«Уважаемые товарищи потомки, роясь в сегодняшнем окаменевшем г...» (окончание)

Оценить
Саратовская область была достаточно широко представлена в Государственной думе шестого созыва: в декабре 2011 года народных избранников от нашего региона было восемь человек.

Начало

Они нас даже не представляют

Какие они, саратовские госдепы?

Саратовская область была достаточно широко представлена в Государственной думе шестого созыва: в декабре 2011 года народных избранников от нашего региона было восемь человек. В апреле 2012-го один из них «отвалился», но семеро прошли этот тернистый путь до конца. И все они были послушными винтиками «взбесившегося принтера». Все, как один, голосовали за принятие самых скандальных законов, в том числе за «закон подлецов».

Анна Мухина

Ольга АлимоваОльга Алимова, партия КПРФ. Член комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей. В Государственной думе активно работала весь срок. Статистика на официальном сайте парламента говорит, что на заседаниях нижней палаты она выступала 37 раз, а с инициативой тех или иных законопроектов выступала 96 раз. Ольга Николаевна сразу взяла с места в карьер: первые ее выступления в Госдуме датированы январем 2012 года, да так, нахрапом, и продолжала работать до истечения срока полномочий.

Антон ИщенкоАнтон Ищенко, партия ЛДПР. Член комитета ГД по бюджету и налогам. Антон Анатольевич – самый разговорчивый депутат, представляющий Саратовскую область в Госдуме. Правда, он до кучи еще имеет связь и с избирателями из соседней Пензенской области. Возможно, количество его речей на заседаниях связано именно с этим – он как бы и за себя, и за того парня. На его счету 252 выступления и 65 законопроектов.

Владимир ПарахинВладимир Парахин, партия «Справедливая Россия». Вы тоже не очень в курсе – кто этот человек? А между тем он единственный из депутатов, представляющих Саратовскую область, совмещает сразу две должности: первого заместителя председателя комитета ГД по земельным отношениям и строительству, а также члена комиссии ГД по строительству зданий и сооружений, предназначенных для размещения Парламентского центра. Такая большая нагрузка не дает Владимиру Вячеславовичу быть активным участником законодательного процесса: он инициировал всего 18 законопроектов. Зато выступал на заседаниях почти в два раза больше – 31 раз.

Ольга БаталинаОльга Баталина, партия «Единая Россия». Председатель комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов. Одна из самых красивых женщин-депутатов в Госдуме, при этом еще деловая и активная. Звезда всевозможных рейтингов Госдумы. Если сравнивать работу Баталиной в Госдуме с работой, например, Антона Ищенко, то можно сказать, что ее девиз – меньше слов, больше дела! Поскольку выступала на заседаниях она всего 59 раз, а вот законопроектов инициировала целых 105.

Николай ПанковНиколай Панков, партия «Единая Россия». Председатель комитета ГД по аграрным вопросам. Этот большой человек, этот видный партиец, активный депутат, как и Ольга Юрьевна, не любит молоть языком на заседаниях. Всего 25 раз он выступал перед своими коллегами по нижней палате федерального парламента. Зато числится среди авторов 108 законопроектов. Многие его инициативы ожидаемо касаются земельных отношений. Но попадается и нетривиальное. Например, законопроект «О внесении изменений в главу 71 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» – об охране интеллектуальных прав режиссеров-постановщиков.

Впрочем, у себя на родине он куда более многословен. Дня не проходит, чтобы местное отделение партии не опубликовало бы комментарий Николая Васильевича по какому-нибудь актуальному поводу. Или два комментария. А то и три.

Василий МаксимовВасилий Максимов, партия «Единая Россия». Член комитета ГД по охране здоровья. Первые четыре года Василий Юрьевич стабильно оказывался в стане главных думских «молчунов»: мало выступлений, мало законодательных инициатив. Но в последний, предвыборный, год этот депутат стал проявлять недюжинную активность: выступает, инициирует, постоянно посещает свой (то есть наш) регион, интересуется проблемами, встречается, дарит и иногда комментирует. В итоге за все время работы в федеральном парламенте он накопил в своей статистике 98 выступлений и 94 законодательные инициативы. Причем законопроекты, где он выступал соавтором, были самые разнообразные – речь шла и о качестве и безопасности пищевых продуктов, и об объектах культурного наследия (в части возможности передачи их в безвозмездное пользование учреждениям образования и науки), и о признания граждан жертвами политических репрессий в случае невозможности проведения проверки материалов уголовных и административных дел. В общем, очень разносторонний депутат.

