Связка оценщика Гардянаи судьи Пузиной

Оценить
Связка оценщика Гардянаи судьи Пузиной
Это я весной 2015 года рассматриваю здания, аренду которых на последней стадии процедуры банкротства конкурсные управляющие ФГУП УОХ «Красная звезда» оценили аж в 20 миллионов рублей. И не постеснялись пойти с этой цифрой в суд.
Очередной позорный факт из жизни Арбитражного суда Саратовской области

Человек может жить по чести, уму, совести, стараясь соблюдать все законы – и юридические, и человеческие, – и вдруг кому-то не понравиться. И этот кто-то, если у него есть связи и деньги, может задаться целью превратить честного человека в преступника. С помощью российской системы правосудия в нынешние времена лишить человека денег и честного имени – легче лёгкого.

В Арбитражном суде Саратовской области критику не любят. На мою отвечают письмами, которые размещают на своем сайте. Упрекают в них, что употребляю «юридически некомпетентные суждения», умаляю авторитет судебной власти, ставя «под сомнение независимость и беспристрастность судей Арбитражного суда Саратовской области», советуют «оперировать достоверными фактами», хотя именно этого принципа уже три десятка лет в профессии я строго придерживаюсь. Но идя навстречу пожеланиям пресс-службы, в данной истории постараюсь сложить мозаику дела практически из одних фактов. На интерпретацию не хватит места. Да и не нужна она особо на этот раз. В судебном процессе все и без меня было разложено по полкам сторонами.

Ах, шарабан мой «американка»...

Прежде чем сделать пересказ этого очень интересного судебного дела, расскажу совсем немного предысторию.

Конкурсный управляющий по фамилии Переплетов решил отомстить директору ООО «Тургеневский» из Аткарского района за то, что тот заставлял его в судах вести конкурсное производство как положено, а не как тому взбрендит. И подал Переплетов в Арбитражный суд Саратовской области иск о взыскании с директора сельскохозяйственного ООО 20 миллионов рублей. Может, эти 20 миллионов он взял просто «от балды». Может, оценил в такую сумму свои моральные страдания из-за отношений с непокорным крестьянским мужиком, который не желал гнуть перед ним спину, а хотел, чтобы все платежи за пользование земельным участком федерального учхоза «Красная звезда» в стадии банкротства по закону проходили безналично. Может, столько стоили судебные решения в переплетовскую пользу. Хотя, как говорится, не пойманный за руку – не вор, но из судебных заседаний трех инстанций арбитражных судов Переплетов практически всегда в этом деле выходил беленький и чистенький. Ну ладно, будем считать, что просто так появилась эта цифра в 20 миллионов рублей, после которой директор ООО «Тургеневский» решил срочно ликвидировать свое предприятие от греха подальше. Потому что деятельность предприятия все равно была парализована и фактически не велась.

Судебное решение предписало ликвидацию ООО «Тургеневский» признать недействительной. И таких судебных решений, вступивших в законную силу, было целых два. Так что сейчас это ООО болтается в районной налоговой как не пойми что. Без баланса, без наемных рабочих, без деятельности, без средств производства. Но зато у преемников конкурсного управляющего Переплетова появилась юридическая возможность взыскать эти эфемерные миллионы. (Сам-то он благоразумно ушел из этого банкротного дела, но отправляет на принципиальный для себя бой с противником из села Тургеневское уже второго своего товарища по саморегулируемой организации арбитражников «Лига».)

Когда дело поручили вести судье Елене Пузиной, все у жадных до чужих денег конкурсников пошло как по маслу. Симпатичная блондинка в своем решении о неосновательном обогащении решила опереться на выводы экспертизы. Судья назвала экспертизу честной, объективной, построенной на строго научной и практической основе. «Исследование является полным и ясным», – написала в определении Елена Пузина. Я была на нескольких заседаниях по этому делу и записывала их на диктофон. Могу точно сказать, что ясностью в экспертных оценках не пахнет, и судья Елена Пузина просто взяла да и подсудила стороне истца, которая в этом деле вовсе не конкурсные управляющие, желающие увеличить свою конкурсную массу, а давно убитый, разоренный и раздербаненный всеми кому не лень ФГУП УОХ «Красная звезда». К тому же и проданный уже в основной части материальных остатков еще в 2013 году.

