Что тебе снится, большой десантный?

Оценить
Что тебе снится, большой десантный?
Помогать «Саратову» будут с максимальной осторожностью и без Дмитрия Аяцкова

Большой десантный корабль «Саратов» в составе Черноморского флота России хоть и стар, но еще держится на плаву, участвует в решении важных геополитических задач: Грузия, Крым, Сирия... За свои боевые заслуги, как оказывается, не очень щедро снабжается нашим государством. Что может дать ему такая же небогатая область с одноименным областным центром? Судьбу корабля обсуждали в прошлый четверг, 30 июня, на площадке Общественной палаты области.

Не крейсер совсем

– Эта встреча посвящена важному делу, оно связано с давними взаимоотношениями между Саратовской областью и Севастополем, – объявил председатель Общественной палаты Александр Ландо, чудом отыскавший пять минут в своем плотном графике, чтобы открыть круглый стол. – В частности, наши ребята много лет успешно проходят службу в морской бригаде. Помимо этого, мы взяли шефство над морской бригадой.

– 810-й отдельной бригадой морской пехоты, – поправила член ОП Елена Столярова.

– Отдельной бригадой морской пехоты, – повторил Александр Соломонович, – притом это делалось еще в девяностые годы, когда ВМФ было очень тяжко. Не случайно Дмитрий Федорович Аяцков находится здесь – он стоял у истоков этого дела, очень трепетно к этой теме относился, хотя самим нам было не так просто. Мы понимали, что нужно оказывать содействие нашим военно-морским силам. А в итоге, смотрите, и Севастополь стал российским. Сейчас у нас есть там крейсер «Саратов»...

– Большой десантный корабль! – хором поправили присутствующие, и в зале раздался смешок.

– Вот если б ты молчала, никто бы не обратил внимание, а сейчас об этом только и напишут журналисты, – попрекнул Ландо за излишнюю педантичность сидящую рядом коллегу по ОП Елену Столярову. Покончив со вступлением, Александр Ландо поторопился на следующее важное мероприятие.

Обама просил, Эрдоган содрогался

Разные были времена, разные события пережил «Саратов». Одну из героических страниц пересказал по памяти главный «шеф» корабля Дмитрий Аяцков: «Могу рассказать, сегодня это больше не секрет: мы с нашим большим десантным кораблем завоевали всю суперсекретную технику американцев. Лично Обама звонил Верховному Путину – «верните». Нет – загрузили, увезли. Это уже сегодня не секрет американский, это достояние нашей разведки, достояние наших технологий оборонных предприятий. Всегда был научный, технический и прочих шпионаж – это нормальное явление».

Вот и сейчас большой десантный корабль с именем нашего города – на ответственном задании: через Босфор следует в Средиземноморье, чтобы доставить боеприпасы для российской авиагруппы в Латакии и сирийской армии. По мнению Дмитрия Аяцкова, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган «включил заднюю скорость» во многом благодаря нахождению в морской акватории недалеко от турецкого берега корабля «Саратов». «И если Эрдоган хочет повторения «ночи длинных ножей», то их ему можно устроить», – пригрозил саратовский экс-губернатор.

Как помочь и не попасться?

Главная идея, прозвучавшая на круглом столе – нынешние связи региона с кораблем слабоваты, а когда-то саратовские делегации, прибывавшие не с пустыми руками, были частыми гостями на Черном море.

«Вот я приехал, спрашиваю: что вам нужно. Они говорят: стиральную машинку. Я говорю: вот вам деньги, купите. А мой преемник, Павел Леонидович Ипатов, приезжал, фотографировался и ничего не делал, – посетовал Дмитрий Аяцков. – Я считаю, что современная власть должна снова буквально жить там. Сейчас у меня нет таких средств, как раньше. Моряки остались один на один с проблемами – надо подставить им плечо, всегда на Руси было принято делиться краюхой хлеба».

Две недели назад, по его признанию, Аяцков стал членом попечительского совета развития Крыма и Севастополя и уже успел отправить туда «полтора десятка наших предприятий, которые там успешно работают». «Эйфория проходит. Люди сталкиваются с повседневными вопросами, и они не всегда приятны для нашего государства, главнокомандующего, президента», – заметил Аяцков.

А еще Дмитрий Федорович предложил назвать именем нашего города одну из десяти подводных лодок, вышедших недавно в Черное море: «Я помню технологию присвоения имени. Нас там все знают и могут пойти навстречу». (На самом деле в 2016 году в состав флота вошла только одна подводная лодка – «Старый Оскол». – Прим. ред.)

«Помогать флоту надо, но вопрос, как это сделать честно – загадка», – обозначили проблему присутствующие. Не раз была упомянута история с занимавшим должность и.о. главы администрации Саратовского района Василием Синичкиным, который собирал средства на помощь кораблю «Саратов» и попал под внимание прокуратуры. «История тогда вышла некрасивая, положила пятно на шефскую работу», – отметила член Общественной палаты Елена Столярова.

