстоятельство указывает и саратовский психолог Александра Иноземцева, замечающая, впрочем, что «как психолог и как мама, вижу необходимость сделать упор на культуру нашей страны. Менталитет детей формируется под влиянием кумиров детства. У современных русских детей нет русских кумиров перед глазами, зато полно западных. Тем более важно подавать культурные ценности интересно, а не Петра и Февронию народу втюхивать, потому что такие «образцы для подражания» еще больше отталкивают от нашей культуры».

Впрочем, далеко не все согласны с тем, что Петр и Феврония – крайне неудачный выбор для покровительства семье. Так, например, на сайте kramola.info некто Евгений Зебра обвинил Невзорова в намеренном коверкании фактов: и что дети на самом деле у святых были, и что Феврония не имела права лечить не своего мужа. Справедливости ради стоит заметить, что в оригинале повести формулировка Февронии несколько размыта («если не стану его супругой, то не подобает мне и лечить его»), а о детях ничего не сказано, что, соответственно, не доказывает, но и не опровергает слова Невзорова. Если брать реального, исторического князя Давида Юрьевича, то у него дети были.

«Дорожка протоптана»

Не только Невзоров скептически относится к идее празднования Дня Петра и Февронии, равно как и многих других праздников. Профессор СГУ, директор Лаборатории исторической, социальной и культурной антропологии Вадим Михайлин воспринимает суету вокруг этого дня, равно как и вокруг Дней славянской письменности и культуры, а также попыток некоторых представителей церкви обосновать 6 мая (День Георгия Победоносца) в качестве настоящего Дня победы «как часть политики РПЦ по присвоению символических ресурсов, потенциально пригодных для расширения общего влияния в публичном пространстве. Начало было положено учреждением в 2005 году Дня народного единства 4 ноября, в день Казанской Божьей матери, с катастрофически малограмотной попыткой привязать эту дату к «изгнанию польских интервентов в 1612 году и к окончанию Смутного времени <...>. Но кому интересны все эти исторические выкладки, когда речь идет о возможности втиснуть в привычный – на бытовом уровне, на уровне фоновой коммуникативной памяти – праздник новые смыслы, которые затем удобно будет использовать для манипуляции достаточно широкой аудиторией. Дорожка протоптана, теперь настала очередь 9 мая, далее по списку».

Не стоит ли после этих слов задуматься о целесообразности празднования всех возможных памятных дат, которые так любит наш народ?

Не первая ромашка

Для начала небольшая справка: Петр и Феврония – православные святые начала XIII века. В летописях они не упоминаются, но некоторые исследователи отождествляют их с муромским князем Давидом Юрьевичем и его супругой. Давид Юрьевич княжил в Муроме с 1208 года по 1225 год до пострижения в монахи (собственно, Петром Давид стал после пострижения). Исторических сведений о жене князя крайне мало.

Святые были канонизированы в 1547 году, и вскоре после этого была составлена «Повесть о Петре и Февронии Муромских», по которой мы теперь и судим о жизни святых.

Вплоть до начала XXI века святых почитали, но это почитание не проникало в сферу светской жизни. Ситуация изменилась в 2001 году, когда мэр Мурома Валентин Качеван решил отмечать День города 8 июля, приурочив его ко дню памяти святых. Муромская администрация решила на этом не останавливаться и сделать День Петра и Февронии всероссийским праздником. Их старания увенчались успехом в 2008 году, когда 26 марта в Совете Федерации было принято решение об учреждении нового государственного праздника – Всероссийского дня супружеской любви и семейного счастья, приуроченного ко дню памяти святых. Жена президента Дмитрия Медведева – Светлана Медведева – возглавила оргкомитет по организации празднования, и с ее подачи символом Дня Петра и Февронии стала ромашка. Надо заметить, что этот цветок не впервые возникает в символике праздников. Например, он уже многие годы является символом... борьбы с туберкулезом. День белой ромашки массово отмечался в нашей стране 1 мая до революции 1917 года, после чего эту дату оставили под другой праздник. Но символом Всемирного дня борьбы с туберкулезом она осталась и в нашей стране. Отмечается этот праздник чуть раньше – 24 марта.

После учреждения Дня Петра и Февронии в стране стали появляться памятники святым, а один из инициаторов создания праздника – аудитор Счетной палаты Сергей Рябухин – прямо говорил, что День Петра и Февронии во многом отечественная альтернатива Дню святого Валентина. Эту мысль разделяют с ним многие россияне.

