Ольга Пицунова: «Кумыска – это наш Сочи»

Оценить
Ольга Пицунова: «Кумыска – это наш Сочи»
Вокруг Кумысной поляны в последние годы сломано немало копий. Где проходят границы природного парка, где можно вести строительство, а где нельзя, какие территории Кумыски застроены незаконно, почему нельзя вести строительство на территории лагеря...

Вокруг Кумысной поляны в последние годы сломано немало копий. Где проходят границы природного парка, где можно вести строительство, а где нельзя, какие территории Кумыски застроены незаконно, почему нельзя вести строительство на территории лагеря «Лесной»? Все эти вопросы пока остаются без ответа. Но город все больше и больше вторгается в этот уникальный городской лес. На публичных слушаниях 8 апреля, где обсуждались изменения в правила землепользования и застройки (ПЗЗ), общественники пытались «отбить» Кумыску у чиновников. Эколог Ольга Пицунова требовала от администрации, чтобы вся Кумысная поляна имела одну зону – «особо охраняемая территория» без заплаток других цветов, и чтобы зону эту вернули в границы 2012 года. Мы решили расспросить Пицунову – почему именно это решение кажется ей наиболее верным, что будет с детскими лагерями отдыха, если территорию Кумысной поляны признают городскими лесами со всеми положенными ограничениями, и для чего вообще городу нужен этот лес?

– Ольга Николаевна, насколько я понимаю, сейчас Кумысная поляна является особо охраняемой природной территорией (ООПТ). И в администрации города, и в областном министерстве природных ресурсов говорят, что оградить лес от строителей поможет охранная зона вокруг нее?

– Статус ООПТ у Кумысной поляны есть с 2007 года. А границы определены в 2009 году. Де-юре. Но на кадастр она как ООПТ еще не поставлена, а после межевания, проведенного в 2012 году, границы Кумыски вообще стали «плавающими» и не совпадают с официально установленными. Охранная зона привязывается к границам ООПТ, и пока нет четких границ территории – охранная зона не поможет.

– Как так получилось?

– В 1991 году был образован лесопарковый лесхоз «Кумысная поляна», а в 1994 году ему была предоставлена в бессрочное пользование фактически занимаемая территория. Через какое-то время российское правительство озаботилось тем, чтобы в стране было как можно больше ООПТ, поскольку это один из показателей развития региона. В 2007 году губернатор Павел Ипатов (удивительно, он был губернатор-атомщик, но действовал правильно) присвоил Кумысной поляне статус «памятника природы» – это особо охраняемая природная территория, но самого низкого ранга.

– По памятнику природы какие есть ограничения?

– Такие же, как и по остальным ООПТ. Там нельзя делать ничего, что оказывает негативное воздействие на парк: препятствует сохранению биоценоза, изменяет гидрологический режим, способствует тому, что уходят родники.

– Зачем нам вообще родники, мы же воду из Волги пьем?

– Воду, которую мы пьем из Волги, вообще-то пить нельзя. Чтобы это понять, ее достаточно просто понюхать, ну или заглянуть в чайник, в котором долго кипятили водопроводную воду. В воде из-под крана много хлора, и при этом у нас такие коммуникации, что хлорируй ее, не хлорируй, пока она дойдет к нам по трубам, то никакие фильтры нас от загрязнений не спасут. А в родниках вода проходит сквозь природные фильтры – разные слои почвы. Это во-первых. А во-вторых, родники – это живая вода, природная, а у всего живого есть какие-то свойства, которые и нам помогают жить, выживать. Вода из-под крана – это мертвая вода.

– Давайте вернемся к истории статуса Кумысной поляны...

– В августе 2008 года распоряжением правительства Саратовской области был образован природный парк в границах территорий, ранее предоставленных лесопарковому лесхозу. А уже в марте 2009-го утверждены границы и режим природного парка Кумысная поляна. К этому документу прилагалась схема парка и координаты поворотных точек, которые соответствовали тем же координатам, которые были у лесхоза. Заново никто ничего в 2009 году не мерил.

– Интересно было бы посмотреть на карту лесхоза.

– Это была не карта, а материалы землеустройства. Но их, я так понимаю, уже нет, хотя должны были храниться в дирекции лесопарка. По крайней мере, нам они недоступны. На сегодняшний день у Кумысной поляны есть статус природного парка, есть правоустанавливающие документы с границами и координатами поворотных точек. Но природный парк не поставлен на кадастровый учет и в перечне природных парков РФ его поэтому тоже нет. И с этими границами можно делать все что угодно.

