Новые русские переселенцы

Оценить
Новые русские переселенцы
Как горожане уезжают в глушь строить идеальное общество

Сбежать от городской суеты, построить дом на опушке леса и наблюдать за пробегающими мимо зайцами – об этом мечтают многие жители каменных джунглей. Немногие, однако, воплощают свою мечту в жизнь. Жителей поселения Родославное в Лысогорском районе называют «ненормальными» и «сектантами», а они в ответ просто показывают, что живут так же, как и все. Ну, или почти.

Новосёлы

«Говорю: как же внуки появятся, если они одними овощами да зеленью питаются?!» – сокрушается Николай Иванович, который согласился отвезти меня в родовое поселение «Родославное». Сам он живет в Саратове, но в Родославном частый гость, поскольку единственная дочь и зять построили (не без помощи Николая Ивановича) здесь маленький домик. Рядом с домиком, без ограждения, растут саженцы деревьев и любимые овощи семьи вегетарианцев. Соседи у молодоженов – владельцы крошечного розового домишки, в который, кажется, только одна кровать и помещается. Но хозяева шутят, что дом только снаружи маленький – три этажа, мол, уходят под землю.

Их называют «кандидатами» – по здешним правилам, поселившиеся семьи первый год должны посмотреть, устраивает ли их такая жизнь, родит ли земля, хорошо ли складываются отношения с соседями. Здесь поощряется постоянное проживание, а не использование территории поселения в качестве дачного участка на лето. Сейчас в Родославном постоянно живут четыре семьи, еще 11 семей отстраивают свои дома. Далеко не все, кто переезжал сюда насовсем, смогли жить вдали от цивилизации.

Гореть и не перегорать

От былых жителей экопоселения остались только таблички «частная собственность», что лежат просто так на кучах стройматериалов рядом с поместьем Козловых. Хозяйку дома Наталью мы застаем за работой – на тачанке везет перегной. Забот у нее здесь немало: нужно вести домашние дела, возиться в теплице и на огороде, приглядывать за лошадьми и другими животными, постоянно обустраиваться и улучшать быт.

В Родославное семья Козловых окончательно переехала два года назад, еще два года ушло на строительство, которое вели в летние месяцы. До этого жили в Энгельсе в частном секторе, рядом – лес и речка. Тем не менее решили поменять ту среду на экопоселение. Вариант с деревней отсеяли сразу: «В деревне сложилась своя среда. Деревенские старики – просто бриллианты, кладезь мудрости, но основная масса, к сожалению, спивается от безработицы. Работоспособная, творческая, энергичная молодежь давно уехала в город. Представь, ты не пьешь, не куришь, пытаешься привить своим детям любовь к земле, к труду, к родине – а у тебя за забором ругаются матом или дерутся. Ну, сколько ты сможешь противостоять среде?» – объясняет свой выбор Наталья Козлова.

В соседних селах, по ее словам, на них смотрят как на ненормальных: как можно было уехать из города, ведь жаловаться на жизнь вроде было нечего? Тринадцатилетнюю дочь перевели на полудомашнее обучение: раз в неделю ее возят в соседнее село Урицкое, что в трех километрах отсюда; в сельской школе она получает задания и самостоятельно их выполняет дома. Глава семейства Василий Козлов имеет собственный бизнес и часто отлучается по делам, но уже в ближайших планах – освободиться от городской суеты. Скоро их единственными кормильцами станут... кони.

Наталья нажимает на тумблер – теперь можно раздвинуть две горизонтально натянутые ленты и пролезть внутрь импровизированного ограждения. Установка называется «электропастух»: по ленте пробегает безопасный, но неприятный ток, который сдерживает лошадей внутри электрозабора. Ограждение портативно: каждый раз его можно устанавливать на новом месте.