Опытом «безопасных связей» с Черноморским флотом может похвастаться администрация Балаковского района, за которым с 2006 года закреплен батальон морской пехоты. По словам представительницы районной администрации, посильную помощь батальону оказывает малый и средний бизнес, администрация напрямую не собирает деньги, а только координирует работу.

Было высказано мнение, что безопаснее всего в благотворительной деятельности действовать все-таки через общественные советы при муниципальных образованиях. А лучше – создать специальный фонд.

Наконец, о нуждах флота спросили у самих моряков. На этот вопрос затруднился ответить капитан II ранга Юрий Шабашев, но зато заразил присутствующих романтикой морских странствий. А Александр Горбунов, заместитель председателя «Саратовского морского собрания», ответил так: «Морякам, которые находятся в длительном плавании, не хватает человеческого тепла. Надо давать концерты. У нас слезы застывали на глазах, потому что нежный женский шепот, голос детей резал по сердцу».

«Саратов» – не для саратовцев

Ответную пользу, которую может извлечь наш регион от дружбы с Черноморским флотом, – патриотическое воспитание молодежи. «Я очень горжусь, что на этот корабль в мое время отправляли трудных детей. Детям шили форму, они жили в казармах, в полевых условиях. И после этого подросток исправлялся, начинал гордиться нашей страной, нашей армией», – снова вспомнил Дмитрий Аяцков.

Рассказали, что недавно возили с концертами студенческий клуб Саратовской государственной академии права. Но председатель «Саратовского морского собрания» Владислав Иванов не одобрил подобные вояжи – возить на флот, мол, нужно тех, кто планирует там служить. Его поправил военный комиссар области Николай Шебанов, объяснив, что выпускники вузов обязаны проходить службу в армии, и некоторые вместо года срочной службы сразу идут на два года по контракту. Именно контрактники с высшим образованием и положительной оценкой медкомиссии имеют больше всего шансов попасть на флот.

За три года область поставила в части Черноморского флота 40 человек в плавсостав и 123 человека – в береговые войска. Не так уж и много. К морю наш регион территориально не близок. Участники круглого стола пожаловались, что саратовцам не удается служить на большом десантном корабле «Саратов». Глава областного военкомата Николай Шебанов пытался объяснить, что призывник может выбрать род и вид войск, но не может выбрать место службы. Распределением новобранцев занимается Черноморский флот, который, как видно из практики, назначает на БДК «Саратов» военнослужащих из других регионов.

Дмитрий Аяцков рассказал, что к нему с просьбой посодействовать обратилась чиновница из правительства области Елена Протасова, сын которой изъявил большое желание служить именно на корабле «Саратов». «Год! Год я просил вас, здесь присутствующих. Постоянно проволочка была. И вот она звонит – ее сына взяли. И вы думаете куда? В Калининград! Вот тебе и все. Возьмешься за дело – а там пустота, одни помидоры», – махнул рукой расстроенный советник губернатора по аграрным вопросам. Николай Шебанов ответил, что парень, дескать, привередливый – отказался от водолазной школы, и уж если не Черное море, то хотя бы Балтийское ему показали.

Когда начали обсуждать создание общественного штаба по шефскому взаимодействию, все еще обиженный Дмитрий Федорович возмутился:

– 80 тысяч? Вам не смешно?!

– Смешно. Но мы пока и такие деньги не можем собрать, – ответили ему общественники и военные.

– Давайте обратимся к Шинчуку, он сейчас директор музея, может, поможет стендами, – предложил кто-то.

– Пошел я. Не мое это, – отказался от участия в работе штаба Дмитрий Федорович и вышел из зала.

А участники круглого стола без него начали обсуждать предстоящее празднование 50-летия большого десантного корабля. «Корабль скоро пойдет на утилизацию. Надо будет подумать, что мы можем от него взять для нашего музея», – вдруг констатировал кто-то из оставшихся. Предложили взять рынду и еще некоторые детали «Саратова».

Что-то грустное и символичное прозвучало в этой идее.

Чей корабль? Ничей? Будет наш!

Большой десантный корабль, носящий имя нашего города, был спущен на воду в 1964 году. Являлся головным в серии из 14 кораблей проекта 1171 «Тапир» (по классификации НАТО – «Alligator»). Они хорошо зарекомендовали себя на боевых службах и за долгие годы эксплуатации совершили много дальних походов. Представить размеры корабля и его характеристики можно на сайте http://www.korabli.eu: «Корабль может вместить груз из 20 боевых танков, или 45 БТРов, или 50 грузовых автомобилей, и 300 человек десанта. Корабль может нести до 1000 тонн различных грузов. На носу находится отсек для бронетехники, и там же располагается десантная аппарель в виде раздвижных носовых и кормовых ворот».

Первое имя корабля – «БДК-10», а в 1967 году его переименовали в «Воронежский комсомолец». С 1994 года, после консервации в Одессе, он стал просто «БДК-65».

«Чей такой корабль?» – якобы спросил, по рассказам участников круглого стола, во время своего визита на Черноморский флот губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков. «Ничей», – ответили ему. «Теперь он больше не ничей!» – постановил Дмитрий Федорович. После этого началась процедура присвоения кораблю нового имени – таким образом он и обрел своего нового опекуна.