По идее, комитет по экологии, который сейчас превратился в министерство природных ресурсов, еще в 2009 году должен был выставить вешки по координатам поворотных точек, чтобы обозначить границы природного парка на местности. Но этого сделано не было.

– И тогда же должны были обозначить охранную зону вокруг Кумысной поляны?

– Да, но это отдельный вопрос. Мы, экологи, долго добивались постановки Кумыски на кадастровый учет как ООПТ. Но нам все время говорили – нет денег, нет денег. Но на то, чтобы провести межевание внутри природного парка, деньги нашлись.

– Что за межевание? Мне в министерстве природных ресурсов рассказали, что межевание земельных участков – это прерогатива города.

– Территорией, с того момента как она стала ООПТ, может распоряжаться только область. Город не имеет права лезть туда никак.

– А почему же тогда Кумыска присутствует на карте ПЗЗ? Откуда там зоны общественно-деловой застройки ОД-5 под лагерями?

– Это нарушение сразу нескольких федеральных законов. С момента присвоения Кумыске статуса «природный парк», то есть с 2007 года, на всей его территории перестают действовать и не устанавливаются градостроительные регламенты, в том числе нельзя устанавливать территориальные зоны. А правила землепользования и застройки Саратова были приняты в 2008 году. То есть комитет по архитектуре администрации города не имел права устанавливать территориальные зоны в границах Кумысной поляны, тем не менее в течение семи с половиной лет он это делал. И на карте градостроительного зонирования территория Кумыски украшалась цветными заплатками – ОД-5 и даже Ж-3 (это жилищное строительство средней этажности). Алексей Шушарин (начальник отдела перспективного градорегулирования и планировки территорий комитета по архитектуре администрации Саратова. – А.М.) мне возражает, что там, где есть зона Ж-3, рядом с Андреевскими прудами, стоит старый дом средней этажности. Поэтому они его так и обозначили. Но это неправильно. Это же означает, что дом могут снести, а на его месте выстроить еще что-нибудь, хотя капитальное строительство на ООПТ запрещено. На слушаниях мы добивались, чтобы зона Р-3.1, которой обозначена на карте Кумысная поляна, осталась зоной ООПТ, а зона Р-3 осталась зоной городских лесов. Городские леса выполняют защитную функцию. Собственно, зона Р-3 – это предтеча охранной зоны, которая должна быть вокруг природного парка. Она регулируется не только Градостроительным кодексом, но еще и Лесным. А по Лесному кодексу, границы городских лесов, так же, как и зоны зеленых насаждений внутри городов, не могут меняться в сторону уменьшения площади. Но они сделали финт ушами и назвали зону Р-3 «рекреационно-ландшафтной», а про такую ни в одном законе ничего не сказано и нет никаких ограничений.

– Хорошо, допустим, ограничения заработали. Что тогда будет с детскими лагерями отдыха, дачными кооперативами и прочими лыжными базами? Администрация упирает на то, что они выпадут из правового поля.

– Для действующих лагерей угрозы никакой. Стенания Гнусина (Андрей Гнусин – заместитель главы администрации муниципального образования «Город Саратов» по градостроительству и архитектуре. – А.М.) на тему «где же будут отдыхать наши дети?» абсолютно необоснованны. В состав ООПТ могут входить земли разных собственников – хоть дача, хоть лагерь, хоть лыжная база. Самое главное – не нарушать режим и не вести капитального строительства. На Кумысной поляне, как в природном парке, можно проводить зонирование, но не территориальное, а функциональное.

– То есть?

– Можно выделять зоны особой охраны – там, где нога человека ступать не имеет права, природовосстанавливающие или средозащитные, а также рекреационные – для детских лагерей отдыха уже действующих или новых. Да, капитального строительства там вести нельзя, но у нас почти все лагеря – это времянки. А возведение временных сооружений допускается, и если применять новейшие природозащитные технологии, то можно такие временные сооружения сделать – любой «дворец» обзавидуется. Но я что-то не помню, чтобы хоть один новый лагерь детского отдыха на Кумыске за последние десять лет кто-то захотел организовать. Властвует разрушение. Порой с последующими изменениями зоны и застройкой...

– И кто должен заниматься функциональным зонированием?

– Министерство природных ресурсов и экологии.

– Вы сказали, что минприродресурсов проводило межевание. Это не то же самое?

