Эти, те или кто-то еще?

Оценить
Кто стоит за событиями в Казахстане в первой половине 2016 года

Представляется, что события в Казахстане заинтересовали и взволновали российских граждан куда меньше, чем борьба за сохранение режима Башара Асада в далекой Сирии. Оно и понятно: российское телевидение, этот великий пропагандист и дезинформатор, из всей череды событий в соседней республике уделило внимание только последним – в Актобе. Бои вокруг сирийского города Алеппо подаются как более важные события, чем те, что произошли в бывшем Актюбинске. Между тем сухопутная граница Российской Федерации и Казахстана тянется почти на шесть тысяч километров, с соседней республикой граничат десять российских регионов. Из них пятьсот километров приходится на границу Казахстана и нашей Саратовской области.

Но что же происходит в Казахстане? Попробуем рассказать о событиях в хронологическом порядке.

А был ли путч?

Официальные органы Республики Казахстан выстраивают свою цепочку событий. 30 января 2016-го по подозрению в хранении и сбыте наркотиков в Шымкенте (Чимкенте), это юг Казахстана, был задержан бизнесмен Тохтар Тулешов. До того пивной король (его главный актив – завод «Шымкентпиво») был известен в основном склонностью к эпатажной роскоши: собственная киностудия (снявшая, правда, один только фильм), «Бентли» и «Роллс-Ройсы», приглашение на семейные праздники «звезд» вроде Тимати и Ивана Дорна.

Помимо этого Тулешов был известен в своей республике как большой друг России. Он в последние годы представлял в Казахстане Союз журналистов России и принимал участие в деятельности «Русской общины в Казахстане». Кроме того, он называл себя председателем Экспертного совета по экономическому сотрудничеству России, Казахстана и Белоруссии, хотя существование такого комитета не имеет официального подтверждения. Также бизнесмен является автором книги «Евразийская интеграция. Построение будущего» (2013 год). «Медуза» приводит цитату оттуда: «Роль В.В. Путина в продвижении России к интеграции на постсоветском пространстве трудно переоценить: его инициативы и решения придают интеграционным процессам новую динамику и рассеивают скепсис в отношении продуктивности интеграционных проектов».

И вот этот человек объявляется заговорщиком, готовившим государственный переворот. Вопрос, в чью пользу готовил переворот Тулешов (если он реально его готовил), остается открытым.

Еще один странный момент: Комитет национальной безопасности Казахстана (КНБ) объявил об аресте остальной группы заговорщиков 6 июня – на следующей день после трагических событий в Актобе. О прямой связи боевиков и «заговорщиков» прямо не говорилось, она как бы подразумевается. Среди арестованных по делу Тулешова самая значительная фигура – бывший первый заместитель генерального прокурора Казахстана Ильяс Бахтыбаев, ряд высокопоставленных сотрудников МВД и военных. КНБ также сообщил, что из тайников изъято значительное количество оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, которые заговорщики планировали использовать для «насильственного свержения власти».

Дистанционное управление

Итак, по версии казахстанских чекистов получается, что Тулешов, к началу событий в Актобе уже четыре месяца находившийся в следственном изоляторе, имел непосредственное отношение к атаке боевиков. Больше того, пивного короля официально обвиняют в финансировании протестов против земельной реформы. Эти выступления произошли в крупнейших городах республики в конце апреля – начале мая. Но тут, как говорится, есть нюансы. Самые масштабные акции прошли на западе: в Актау (побережье Каспийского моря), Атырау (бывший Гурьев), Актюбинске и Уральске. Все эти три региона находятся на другом от Шымкента краю огромной страны. Если – по версии КНБ – Тулешов собирался захватить власть в районах Казахстана, граничащих с Россией, то почему разместил «штаб заговора» на границе с Узбекистаном? Каким образом директор пивзавода вместе с военными на юге собрался захватывать власть на другом конце республики – знает только КНБ.

