Каждый свое налоббировал

Оценить
Каждый свое налоббировал
История о том, как в НИИСХ Юго-Востока все-таки решились побороться за свои земли

Когда в 2010 году у них забрали дальние поля под строительство микрорайона Солнечный-2, они молчали. Когда откусывали понемножку якобы под строительство социального жилья – тоже. Когда власти начали хвастать проектом парка на землях, где десятки лет вели работы селекционеры, – скрипели зубами, но сидели тихо. Но когда появился московский опыт сопротивления, наши аграрные ученые тоже решили дать свой бой. В правительстве Саратовской области не устают повторять, что дело с отчуждением полей под строительство жилья решено раз и навсегда. Но эти заявления могут оказаться опрометчивыми.

Кто-то сильно напортачил

11 июня 2016 года неизвестными лицами были уничтожены посевы озимой пшеницы сорта «Калач 60» на площади 250 квадратных метров. Это были посевы ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока». Ученые института предполагают, что безобразие сотворили работники ООО «Волга-Инвест».

– Почему вы так думаете? – спросила Владимира Нестеренко, который привез нас к участку поля, где верхний плодородный слой земли вместе с колосьями сдвинут бульдозером в отвал.

– Там забор был. И на заборе было написано, что здесь начинается строительство церкви, а ведет это строительство подрядчик «Волга-Инвест». Я комиссию нашу сюда возил – поэтому знаю. Может, конечно, на заборе этом и неправда была написана. Но что прочитал, то и говорю.

На «экскурсии» с нами, кроме Нестеренко, заместитель директора института Сергей Деревягин. Он очень близко к сердцу принимает ситуацию, в которой оказалось научное учреждение. А ситуация эта, образно выражаясь, больше всего напоминает отрубание хвоста собаке не целиком, а по частям, чтобы не так заметно и больно, якобы, было. Когда несколько лет назад у НИИСХ оттяпали 400 гектаров земли, первый шок у аграрных ученых был такой силы, что они лишились и чувств, и воли к борьбе за свое выживание. Они предпочли не бить в колокола. Нельзя, конечно, отрицать «обезболивающего» в виде какого-то материального вознаграждения. Но скорее всего, слишком мощной была сила, решившая передать федеральные земли, которые институт занимал на правах бессрочного пользования, в федеральный фонд содействия жилищному строительству (РЖС). На этих землях сейчас строится микрорайон Солнечный-2.

– То есть эта земля уже точно не ваша? – в очередной раз уточняю у Сергея Деревягина, стоя на разоренном участке.

– Нет. Этот участок входит в те 400 гектаров, что были переданы фонду РЖС.

– А на каких основаниях вы его тогда засеяли?

– Была устная договоренность, что мы будем использовать эти земли до тех пор, пока их не застроят.

И каждый год договоренность обновлялась. Здесь была посеяна озимая пшеница. И через месяц должна была начаться уборка. Мы не против развития города. Но когда договоренности нарушаются, неприятный осадок остается. Семена высококлассные здесь были высажены.

Из акта, который составила институтская комиссия 14 июня, увидев повреждение своих посевов, видно, что пострадал питомник, где работали с семенами озимой пшеницы сорта «Калач 60». В питомниках размножают сорт. То есть, по сути, предполагаемые виновники варварского уничтожения этих посевов из ООО «Волга-Инвест» прервали семеноводческую цепочку. Стройка им (а может, и не только им) показалась важнее.

250 отбульдозеренных квадратных метров, конечно, не такая уж большая площадь. И потеря нескольких тысяч колосков не обернется, надо думать, финансовой катастрофой для института. Но рядом-то есть еще посевы. И нет никаких гарантий, что завтра бульдозер не заведут и в них.

«Принимая во внимание особую значимость проведения научных исследований для развития агропромышленного комплекса Саратовской области и всей страны, рассчитываю на Вашу поддержку и прошу Вас, Валерий Васильевич, взять под контроль по недопущению подобных случаев на данном земельном участке до уборки посевов», – обратился к губернатору области Валерию Радаеву директор ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока» Александр Прянишников. В этом же письме губернатору написано, что семеноводческими посевами пожертвовали ради строительства церкви.

Маленькое отступление про церковное строительство в Саратове

Церковь эта (если строители не соврали, что строить в поле собрались именно храм) будет уже третья для микрорайона Солнечный-2. Такое усердие в возведении культовых сооружений уже не всем в Саратове нравится. На последнем заседании Саратовской городской думы даже возник спор о том, не пора ли притормозить подобные стройки. Как выяснилось – не пора. Храмовое строительство – дело политическое. Храмовому строительству – приоритет.