– Нет. Я вот вам сейчас здесь нарисую (берет лист бумаги и схематично рисует первоначальные границы Кумысной поляны. – А.М.). Вот у нас Кумысная поляна. А вот так (рисует вторую границу, слегка отступая от границ первого варианта. – А.М.) они провели межевание. Здесь поменьше отступили, здесь побольше, тут кусочек откусили, там отхватили. В Заводском районе наоборот – прибавили пустырь. Но без леса. А в Ленинском участки с лесами вывели за границы межевания. И всю территорию парка они зачем-то поделили на много-много участков. Зачем, если по закону земли ООПТ не подлежат хозяйственному обороту? По сути дела, это межевание в 2012 году было сделано не для того, чтобы поставить Кумысную поляну на кадастровый учет как ООПТ и защитить ее, а для того, чтобы предоставить правовую возможность распоряжаться земельными участками по своему усмотрению. И теперь город считает границами парка те границы, которые были «отмежеваны» в 2012 году. Хотя они не соответствуют официально определенным постановлением правительства области границам парка, то есть не имеют правовой силы.

– А самостоятельно найти границы Кумысной поляны по координатам поворотных точек вы не пробовали? Чтобы уже предметно разговаривать с администрацией города, министерством и, возможно, природоохранной прокуратурой?

– Пробовали. Мы собирали молодежь, чтобы пройти по границам с навигаторами. Но проблема в том, что в постановлении правительства эти точки указаны в одной системе координат, а навигаторы работают в другой. Перевод координат поворотных точек из старой системы в новую министерство природных ресурсов сделало только сейчас. Но эта информация пока недоступна, поскольку она даже в кадастровую палату не поступила. Мы ее, конечно, запросили, в министерстве обещают, что как только ООПТ Кумысная поляна будет поставлена на кадастр, доступ к данным будет открыт. Правда, мы уже знаем, что в минприродресурсов отошли от схемы природного парка, утвержденной в 2009 году. «Пришлось, – как написал нам министр Соколов (пришлось!!!), – «скорректировать схему», поскольку она была неточна».

– Но вокруг новых границ все равно рано или поздно будет установлена охранная зона, так ведь?

– С охранной зоной тоже много непонятного. Вообще она существует для того, чтобы сохранить природные парки от вредного воздействия городов и цивилизации. Но жестко фиксированная охранная зона есть только вокруг национальных парков, а вокруг остальных ООПТ ее размер остается на усмотрение региона. У нас шесть ООПТ только в Саратове. У четырех из них охранная зона равна нулю. Где гарантия, что с Кумыской не поступят так же?

– Администрация утверждает, что строительство на 2-й Дачной, на улице Лесная республика – законное. Ну подумаешь, построили близко к лесу, что мы теряем? Это же хорошо для тамошних жителей – дома практически в лесу, свежий воздух, экология?

– Вот как раз на примере 2-й Дачной и видно, чем это плохо. К новым домам надо подвести коммуникации, дорогу, линию электропередач, газопровод. Между жилыми домами и лесом должен быть разрыв – это требование пожарной безопасности. Это означает вырубку деревьев. У ЛЭП, дороги, газопровода тоже есть охранная зона.

– А зачем нам этот лес? Тот же Андрей Гнусин утверждает, что зеленых насаждений в Саратове вполне достаточно – мы укладываемся во все нормы.

– Во-первых, про достаточность зеленых насаждений – это абсолютное вранье. Во-вторых, Кумысная поляна – это наш Сочи: место отдыха горожан, куда мы можем выехать, чтобы глотнуть свежего воздуха, погулять по лесу, отдохнуть от города. И если это будет не Кумысная поляна, то ехать нужно будет далеко. А те, у кого нет машины, куда поедут?

– Сколько времени вы уже потратили на борьбу за саратовский лес?

– Этим вопросом я плотно занялась как раз в 2008 году, когда город утвердил правила землепользования и застройки.

– А не хочется бросить все это?

– Хочется. Но нужен кто-то, кто бы подхватил это знамя. Пока такого человека нет. К сожалению, экологическое движение в Саратове успешно развалено: все старые экологические организации дезактивированы в той или иной степени. Мою организацию признали иностранным агентом, и нам пришлось ее ликвидировать. Закрылся «Союз охраны птиц России». Практически выбыли из актива создатели Союза юных экологов. Теперь у нас на глазах растут молодые организации комсомольского типа: такие комсомольцы-добровольцы, которые мыслят конструктивно и позитивно, убирают и делают в основном то, что находится «в тренде» политики партии и правительства. Убирают мусор, сажают деревья...Дело молодое и хорошее. И мы с этого начинали. Только со временем осознаешь, что деревья не приживутся, потому что нет ухода и полива, а саженцы приобретаются муниципалитетом по наименьшей цене, а значит, не лучшего качества, что пока ты убирал мусор на Кумыске за некультурными отдыхающими, власть имущие подготовили пирог Кумыски под разделку. И тогда приходит понимание, что защита природы – дело непростое.