Валерий ОмельченкоВалерий Омельченко, партия «Единая Россия». Член комитета ГД по промышленности. Попавший в думу случайно, Валерий Викторович традиционно возглавлял почти все рейтинги главных думских «молчунов»: за пять лет на его счету всего семь выступлений на заседаниях федерального парламента и всего семь же законодательных инициатив. Зато в родном регионе он никогда не отказывал СМИ в комментариях и довольно часто приезжал проведать избирателей в свой родной округ. Во всяком случае официальный сайт партии власти регулярно подобную информацию публиковал.

Сергей КанчерСергей Канчер, партия «Единая Россия». Признавайтесь, кто вообще помнит Сергея Васильевича? А то, что он целых четыре месяца был депутатом Государственной думы? Да, такое помнится с трудом: Сергей Васильевич потратился на предвыборную кампанию, избрался в Думу по партийным спискам, а 6 апреля 2012 года его призвали в регион на должность, от которой он не смог отказаться – министра строительства и ЖКХ. Правда, и там он долго не проработал. А теперь и вовсе потерялся из виду. Ах, да, в Госдуме ничего полезного (как и неполезного, что тоже неплохо) Канчер сделать не успел. Это единственный саратовский депутат, не голосовавший за закон Димы Яковлева. Просто потому, что закон принимали уже после того, как Канчер покинул парламент. Выступлений – 0, законопроектов – 0.

Где взять столько тюрем?

Саратовские политологи подводят итоги Госдуме VI созыва и высказывают разное видение будущего созыва

Гульмира Амангалиева

Александр ПантелеевАлександр Пантелеев:

НЕОЖИДАННОСТЕЙ НЕ БУДЕТ

Люди, которые находятся в Думе VI созыва – фактически запрограммированные создания: голосуют за то, что нужно администрации президента или правительству. Я не помню ни одной инициативы в этой управляемой и ручной нижней палате парламента, которая шла бы вразрез с позицией центральной власти. За исключением, может быть, откровенно бредовых идей, которыми Государственная дума VI созыва особенно прославилась. Например, одна из последних законодательных инициатив, рожденных в этом заведении – предложение лишать свободы наркоманов, которые попались третий раз. Где взять столько тюрем? Депутатов совершенно не заботит, как применять законы на практике. Были и другие одиозные законы и законопроекты, о которых мы все знаем. Их обсуждение в Госдуме связано с тем, что об этом судят по депутатской активности и т.д. Я не заметил, чтобы эти законы, принятые Госдумой, как-то повлияли на существующее положение вещей, – Дума со своими законами и реальная российская действительность существуют в параллельных реальностях. Законодательное собрание в нашей стране, увы, совсем не приспособлено представлять интересы народа. Так было, есть и будет, система еще пока не планирует трансформироваться.

Результаты будущих выборов в Госдуму вполне предсказуемы и вряд ли принесут большие неожиданности. Обновление Думы произойдет на 15-30 процентов, но оно будет в рамках того, что называется «партийные проекты». Вряд ли мы увидим в Госдуме новые партии. Речь идет не о том, какие партии пройдут или не пройдут, а о том, какие пропустят, для того чтобы разбавить парламентскую компанию. Вряд ли захотят увидеть в парламенте «Яблоко» – не дай бог, выйдут с какими-то инициативами. Уже Гудковым и Пономаревым наелись. Возможны, впрочем, редкие исключения, которые подтвердят правило. Как сказал Владимир Путин, власть должна обеспечивать две вещи: доверие и стабильность. Вот со вторым у нас, по-моему, полный порядок.

Депутатов Госдумы VII созыва от Саратовской области мы уже знаем. Активно среди единороссов ведут себя те, кого допустили до избрания. Высокое медийное сопровождение всех мероприятий, на которых присутствуют Николай Панков и Ольга Баталина, нельзя не заметить. Начал проявлять активность в последнее время Василий Максимов, хотя его долгое время было не видно и не слышно. Из других парламентских партий Антон Ищенко шумит в Петровском районе, Ольгу Алимову знают и любят коммунисты (интересно, пропустит ли ее Геннадий Зюганов на этот раз). А если спросить людей, кто такой депутат Госдумы от Саратовской области Владимир Парахин – не ответит, по-моему, девяносто девять процентов из ста.