«Русская православная церковь занимает парковые зоны, детские площадки. Власть на это не обращает внимания», – заявил депутат-коммунист Геннадий Турунтаев. Он допытывался у заместителя главы администрации города Андрея Гнусина, почему в парках и скверах согласовывается строительство культовых сооружений и почему согласователи не прислушиваются к недовольству жителей города. Его коллега по партии гордеп Андрей Карасев привел в пример такое спорное место под объект религиозного культа на улице Тархова. Свои подписи под просьбой не согласовывать выделение здесь площадки РПЦ поставили 500 жителей микрорайона.

«Я обращаюсь к нашему духовенству: не надо людей стравливать между собой – верующих и неверующих, – сказал Андрей Карасев. – Если люди не хотят церковь, не надо ее строить. Есть Конституция РФ, в которой написано, что у нас государство – светское».

Коммунистам тут же напомнили, что они «все храмы уже разрушили в свое время» и что нельзя «на вере всего человечества пытаться сделать себе какие-то дивиденды». Пригрозили тем, что «вам скоро перед богом стоять» и намекнули на то, что уже по-товарищески начали за них молиться. «Храни вас Господь», – смиренно произнес воцерковленный депутат Александр Янклович. И эти его слова внесли смуту в обычно слаженную позицию депутатов из партии «Единая Россия». Виктор Марков предложил не позориться и прекратить лоббировать во властных органах строительство культовых учреждений в зеленых зонах. «Это на самом деле позор для Саратова», – сказал он, не смолчав и о том, что «как себя сегодня ведут люди, которые объявили себя представителями Всевышнего» ему тоже не нравится. Но Марков со своей позицией оказался в меньшинстве. Глава города Олег Грищенко одобрял строительство храмов везде, и в зеленых зонах в том числе. Ничего страшного в этом нет, сказал. Потому что рядом с церковью в зеленых зонах «наркоманов вечером нет и пьяни». И потому что «это очень серьезное украшение для городской архитектуры». И потому что верующие с таким строительством не спорят. А на колени перед Богом и неверующие встают, когда беда приходит.

Тимирязевский пример заразителен

Мы останавливаемся рядом с луговым участком, где сплошь розовыми заплатками накрывает разнотравье мышиный горошек. Это Многолетняя Залежь. Уж не знаю, как правильно, но хочется писать это название именно так – с заглавных букв. Залежь заложена 75 лет назад. Рядом с ней – Бессменный Пар. Тоже красиво звучит такое научное определение. Смысл исследований в том, чтобы понять, как меняется растительность, как восстанавливается почва, как природа регулирует процессы. Все описывается учеными, анализируется, хранится. Но разворачивание жилищного строительства на полях может поставить точку и на этих многолетних исследованиях.

Попытка отстоять право института оставить земли в своем пользовании совпала с двумя событиями. Первое и главное – бунт преподавателей и студентов Тимирязевской академии. Кратко напомню, что в конце марта нынешнего года стало известно о попытке забрать у академии 101 гектар земли под жилищное строительство. Земли, находящиеся в районе станции метро «Петровско-Разумовская», планировалось передать Фонду развития жилищного строительства (РЖС) для последующей передачи застройщикам. Эксперты тут же подсчитали, что на этих гектарах можно построить 2,5 млн квадратных метров жилья и продать их за 200-250 млрд рублей. Лоббисты изъятия земель утверждали, что отчуждаемые земли Тимирязевки «никак не используются и представляют собой пустыри: никаких реликтовых и особо ценных растений, а также строений академии там нет». Восставшие преподаватели и студенты ответили, что в зону отчуждения вошли не пустыри, а уникальные объекты – опытное поле с центром точного земледелия и Мичуринский сад площадью 20 га, заложенный в 1939 году. Петицию в защиту полей академии подписали более 55 тысяч человек. Десять бывших министров сельского хозяйства СССР, РСФСР и РФ в письме к Владимиру Путину подчеркнули уникальность имеющихся у академии земельных угодий и выразили опасение, что их изъятие приведет к прекращению работы старейших в России факультетов зоотехнии и биологии, агрономии и биотехнологии. Точку поставили в ходе «Прямой линии» президента Путина. На вопрос, неужели так необходимо отбирать земли у академии, когда в России остро стоит вопрос импортозамещения и подготовки высокопрофессиональных кадров, Владимир Путин ответил, что «мы договорились о том, что Тимирязевку оставят в покое». «Если эта земля в свое время была предоставлена для исследований, то эта деятельность и должна на ней эффективно осуществляться», – сказал президент 14 апреля 2016 года.