Многие казахстанские наблюдатели видят в попытке КНБ объединить громкие дела в одно стремление отчитаться о масштабной победе. Некоторые наши коллеги допускают, что КНБ мог предотвратить последние выступления, но не сделал этого, дабы получить повод для закручивания гаек. Казахстан, как Россия и другие страны, чья экономика построена на продаже углеводородов, находится в кризисе. Масштабные протестные выступления весьма вероятны. Так почему бы под видом борьбы с терроризмом не получить дополнительные полномочия для силовых структур. И к тому же появилась и была использована возможность увязать в одно целое мирные протесты против непопулярной земельной реформы и вооруженные выступления религиозных фанатиков. По крайней мере, участники событий в Актобе официально так названы. И совсем уже непонятно, что может связывать Тулешова, абсолютно светского человека и даже плейбоя, с религиозными экстремистами.

Казахстанские журналисты и политологи отмечают, что власти и правоохранительные органы страны не дают ответа, почему именно на западе страны появились салафитские ячейки. Приверженцы агрессивных религиозных течений появляются, как правило, в бедных регионах. А на западе Казахстана – центр нефтедобывающей промышленности, и это, скажем так, более светская часть страны. Так откуда в регионе появилось большое число агрессивных исламистов? Власти ответа не дают. Вполне вероятно, потому, что сами этого не понимают. Попытка спецслужб страны успокоить население разоблачением масштабного заговора в стиле НКВД делает ситуацию еще более опасной. Вместо борьбы с реально существующим подпольем «органы» рапортуют общественности и верховному руководству об успешном спасении отечества от внутренних противников.

Еще о фигуре Тохтара Тулешова, который, как представляется, элементарно стал жертвой обстоятельств. Казахстанский политолог Досым Сатпаев рассказал сайту «Открытая Россия»: «Тохтар Тулешов никогда не скрывал своей пророссийской ориентации, он позиционировал себя как ярый сторонник сближения с Россией. Когда его арестовали, у меня возникло подозрение, что речь шла более о политической составляющей, хотя изначально предполагалось, что у него просто хотят отжать бизнес, поделить его активы, – а он действительно был очень богатым человеком на юге страны. (Деталь, показывающая, как много общего у наших стран, достаточно вспомнить историю с «Башнефтью» и Владимиром Евтушенковым. – Д.К.)

Политические мотивы его ареста связаны не только с тем, что он активно себя позиционировал как агент влияния России, а в большей степени даже с тем, что не так давно он пытался создать общественно-политическое движение в Казахстане. Движение называлось «Удеу-Орлеу», оно должно было в предвыборное время «сплотить народ против происков Запада». Проблема в том, что он не согласовал движение с руководством страны, а в Казахстане так делать нельзя.

Власть восприняла это как попытку поиграть в политику, а политика – это монополия президента и очень ограниченного круга лиц. Кстати, свинью ему еще подложили коллеги из России, которые написали письмо в его поддержку. В нем указано, что господин Тулешов как настоящий патриот Казахстана пытался создать движение, которое хотело открыть филиалы во всех регионах страны. Составители не учли, что это отягчающее обстоятельство, дополнительный минус для Тулешова».

Торфяной пожар в степи

Мы уже говорили, что события в соседней стране не вызвали большого интереса российских СМИ и политологов. Да, террористическая атака, а где их сейчас не бывает? География широка – от Афганистана до Франции и США. Хотя были и другие мнения. Известный политолог либеральных воззрений, находящийся сейчас в эмиграции, Андрей Пионтковский даже предположил, что Россия может вмешаться в события, происходящие в Казахстане, что будет «величайшей глупостью» и приведет к жесткой ответной реакции Китая. «Кремль сейчас в таком состоянии, что действие может быть самое неожиданное». И предполагает в дальнейшем совсем уж тревожное развитие ситуации. «Я убежден: если Москва полезет в Казахстан под предлогом защиты русского населения, она натолкнется на очень жесткое сопротивление Китая. Если они совсем безумные, пусть попробуют, но немедленно получат по зубам от Китая такую «ответку», на которую Запад никогда не решится». Возможным подтверждением своего предположения Пионтковский считает слова спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко: «Это очень тревожное заявление. Все что угодно можно изобразить как угрозу для русского населения, чтобы защищать его всякими «зелеными человечками», – сказал эксперт.