Игорь СеменовИгорь Семенов:

ДУМА VII СОЗЫВА ОБРЕЧЕНА БЫТЬ БОЛЕЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ

Дума VI созыва довела до исторического минимума представительскую функцию законодательной власти в стране, а вместе с ней и ее значимость и самостоятельность. Ее управляемость администрацией президента достигла максимума, а авторитет у избирателей – минимума. Сверхконсервативные депутаты-единороссы VI созыва не только полностью управлялись сверху, но и пытались повысить свою невысокую нужность и значимость тем, что старались угадать нужные охранительные тренды и бежали «впереди паровоза», так что администрации президента нужно было их притормаживать, как в случае с антитеррористическими законопроектами.

Дума VII созыва обречена быть более самостоятельной и представительной в силу возвращения в нее одномандатников, более самостоятельных и крепче связанных со своими территориями и избирателями, нежели депутаты-списочники. В связи с этим, а также с развитием экономического кризиса, можно ожидать частичное возвращение принципиальных думских дискуссий и вообще возвращение в думу политики, фактически изгнанной оттуда. Большее внимание СМИ думе поэтому обеспечено, однако и дискредитация парламентаризма, которая инициируется исполнительной ветвью власти, контролирующей электронные СМИ в России, также вернется на экраны. Так что авторитет новой Госдумы вряд ли сильно возрастет у избирателей, которые продолжат уповать на «царя-батюшку» до тех пор, пока это будет возможным.

Самое интересное, что может произойти в Госдуме нового созыва – это формирование в ней новых фракций и, на их основе, новых политических партий, потребность в новых лицах и идеях сейчас только возрастает. Фракции будут сформированы из одномандатников не прошедших партий и самовыдвиженцев, на осколках «Справедливой России», если она не пройдет, из ОНФ, если «Единая Россия» провалится ниже 45 процентов, из одиночек либералов, и т.д. и т.п. Также интересна внутренняя динамика в КПРФ, которую, судя по всему, ждет на этих выборах громкий успех при голосовании по спискам и на которую будет в связи с этим обращено после выборов повышенное внимание и властей, и элит, и избирателей.

Законы «бешеного принтера»

Дума, задушившая свободу

Эта дума родилась в муках. Первые протесты гражданских активистов начались именно в ночь с четвертого на пятое декабря 2011 года. Протест был против массовых фальсификаций при проведении выборного процесса. Парламент, родившийся во лжи, все свои пять лет положил на то, чтобы сделать жизнь в стране еще более лживой и душной.

Анна Мухина

Госдума и фольклор

В 2012 году депутат нижней палаты парламента шестого созыва от партии «Справедливая Россия» Дмитрий Гудков назвал Государственную думу «взбесившимся принтером». С самого начала депутаты парламента развернули бурную деятельность, с бешеной скоростью разрабатывая и принимая репрессивные по сути своей законы. После третьего такого закона, утвержденного за первые полгода, Гудков не выдержал и наградил госорган ярким эпитетом. Позже в народе он трансформировался в «бешеный принтер». И это гордое звание шло рука об руку с парламентом шестого созыва до самых последних дней. И, наверное, останется в истории для потомков.

Через полгода Владимир Познер оговорился в одном из своих выступлений и назвал Госдуму Госдурой. Оговорка была связана с рассмотрением очередного законопроекта, ограничивающего в России работу журналистов, имеющих гражданство другой страны. Позже Владимир Владимирович извинился за то, что у него невольно (?) вырвалось. Но очередное забавное клеймо приросло к парламенту и на этот раз.

Те самые законы

За что же именно шестая Дума получила такие нелестные названия? За те самые новые законы, которые вдобавок значительно обогатили русский язык. «Больше трех не собираться», «резиновые квартиры», «закон подлецов», «иностранные агенты». Почти каждый раз очередной скандальный законопроект был реакцией на происходившие в стране события.

Закон о митингах («больше трех не собираться») был внесен в Думу 11 мая, через пять дней после событий на Болотной площади. Один из его инициаторов – Александр Сидякин, «Единая Россия». Закон значительно увеличил штрафы за участие в несанкционированных митингах и сделал довольно сложной процедуру получения разрешения на их проведение. Это был один из актов, активно давивших протестное движение в стране.