Но в Саратове эти президентские слова услышали не все. 21 апреля в ходе процедуры публичных слушаний была согласована застройка очередных гектаров полей НИИСХ Юго-Востока, в том числе заповедного дореволюционного участка. Замруководителя по научной работе института Сергей Деревягин возмутился на этом заседании планируемым строительством. Сказал, что эти поля в данный момент засеяны и у института будут потери. Его послали к заказчику проекта – правительству Саратовской области. Сказали: «Вашего директора предупреждали уже неоднократно. Вы – государственное учреждение, а государство приняло решение передать эти территории области».

Новая планировка территории части бывших земель ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока» между поселком Северный, микрорайоном «Звезда» и НИИ Юго-Востока предполагает, что западная часть полей станет парком, восточная будет поделена на участки для строительства индивидуальных жилых домов, школ, поликлиник, детсадов, церкви. Центр участка пока останется полями сельскохозяйственного назначения.

Сразу после этого на сайте института появилась петиция, в которой сообщалось, что РЖС и администрация Саратовской области разрушают один из старейших селекционных центров России, основанный более ста лет назад специально для создания засухоустойчивых сортов зерновых культур, которые адаптированы для многих регионов России и Казахстана.

«Эти сорта высеваются на площади более 8 млн га (каждый 10-й гектар пашни России), а сорта просо занимают почти 70% посевных площадей, на которых возделывается эта культура (от Беларуси до Приморья). Эта работа востребована экономикой страны и научным сообществом. Но бездумные правители, наподобие персонажа из басни И.А. Крылова, не желают знать, откуда берутся плоды, которыми они пользуются! Они не понимают, что сорта и гибриды сельскохозяйственных культур, как автомобили и самолеты, живут 10-15 лет, им на смену должны приходить новые, более адаптированные к условиям внешней среды, к новым расам фитопатогенов, созданные на основе новейших достижений генетики и биотехнологии. Но откуда им взяться, если ученых лишат основного инструмента – опытного поля?! Такая практика неминуемо приведет к гибели отечественной селекции и, как следствие, к полной зависимости отечественного сельскохозяйственного производства от импортных семян. Необходимо защитить отечественную селекцию, она еще пригодится России!..» – сообщается в письме. Оно будет отправлено президенту страны, в правительство РФ, на имя руководителя ФАНО, президенту РАН, генеральному директору Фонда РЖС. Если, конечно, наберет 2500 сочувствующих голосов. Пока петицию подписали менее 2000 человек.

Первый комментарий под петицией оставил директор Александр Прянишников: «Россия на своей же территории уже борется за свою экономическую независимость по таким культурам, как подсолнечник, кукуруза, сахарная свекла, имея свои прекрасные сорта и гибриды... В ближайшей перспективе – пивоваренный ячмень... Отбирая 147 га основного селекционного севооборота у института, создают прекрасный плацдарм иностранным корпорациям для таких же шагов практически по всем культурам, выращиваемым в Поволжском регионе (а по данным Россельхозцентра России, в 42-х областях используют потенциал саратовских сортов). Результаты такой экспансии вполне предсказуемы для 30 млн га сельского хозяйства Поволжья и Юго-Востока страны».

Поддержка позиции авторам петиции пришла из Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара, Звенигова (Марий Эл), Архангельска, Омска, Волгограда, Уфы, Энгельса, Покровского (Московская обл.), Тюмени, Новосибирска, Владимира, Пензы, Белгорода, Ялты, Кургана, Безенчука (Самарская обл.), Барнаула, Ульяновска, Балакова, Белинского, Саранска, Симферополя, Краматорска, Алматы (Казахстан), Аделаиды (Австралия), Кельна (Германия).

Призрачный шанс не дать отрезать 145 гектаров

–У института 1,5 тысячи гектаров в бессрочном пользовании. Забрали уже 400 гектаров. В этом году фонд РЖС стал рассылать письма с предложением отобрать еще 145 гектаров. И вот эта ситуация со 145 га попала в резонанс с тимирязевскими событиями, – рассказывает Сергей Деревягин. Объясняет попутно, зачем институту сейчас привлекать внимание к отчуждаемым землям: – Если мы сами себе не поможем, то Москва нам точно не поможет. Москве по большому счету все равно, сколько земли в Саратове и чем она занята.

Мы выезжаем из-за лесополосы (они здесь, надо сказать, шикарные, с высоченными деревьями, ухоженные) – и перед нами открывается захватывающий вид со взгорками и перелесками. И сразу чье-то желание видеть эту красоту из своего домашнего окна становится понятным. Но если включить мозги, то сразу ясно и то, что застрой этот заповедный угол 10-20-этажками – и вся красота исчезнет. И воздух с луговыми и лесными ароматами изменится – на обычный городской.

