В ожидании оценки

Оценить
В ожидании оценки
Драматургам и режиссерам пришлось идти к спектаклям через эскизы

Театральные события не отпускают Саратов. На минувшей неделе состоялся показ эскизов к спектаклям, готовившимся в Театре драмы в ходе всероссийского семинара молодых драматургов «Авторская сцена-2016». Мы сходили на семинар.

Первое и самое главное – в отличие от привычной «Четвертой высоты», что ежегодно проходит в ТЮЗе, «Авторская сцена», увы, разовое мероприятие. Вернее, не разовое, но каждый раз оно проводится в новом городе. Не последнюю роль в проведении «Авторской сцены-2016» именно у нас сыграл ее ведущий – писатель Алексей Слаповский, что и не скрывалось на предварявшей мероприятие пресс-конференции. Надо заметить, что сроки семинара были обозначены как 1–10 июня, но по факту для обычного зрителя все началось 7 июня, когда готовившиеся эскизы впервые показали публике. Что за эскизы и что за публика? Во-первых, в отличие от «Четвертой высоты» «Авторская сцена» работает только с молодыми авторами со всей России. Их пьесы ставят профессиональные российские режиссеры. Но задействуются в спектакле только местные актеры. Сроки на разработку и презентацию эскиза небольшие – всего неделя. За это время приходится решать не только вопрос с тем, как переложить текст в спектакль, но и что должно остаться от оригинала – некоторые сценарии, как выяснилось, претерпели значительную редакцию. Что, впрочем, не обязывает автора оставлять правки – принимающий семинар театр может ввести в будущем в репертуар игравшиеся пьесы, а может и не ввести. В прошлом году театр Улан-Удэ взял на вооружение четыре постановки из шести, но, как заметили организаторы, это исключение из правил.

Посетить «Авторскую сцену» может каждый. Единственное, что может помешать вашему приходу – это размеры помещения: так, на открывавший семинар спектакль «Блаженны» нашего земляка и актера Театра драмы Игоря Игнатова не сумели попасть даже некоторые журналисты. Тем не менее показалось, что обычного зрителя, к сожалению, на семинарах было не так уж много.

Игра и «Игра»

Если в Улан-Удэ четыре эскиза выросли в спектакли, то сколько работ дозреет до этого состояния в Саратове, покажет время, так что стоит присмотреться ко всем. Четыре из шести спектаклей шли на Малой сцене. Еще два – в маленьком музее театра и в фойе на втором этаже. Надо отдать должное режиссерам – несмотря на непривычную и, на первый взгляд, неудобную площадку они сумели использовать ее потенциал. Например, Андрей Любимов из московского театра «АпАРТе» умело воспользовался лестницами фойе – герои пьесы Тимура Боканчи «Убей меня, друг!» постоянно бегают туда-сюда. Поводов хоть отбавляй – главного героя (его играет студент театрального института Александр Островной) собираются убить за долги, и он решается «достойно» умереть – то от рук друга (студент Илья Кузнецов), то от рук любимой женщины (Александра Коваленко). Вот только они не сильно горят желанием его застрелить. Разумеется, это абсурдистская комедия, которой, как было замечено театралами на обсуждении, нужна еще доработка.

Обсуждение эскизов – непременный и не менее значимый, чем показ, элемент семинара. В отличие от «Четвертой высоты», где нередко высказываются зрители, в ходе «Авторской сцены» сохранялась более камерная обстановка – в основном слово держали театральные критики и режиссеры. И обсуждали они не только – и порой не столько – спектакли и игру актеров, сколько сам текст, послуживший основой. На это постоянно напирал и Алексей Слаповский.

Нередко обсуждение эскизов по времени могло превосходить хронометраж самой работы. Так, например, случилось с «Рвущейся нитью» Данилы Чащина (Центр имени Вс. Мейерхольда) по пьесе Алексея Зайцева. Эта постановка – редкий на сцене театра жанр психологического триллера. К главному герою (и снова студент – Никита Кузин), который даже не помнит, как его зовут, друг за другом приходят разные люди, и у каждого своя история о нем. Ко всему прочему и лечащий врач (Игорь Баголей) совсем не торопится прояснять ситуацию. На обсуждении эскиза Андрей Любимов верно заметил, что этот спектакль во многом напоминает знаменитый фильм Дэвида Финчера «Игра», хотя в работе Зайцева и Чащина акценты смещены на другое. Более часа шло обсуждение, и авторам давали много дельных советов, однако можно сказать уже сейчас, что и в виде эскиза «Рвущаяся нить» – чрезвычайно интересная работа, которая точно не затерялась бы в репертуаре театра. Потенциал у нее есть. Кстати, любопытный факт – Алексей Зайцев стал первым драматургом, во второй раз попавшим со своей пьесой на «Авторскую сцену». За многие годы существования семинара подобных случаев не было.