Придать смысл механической смене дней

Мы попросили наших экспертов дать оценку новым церковным и околоцерковным праздникам и ответить, насколько они нужны современному русскому человеку, являются ли они попыткой импортозамещения.

Михаил Богатов, доцент кафедры теоретической и социальной философии СГУ:

В ОБНИЩАВШЕЙ СТРАНЕ НИКАКИЕ ВНЕШНИЕ МЕРЫ НЕ МОГУТ СЛУЖИТЬ ПАНАЦЕЕЙ

– Новое разграничение календаря по неведомым современному человеку, лишенному благодаря событиям ХХ века собственных традиций, праздникам имеет вполне определенную цель: придать смысл механической смене дней, месяцев, лет. Особенно это актуально там, где люди сами с трудом придают своей жизни смысл – в силу разных причин. Тогда за них начинают думать институции – церковные, государственные, муниципальные и т.д. Этот процесс касается не только календаря, но и нашего последнего законотворчества, ориентированного на социальную политику в целом (например, территория вблизи остановок на 15 метров становится невидимым образом ограничена для курения – то есть теперь у нее появилось особое значение, и жить вроде стало интереснее). Тот же процесс с календарем: в определенный день нельзя продавать алкоголь, и этот день сразу приобретает особый смысл – особенно для тех, кто пьет (то есть почти для всех). Появились новые «надо»: надо подумать заранее, надо найти хитрые места, надо... и т.д. Вот это я и имею в виду под введением новых календарных праздников.

Хорошо если эти праздники берутся не с потолка, а, например, отсылают к каким-то традициям. Но следует помнить, что традиции так просто не включаются командой сверху. Они либо заново утверждаются каждый раз, либо вообще все это не имеет смысла. И мы должны быть готовы, что теперь, спустя много веков, то, что мы хотим утвердить, окажется совершенно непохожим ни на то, что было, ни на что-либо известное. Готовы ли мы к этому, готовы ли мы увидеть самих себя нынешних? – вот вызов, звучащий в новых праздничных днях нашего календаря. Ведь праздник изначально – празднь – пустота, и в этой пустоте он только и может столкнуться с тем, кто он есть на самом деле, вне расписанных повседневных дел. Дни славянской письменности спрашивают о нашей способности говорить на своем языке (которая почти атрофирована), день семьи спрашивает о том, что на самом деле она значит сегодня. Ответы на эти вопросы как минимум неочевидны и в любом случае неожиданны. Но только если мы будем внимательны к себе, а не будем попусту декламировать слоганы с предлагаемых плакатов.

Что касается нужды в праздниках, то, полагаю, что люди жаждут полноты своей жизни, ее исполненности. Годятся ли праздники для этого? Видимо, да. Но в любом случае в обнищавшей стране никакие внешние меры не могут послужить панацеей и вряд ли избавят от чувства ненужности, которое все мы испытываем.

Георгий Данилов, глава культурно-исторического содружества «Колослава»:

ДЕНЬ ПЕТРА И ФЕВРОНИИ – ЭТО ДЕНЬ ТОСКИ И ОДИНОЧЕСТВА

– Последнее время все чаще появляются инициативы создания праздников, которые противопоставляются западному влиянию и объединяют народ. Так ли это на самом деле? Идея не нова, да и подход, как в советское время, казенный и далекий от понимания народом. Вместо исторических и этнографических истин, известных мало-мальски грамотному человеку, по-прежнему в рамках Дня славянской письменности и культуры прославляются компиляторы Кирилл и Мефодий и ни слова о новгородских берестяных грамотах и поголовной грамотности, а это основа основ. По-прежнему уничижительная для славян «норманнская теория» теперь уже с подачи РПЦ «проталкивается» в народ (варяги дали славянам правителей, а Византия – письменность), и на фоне этого – хоры бабушек в девичьих карнавальных сарафанах. Еще дальше в унижении славян пойдет праздник День Петра и Февронии. Как можно в ранг почитания семьи возвести бездетную семью, где даже эти двое не носят славянские имена? Это день тоски и одиночества. Не нужно «высасывать из пальца» праздники, их всегда было огромное число на Руси, надо знать их и чтить родные традиции и обычаи. Кологод праздников привязан к земледельческому циклу и движению солнца. Какой из них самый «важный»? Нет ответа на этот вопрос, каждому было посвящено свое время и свой особый обряд. Можно не воспринимать в всерьез праздник или обряд, но только до того, как в нем возникнет действительная необходимость. Приведу пример. Акция «Бессмертный полк» – это сильнейший обряд обращения к помощи предков, погибших славной и мученической смертью. Серьезно ли это? Думаю, да.