Здесь пасется семья из трех взрослых лошадей, одного подростка и одного жеребенка. Есть еще один конь-пенсионер с 22-летним стажем службы в полиции. Его, уставшего и отощавшего, выходили и откормили. Завели и телочку, на следующий год можно надеяться на молоко. В планах у Козловых – приобретение еще трех коней. Им нравится старинная аборигенная порода «вятская», которая сейчас на грани исчезновения, энтузиасты стараются ее возродить и популяризировать. «В Европе государство выделяет субсидии, чтобы полудиких аборигенных лошадей сохранить, ведь на основе их генетики создаются новые породы», – замечает Наталья, а в это время жеребец Русский Север отчаянно просит хозяйской ласки. «Ляля, не хулигань», – журит молодая женщина белого жеребенка, подпрыгивающего от радости встречи. Все лошади очень покладисты и с удовольствием катают на себе даже новичка, который только хочет научиться ездить верхом. Козловы организовали маршруты прогулок разной сложности и продолжительности и принимают гостей.

Сами вы экстремалы!

У другого дома нас встречает подтянутый мужчина в красной рубашке и ковбойской шляпе, добавляющей колорита. Владимир Витвицкий заводит в дом, где заканчивает последние приготовления к обеду его супруга Светлана. В доме всего две комнаты – гостиная и кухня, обставленные самым необходимым. Окно, именуемое «телевизором», передает изображение густой зеленой травы. Впрочем, по рассказам, картинку иногда оживляют пробегающие мимо зайцы. «Мы живем в райском уголке, – констатирует Владимир Иванович. – Зайцы бегают, кабаны, олени в лесу ходят. Я здесь впервые увидел весну. Вот жаворонки когда прилетают? Я увидел: снег лежит, только появились проталинки – они, как подснежники, здесь появляются. А как идет борьба природы: днем снег лежит, а утром встанешь – снега нет, солнце!».

На столе – пойманная утром рыба, соленые помидоры, свежие травы с огорода. «Земля требует внимания к себе, – рассказывает Светлана Евгеньевна. – Многие, кто собираются здесь жить, хотят палочку вставить в землю – и чтобы она прорастала. Мы поначалу радовались: земля как творожок рассыпается. Бабушке звоню: бабуль, здесь такая земля хорошая! Посадили – вот такое выросло (показывает на мизинце). Свеколка, морковка – тоньше карандаша. Силы в земле нет, нет азота. Мы стали возить с фермы навоз, сами стали делать перегной из скошенной травы. Растет теперь все замечательно! И перцы огромные, как магазинные».

Семья Витвицких одна из первых освоила Родославное в середине нулевых. «На первых собраниях люди пребывали в эйфории. Молодежь говорила: а мне вообще и дома не надо, я могу жить под сосной, под елью. Но уйдя из города, мы не способны жить под кустом. Поколения должны пройти, чтобы человек возвратился к своим истокам», – продолжает Светлана. Витвицкие, в отличие от остальных, смотрели на жизнь в экопоселении трезвым взглядом. Годы ушли на то, чтобы построить дом, пробурить скважину, сделать печное отопление и накопить на солнечные батареи. «Первое время была паника, я говорила Владимиру: да не построимся мы никогда! Я – педагог, супруг – строитель. Оказалось, все возможно сделать. Только потом мы поняли, что получаем столько денег, сколько нужно».

Дешевле и проще, конечно, жить в деревне, где есть электричество, – но проще не значит лучше. У Витвицких одним из мотивов переезда сюда было желание стать автономными от государства. Жить без Путина и «Первого канала», Чубайса и повышения тарифов на электроэнергию. «Приезжало к нам в гости начальство, вроде из думы. Остались с ночевкой. Они: вы – экстремалы! Мне это надоело, я говорю: давай-ка разберемся, кто экстремал. Где живешь? – В квартире. – На каком этаже? – На седьмом. – А ты уверен, что у вас в доме лифт сейчас работает? А если воду отключат, что делать будешь? У меня здесь – колодец, или могу сходить к Медведице. А электроэнергия, отопление? Если у вас отключат – всё, жизнь прекратится. А у меня здесь солнечные батареи, печь Кузнецова. Так кто экстремал?» – убедительно аргументирует Владимир Иванович.