Два в одном

Дарья Федосеева из Санкт-Петербурга – самый молодой драматург семинара, ей 25. А произведения ее и вовсе «юношеские» – «Спичка» и «День рождения» были написаны, когда ей было 18 и 20 лет соответственно. Первые драматургические опыты попали на «Авторскую сцену», в отличие от текстов Зайцева, не в разные годы, а в один. Более того, они были сыграны одновременно – за что спасибо режиссеру Максиму Николаеву, верно заметившему сходство тем. Как же это выглядело?

На сцене четыре актера, две пары. Эти пары не пересекаются сюжетно, но спектакль то и дело переключается с одного произведения на другое. Андрей Седов и Ирина Искоскова играют стремительно теряющих чувство влюбленности людей. Это «Спичка», и именно с короткой жизнью огонька сравниваются страсти в этой поэтической части спектакля. «День рождения» куда более реалистичная вещь. Молодой человек (Максим Локтионов) пытается поначалу издалека намекнуть матери (Светлана Москвина), что ей неплохо бы пройтись-прогуляться или сходить в магазины на его день рождения, пока они с друзьями будут отмечать. Потом он уже проговаривает свою просьбу прямым текстом, что, разумеется, выливается в ссору и неприятные последствия. На первый взгляд, обычная бытовая ситуация, конфликт отцов и детей. Но в стыке со «Спичкой» складывается интересный рассказ.

Тимур Боканча на обсуждении говорил, что для него это спектакль о том, как ужасны мужчины. По иронии судьбы, женщины с ним соглашаться не стали, для актрисы и театрального педагога Риммы Беляковой, напротив, «День рождения» наглядно показал эгоизм матери. Ее тезка, знаменитый театральный критик Римма Кречетова рекомендовала не делать скоропалительных выводов по отношению к героям. Римма Павловна говорила на семинаре достаточно редко, но когда она брала слово, все слушали – ее порой парадоксальные, на первый взгляд, выводы вскрывали новые пласты смыслов в эскизах.

В финальном эскизе – «Арчи и Кэт» Ольги Харитоновой по Димитрию Учанеишвили – тоже схожая структура: снова две пары актеров, которые общаются лишь друг с другом (формально в спектакле задействованы пять артистов, но роль пятого эпизодична, зато в отличие от «Спичек»/»Дня рождения» здесь в основе лежит одно произведение). Граница в общении между этими парами подчеркивается даже скудной сценографией: собственно, Арчи и Кэт сидят за столом с красной скатертью и держат в руках листы с текстом, а детективы сидят за столом с белой скатертью и читают с ноутбуков. Да, «Арчи и Кэт» – единственный эскиз, где не столько играли, сколько читали. За что, кстати, никто не ругал – и дело даже не в том, что такой объем текста элементарно сложно выучить в сжатые сроки, а потому что «Авторская сцена» – это семинар в первую очередь о драматургии, а не о спектаклях, и как признался на обсуждении Слаповский, ему не хватало такого формата в течение всего мероприятия. А еще он заметил, что этот эскиз стал идеальным окончанием семинара, потому что таких диаметрально противоположных оценок не вызвала больше ни одна работа: кто-то говорил, что видит пьесу Учанеишвили в кукольном театре, а кто-то – что вообще не представляет, как ее ставить. «Арчи и Кэт» – спектакль о смерти любви и о том, как внешние преграды убивают все чувства. Это и спектакль о цене слов и о возмездии.

P.S. Сразу после финального обсуждения прошла пресс-конференция, на которой анонсировали грядущий конкурс конкурсов драматургов «Кульминация». «Грех не собрать сливки с более десятка конкурсов драматургии и не свести их в некий единый шорт-лист... Мы на базе СТД (Союза театральных деятелей. – Прим. авт.) осенью позовем чудесную новую молодую яркую или известную труппу и послушаем пять пьес... На читках будут присутствовать социологи, политологи и другие специалисты. Не знаю, пустим ли туда профессиональных политиков... Я не специалист в драматургии, мое дело – помочь профессионалам. Наш фонд видит общественную задачу в том, чтобы продвигать пьесы, в которых видят описание или знак эпохи. Мы хотим показать пьесы года и сказать, что так выглядит наша страна и наши пьесы. Хотим мы того или нет», – объяснял специально прилетевший для этого председатель президиума Фонда развития современного искусства Иван Демидов.