Закон о «черных списках сайтов». Тем же летом депутаты быстро внесли поправки в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (среди инициаторов – Сергей Железняк, Елена Мизулина, Ольга Баталина – «Единая Россия»). Роскомнадзор получил право досудебной блокировки сайтов, содержащих пропаганду самоубийств, наркотиков и педофилии. С точки зрения ведомства, под пропаганду суицида попадают даже сообщения о самоубийствах на лентах новостей. ИА «СаратовБизнесКонсалтинг», получив предупреждение от Роскомнадзора, одно из сообщений о подростковом суициде опубликовало с полным соблюдением требования законодательства. Выглядело это так: «Одиннадцатиклассница (согласно ст. 15 закона «Об информации», СМИ запрещено размещать сведения о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства) из-за (согласно ст. 15 закона «Об информации», СМИ запрещено размещать сведения о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства)».

«Закон об иностранных агентах». Автор инициативы – Ирина Яровая, «Единая Россия». Принят в 2012 году. По закону, все НКО, ведущие на территории РФ политическую деятельность и имеющие финансирование из-за рубежа, должны получать статус «иностранного агента». При этом сильно повышались требования к финансовой отчетности таких организаций. И НКО было проще самоликвидироваться, чем работать с этим статусом. Под каток попало множество организаций. Например, из-за этого закона молодые российские ученые лишились поддержки фонда «Династия» Дмитрия Зимина, а сам фонд был ликвидирован. В Саратовской области прекратили свое существование как минимум три некоммерческие организации. Никто из них не вел политическую деятельность.

Поправки в закон об «иностранных агентах» продолжают наводить ужас, только теперь уже на благотворительные фонды и организации помощи больным детям.

«Закон Димы Яковлева». Самый страшный закон нынешней думы, именуемый также «законом подлецов». Его инициаторы Екатерина Лахова («Единая Россия») и Елена Афанасьева (ЛДПР). Был придуман в ответ на «список Магнитского» – когда страны Запада запретили въезд на территорию своих стран гражданам России, имевшим отношение к гибели аудитора консалтинговой фирмы Firestone Duncan Сергея Магнитского. Последний раскопал налоговую аферу с участием высокопоставленных российских чиновников и силовиков. Был замучен в СИЗО «Матросская тишина».

Ответом на этот список стал закон, запрещающий американским гражданам усыновлять детей из российских детских домов. Поводом для этого стала гибель двухлетнего Чейза Харрисона (урожденного Димы Яковлева, из Псковского детского дома): отец забыл его в машине на жаре. Десятки российских сирот – тяжело больных малышей, в том числе и тех, кто уже был готов отправиться к нашедшимся в Штатах новым маме и папе, остались в детских домах. Некоторые погибли. Более того, суды отказывают не только американским усыновителям, но даже гражданам России, состоящим в браке с иностранцами и проживающим на территории европейских стран.

Напоследок громко хлопнув дверью

Ирина ЯроваяГосдума утвердила во втором и третьем чтениях «антитеррористический пакет» Яровой

Шестой созыв Государственной Думы заканчивает свою работу. Парламент, который все пять лет заворачивал гайки, кажется, напоследок готов сорвать резьбу. Последний – «антитеррористический» – пакет законопроектов, внесенный депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, трудно оценить иначе.

Анна Мухина

Лучший заголовок на эту тему был, безусловно, у «Газеты.ру»: «Последние дни наступили. С каким результатом «принтер» ушел на смену картриджей». Это последние дни не только для парламента, но и для остатков свободы в российском обществе.

Поправок, имеющих целью защитить граждан страны от террористической угрозы, в самые разные российские законы внесено великое множество. Одну из самых обсуждаемых поправок – о лишении людей российского гражданства, в том числе за работу в международных организациях, – исключили из законопроекта уже ко второму чтению. Это несколько смягчило «пакет Яровой», но не сильно. Остальные нормы остались.