До сегодняшнего дня никаких разногласий с местными или областными властями, по его словам, пока не происходило. К слову, земля поселения Родославное оформлена в частную собственность как земля сельхозназначения и принадлежит общественной организации – социально-экологическому центру. Основная цель объединения, членами которого являются жители Родославного, – развитие экологического туризма. Каждая из семей, проживающих в поселении, планирует заняться определенным направлением и сделать это источником дохода. К примеру, Козловы уже сейчас обучают туристов верховой езде. В планах поселенцев – сплав на байдарках, мастер-классы по изготовлению керамических изделий, сувениров из кожи, камней, создание экологической зоны для восстановления редких видов растений, оздоровительные процедуры. Туристов, по словам поселенцев, уже достаточно. С радостью готовы принять больше, но главное, чтобы гости были не в тягость, а в радость.

В поисках своих людей

Пока мы беседуем за чашкой ароматного иван-чая, в дом приходят новые гости. Сначала – молодая пара, потом – дочь и внуки Витвицких. Последние проведут здесь все лето. «Детей выгуливать здесь не надо, как собак. Планшет лежит, дети его не трогают – они лучше соберутся в толпу из 13 человек и побегают по траве», – отмечает бабушка.

История молодой пары особенно интересна. Оказалось, Вячеслав и Рада приехали аж из Улан-Удэ, столицы Бурятии. Вячеслав по образованию инженер, трудился на авиационном заводе. Рада работала в цветочном магазине. Объясняют, что решение уехать в глушь созрело несколько лет назад. Родители их не отговаривали, у Рады мама сама первая уехала в экопоселение в Краснодарском крае.

Однажды они тоже сели в машину, погрузили в прицеп все самое ценное и поехали искать свою землю. В любом понравившемся месте сразу же и осядут. Несмотря на то, что по новому закону российские власти предлагают заселять Дальний Восток, молодые люди предпочли европейскую часть России – здесь теплее, лето раньше и дольше, климат мягче. До приезда в Родославное они посмотрели экопоселения в нескольких регионах. Особенно понравилось в «Липовой роще» в Самарской области. Саратовская «Ведруссия» в Татищевском районе приглянулась мало – экопоселение находится внутри деревни. Зато в Родославном они заинтересованно стали выяснять подробности поселенческой жизни.

«Нужно не землю искать, а людей, – наставляет Владимир Витвицкий. – Земля везде принимает, она ждет, она чувствует. Люди рядом должны быть открытыми. Добрососедские отношения – вот что мы хотим построить. Мы, наверно, все уже истосковались по добрым отношениям. Холод внутри у людей, все уже заморозились».

Основа мировоззрения экопоселенцев – книги Владимира Мегре «Звенящие кедры России». Движение анастасийцев (по имени главной героини книг Мегре Анастасии, жительницы сибирской тайги) поддерживает концепцию «родового поместья» – участка земли размером не менее одного гектара, на котором семья живет в ладу с природой, освободившись от всего лишнего. «Это только основа, никакого фанатизма. Каждый для себя выбирает свой путь развития. У нас – свобода выбора в воспитании детей, в питании, в привычках. В некоторых экопоселениях существует жесткая регламентация: детей обучать только дома, есть только овощи и фрукты, нельзя пить, курить и так далее. У нас каждый человек должен прийти естественным путем к тому, что ему хорошо именно в этом», – поясняет Витвицкий. Его супруга добавляет: «Дети у нас сами отказываются от мяса, а потом и от рыбы, никто их не заставляет. Мы себе можем позволить то или это, а вот молодые семьи уже более твердых взглядов, многие из них постепенно уходят от мяса в сыроедение».

На вопрос, не причисляют ли жители близлежащих сел экопоселенцев к сектантам, Витвицкие отвечают, что в таких случаях не отбиваются от этого статуса. Просто показывают интересующимся, как живут, и что на самом деле различий в жизни сельчан и бывших горожан не так уж много.