– То, что ваша земля практически находится в городе, не отражается на составе почвы?

– Роза ветров в сторону Волги сносит смог, – утверждает Сергей Деревягин.

– А если тут всё застроят многоэтажками, роза ветров изменится?

– Смог будет оседать.

– Вам предлагали земли в Константиновке.

– Да. Но там земля – как вот эта лесополоса. 20 лет зарастало там всё. И вы представляете, что нам стоит построиться в Константиновке?

– А состав почвы там похож?

– Да. Наподобие наших почвы. И если бы была реальная возможность переехать, то, может, и не шумели бы мы.

Реальной возможности, конечно, нет. Потому что переехать можно только после строительства ангаров, лабораторий, жилых домов для сотрудников. И все отлично понимают, что денег на это государство не выделит. Оно на технику-то их не выделяет, комбайнам институтским по 40 лет, а замдиректора приехал за нами на разваливающейся «Волге». И значит, Константиновка – это просто формальный повод убить научный институт. Он, конечно, убогий сейчас, жалкий. Но другие институты, работающие в том же направлении, влачат еще более жалкое существование. «У нас худо-бедно 200 научных работников осталось, а у других досокращались уже до 60 человек», – вздыхает Сергей Деревягин.

Кто и как «подъедал» институтские поля

Историю изъятия земель института легко отследить по публикациям в СМИ. Напомню, что в ноябре 2011 года Владимир Путин поручил Фонду РЖС и Российской академии сельскохозяйственных наук выделить земельный участок НИИСХ Юго-Востока под строительство кооперативного жилья работникам социальной сферы и профессорско-преподавательскому составу вузов Саратова.

«Если будет выделена земля и подведены коммуникации, сделано благоустройство, стоимость жилья можно снизить до 16-17 тысяч рублей за квадратный метр», – с удовольствием прокомментировал новость наш видный земляк Вячеслав Володин. Тогда он был заместителем председателя правительства РФ и руководителем аппарата правительства. И Вячеслав Викторович не скрывал, что именно он обратился к Владимиру Путину (тогда – председателю российского правительства) с просьбой рассмотреть вопрос о выделении 50 га из земель НИИСХ Юго-Востока, которые находятся «почти в центре Саратова, рядом с улицей Шехурдина, на границе Кировского и Ленинского районов».

Депутаты облдумы заговорили о том, что на этих землях можно построить настоящий кооперативный «Учительский дом», и решили выделить на проект 92,8 млн рублей. Валерий Радаев, в то время спикер регионального парламента, сообщил, что реготделение партии «Единая Россия» берет проект на особый контроль. Но приглашенные к участию в кооперативе люди побоялись брать ипотечные кредиты. Отсутствие ожидаемых сотен желающих заселиться в «Учительский дом» объяснялось и тем, что у людей не было средств на первоначальный взнос в размере 30 процентов от стоимости квартиры, потенциальный квадратный метр в которой вырос в цене с 16-17 тысяч рублей до 20-25 тысяч.

Потом институтские поля предлагали отдать под индивидуальную застройку многодетным семьям. Сиротам. Другим нуждающимся в жилье эконом-класса группам населения.

В 2012 году не повезло и дендрарию НИИСХ Юго-Востока. Как отмечает блогер Денис Жабкин, в обновленной карте градостроительного зонирования уникальное учреждение «внезапно» «слилось» с прилегающими к нему полями. Новое обозначение зоны аббревиатурой СХ-1 означало разрешение на застройку 1-3-этажными домами...

Бумеранг полетит назад?

В распоряжении редакции оказался проект приказа ФАНО России. В нем обрисован вариант спасения земель НИИСХ Юго-Востока. Для этого их надо признать особо охраняемой природной территорией федерального значения. Для этого придется вспомнить, что у НИИ есть дендрарий, созданный в 1982 году. И площадью этого дендрария нужно обозначить все 1,5 тысячи га, что используются институтом. Если на всей территории Дендрологического парка запретить несанкционированную распашку территории и любые работы, связанные с уничтожением либо перемещением почвенного покрова и другие виды деятельности, влекущие за собой нарушение сохранности ландшафтов, да вообще – любую хозяйственную деятельность, не связанную с выполнением задач Дендрологического парка, то ситуация отыграется назад. И тогда весенние пиар-акции сараевской администрации по привлечению горожан к посадке деревьев для озеленения будущих микрорайонов могут оказаться преждевременными.

Мы продолжим наблюдать за развитием ситуации.