В Уголовном кодексе появилась новая статья – «несообщение о преступлении», оно же недоносительство. Теперь если человек знает о совершении некоего преступления (их перечень есть в законопроекте, в основном это касается преступлений, направленных против целостности нашей страны), то он может лишиться свободы на срок до одного года. Уголовная ответственность по этой статье наступает с 14 лет. И вообще преступлений, за которые уголовная ответственность начинается с этого возраста, теперь станет больше: это в том числе международный терроризм, участие в террористических сообществах, организациях, незаконных вооруженных формированиях, участие в массовых беспорядках, посягательство на жизнь государственного деятеля, угон самолета, поезда или водного транспорта.

Уголовная ответственность, кстати, предполагается теперь не только за организацию и участие в массовых беспорядках, но и за «склонение, вербовку или иное вовлечение» в это дело.

Сотрудников почты обяжут проверять содержимое посылок, чтобы в них не было ничего запрещенного. В списках запрещенного к пересылке: деньги, яды, наркотики, оружие, скоропортящиеся продукты, вещества, которые могут навредить сотрудникам почты или другим посылкам. Прогнав посылку через металлодетектор, просветив ее рентгеном и обнаружив там запрещенный товар, сотрудники почты могут задержать посылку и даже уничтожить ее.

Также в Уголовном кодексе появится новая статья «Акт международного терроризма». Кого обвинят в совершении теракта за пределами России при наличии пострадавших в теракте российских граждан, того и будут по ней судить. За это можно получить пожизненное.

Семь лет лишения свободы можно будет получить за пост в социальных сетях – призывы к террористической деятельности и оправдание терроризма в интернете теперь приравнены к подобным призывам в СМИ.

Конечно же, не обошлось без усиления контроля за интернетом и другими средствами связи.

Операторов «пакет Яровой» обяжет месяцами хранить записи телефонных переговоров и переписку пользователей. Планируется прочитать и зашифрованную переписку. Ну или отказаться от шифрования интернет-трафика совсем. «Для этого депутаты предлагают обязать «организаторов распространения информации», которые используют «дополнительное кодирование» электронных сообщений, предоставлять в ФСБ информацию, позволяющую «декодировать» все, что потребуется. За отказ – штраф: для юридических лиц – от 800 тысяч до миллиона рублей. Поправки сформулированы так, что не вполне ясно, о каком кодировании речь – о шифровании в мессенджерах или о любом сайте с шифрующим протоколом HTTPS», – объясняет «Медуза».

На РБК вице-президент и технический директор Mail.Ru Group Владимир Габриелян объясняет, «почему эти поправки отчасти нереализуемы, а отчасти губительны для интернет-отрасли». Во-первых, это очень дорого: реализация требований, перечисленных в законопроекте, может поставить отрасль на грань выживания. Только на внедрение системы хранения телефонных переговоров и сообщений требуется почти 4 трлн рублей. Столько же понадобится на реализацию депутатских задумок и интернет-компаниям. В итоге компании лишатся прибыли, а бюджет получит дыру, образованную в том месте, куда раньше приходил налог на прибыль. Плюс вырастут цены на услуги связи.

Во-вторых, такие огромные хранилища данных – дата-центры – требуют затрат огромного количества энергии, которой в европейской части России просто нет. В-третьих, закупать оборудование придется у зарубежных компаний, поскольку в России подобное оборудование просто не выпускают. При этом конкурентоспособность российских компаний будет падать. И, в конце концов, с точки зрения борьбы с терроризмом эта мера абсолютно бессмысленна: если злоумышленники будут знать, что все их разговоры записываются, они просто не будут пользоваться российскими сервисами.

И есть еще один интересный момент. При принятии этого закона «юридически будет запрещены все онлайн сервисы, включая сервисы предоставления государственных услуг населению». Об этом пишет на Фейсбуке политик и IT-специалист Леонид Волков: «Широко используемый интернет-протокол HTTPS не позволяет хранить ключи шифрования <...>. Для организации связи между сервером и клиентом HTTPS случайным образом вырабатывает ключ шифрования, пересылает его в зашифрованном виде на открытом ключе с сервера на сервер, организует канал симметричного шифрования между клиентом и сервером для конкретного сеанса связи и выбрасывает выработанный случайный ключ шифрования. Поэтому этот ключ невозможно хранить технически. Протокол HTTPS используется практически везде при организации шифрованного трафика между сервером и клиентом: в интернет-банкинге, при заказах билетов и отелей, в том числе и во всех государственных системах оказания услуг населению и на сервере госуслуг также – https://www.gosuslugi.ru».