Валентина Матвиенко в последнее время сделала немало громких заявлений, а вот те слова, которые так встревожили Пионтковского: «Русские люди, русская культура становятся объектом притеснений и гонений. Можно привести массу примеров ущемления законных, предусмотренных международным правом интересов русских людей за рубежом в области языка, культуры, образования. Мы знаем, что происходит в этой сфере в Латвии, Эстонии, на Украине, в ряде других государств». Собственно, спикер указала страны, которые ее беспокоят, и в свою очередь уже слова Матвиенко вызвали обеспокоенность в Прибалтике. Ведь все уже знают, как Россия может защищать русский язык – Донбасс тому примером.

Эксперты, отслеживающие ситуацию, обращают внимание на то, что президент Казахстана Назарбаев был единственным иностранным лидером, прилетевшим на парад 9 мая этого года – сразу после массовых акций против земельной реформы. По их мнению, Назарбаев вполне мог заручиться поддержкой Владимира Путина в случае обострения обстановки и, по меньшей мере, продемонстрировал, кто его союзник.

Противоположной точки зрения – о вмешательства в дела Казахстана американских империалистов – придерживается лидер ультрапатриотической Партии Великое Отечество (ПВО) Николай Стариков. Дескать, американцы стремятся организовать в республике цветную революцию и отделить Россию от Средней Азии. Для лучшего понимания, кто такой Стариков, надо сказать, что его соратником является лидер национально-освободительного движения госдеп Евгений Федоров. Они вместе организовывали Антимайдан.

Была и еще одна интересная история. На сайте оренбургского правительства появился отчет о некоем заседании регионального правительства. Тамошнему губернатору Юрию Бергу были приписаны следующие слова: «Казахстан, с которым мы всегда старались поддерживать дружеские и добрососедские отношения, показал свое истинное лицо, на котором теперь отчетливо проступил звериный оскал русофобии и национализма. Но мы уже научились извлекать пусть и горькие, но уроки из современной истории. Мы будем действовать четко и слаженно, чтобы противостоять новым угрозам. И мы готовы ответить на провокации казахских нацистов и их заокеанских кукловодов».

Через несколько часов выяснилось, что пламенная речь губернатора – результат хакерской атаки.

Толкование ситуации от самого Назарбаева появилось спустя три дня после событий в Актобе и не содержало принципиально новых моментов.

«По имеющимся данным, террористический акт организован приверженцами радикальных псевдорелигиозных течений, инструкции они получили из-за рубежа. Пользуясь либеральностью государственной политики и наших законов, кое-кто захотел проверить государственную власть на прочность».

Далее последовали рассуждения о вреде «цветных революций». И ситуация окончательно стала неясной: цветные революции – это Грузия, Украина. События же в Казахстане больше напоминают так называемую «арабскую весну», когда в ряде стран исламистам удалось возглавить абсолютно мирные протесты против коррумпированности власти.

И еще одна заставляющая задуматься деталь: ни одна из известных террористических организаций не взяла на себя ответственность за события в Актобе, хотя обычно они приписывают себе любое чрезвычайное событие.

О ситуации в Казахстане согласны были рассказать многие саратовцы, так или иначе связанные с этой страной. Но все – на условиях анонимности, что в свою очередь говорит об уровне свободы мнений в соседней стране. Зато мы получили возможность, объединив эти рассказы, представить их общий вывод.

Казахстан – огромная, но малолюдная страна. Население – около 15 миллионов, почти четверть составляют молодые люди до 25 лет. Экономика, особенно в сельских районах, в упадке, что заставляет молодежь перебираться в крупные города. Но и там они не находят себе применения. С работой трудно, чиновничьи и другие теплые места давно расписаны по наследству. (Примерно схожая с нашей картина.) Весь этот слой не жил в Советском Союзе, не испытывает к нему, в отличие от старших поколений, никакого уважения. Наоборот, их влечет все родное: свой язык, своя культура, свой менталитет. Одновременно возникает отторжение того, что было до них, в том числе русского языка и русской культуры. Детская болезнь шовинизма – так примерно можно сказать о взглядах этой группы. Но подчеркнем: тот факт, что в большинстве своем они не могут найти себе применения в жизни страны, может подтолкнуть их к крайним мерам.

Уже упоминавшийся нами политолог Досым Сатпаев сравнил политическую жизнь Казахстана с торфяным пожаром: сверху все спокойно, но внизу уже горит.