Теперь ООО «Тургеневский» должен 14 миллионов рублей конкурсным управляющим. Их аппетиты уменьшились на шесть миллионов после того, как свою экспертизу для суда сделал эксперт Роман Гардян. Несколько дней я искала, кто он такой и чем прославился, и обязательно расскажу об этом ниже, но сейчас давайте вернемся в здание суда по адресу: Бабушкин взвоз, дом №1, и разберемся, что натворил этот эксперт в конкретном деле по оценке рыночной стоимости аренды недвижимости в виде зерноскладов и токов.

Связка оценщика Гардянаи судьи Пузиной

Когда эксперт не по хорошему мил, а по милу хорош

Инициатором проведения экспертизы был ответчик – ООО «Тургеневский». Должен же он был понять, откуда взялись 20 миллионов рублей, ловкой рукой конкурсных управляющих превращенные в его неосновательное обогащение. В определении судьи Елены Яценко, которая вела сначала данное дело, описано, как ответчик предлагал привлечь эксперта из государственной «Саратовской лаборатории судебной экспертизы», но истцы убедили судью, что у частников экспертиза дешевле, лучше и быстрее. И экспертом, по просьбе истцов, был назначен ООО «Поволжский экспертный центр». В определении судьи Яценко нет фамилии эксперта. И на это судье Пузиной в ходе судебного процесса укажет представитель директора ООО «Тургеневский».

«Определением суда от 5 декабря 2013 года была назначена судебная экспертиза, но кандидатура эксперта в данном определении не указана. При таких обстоятельствах заключение эксперта Гардяна не может являться надлежащим допустимым доказательством, – сказала юрист Ирина Редькина. И объяснила, что на момент назначения судебной экспертизы действовало постановление пленума высшей судебной инстанции, которым прямо предписывалось в определении о назначении судебной экспертизы в негосударственном экспертном учреждении указывать фамилию эксперта. – Если мы будем оценивать материалы дела, то ООО «Поволжский экспертный центр», который фактически провел экспертизу, предоставил на самом деле кандидатуру Власова Николая Николаевича. Учитывая, что в определении арбитражного суда отсутствуют фамилия, имя, отчество эксперта, при таких обстоятельствах проведение экспертизы экспертом Гардян совершено с нарушением норм законодательства, а следовательно, согласно АПК, не может являться допустимым доказательством, доказывающим сумму заявленных требований».

Однако судья Пузина не просто проигнорировала данное заявление, а в своем заключении осознанно передернула факты, написав черным по белому, что при назначении экспертизы была прописана фамилия эксперта Гардяна. Я не поленилась и залезла в картотеку арбитражных дел. У Яценко в определении фамилии Гардян нет и не было, хотя – с нашим арбитражным судом – не удивлюсь, если появится. Но это я опять лезу со своей подозрительностью и желчными личными суждениями.

Давайте лучше расскажу, на что еще обратила внимание суда представитель директора ООО «Тургеневский».

Оказывается, экспертное заключение в деле о 20 миллионах рублей проведено по заявлению конкурсного управляющего ИП Ермишина, не имеющего к настоящему делу никакого отношения. В нем речь шла о признании недействительными договоров купли-продажи нежилого здания и земельного участка.

– При таких обстоятельствах говорить о том, что все выводы в экспертном заключении относятся непосредственно к рассматриваемому делу, не представляется возможным, – заявила Ирина Редькина. И обратила внимание суда, что вообще-то к экспертному заключению предъявляются соответствующие требования. Например, на его последней странице должна стоять подпись эксперта. А ее нет. – Довод ФГУП УОХ «Красная звезда» о том, что каждая страничка подписана якобы экспертом, не опровергает нарушений норм действующего законодательства.

Дальше пошло перечисление целой череды нарушений. Представитель директора ООО заметила, что ни эксперт, ни его помощники оцениваемые объекты в глаза не видели. В заключении эксперта отсутствуют время и место проведения судебной экспертизы.

– Эти обстоятельства, по сложившейся судебной практике, не позволяют принимать заключение эксперта в качестве доказательства.

Судья Яценко, кстати, об этом хорошо знала. И даже в своем определении о назначении экспертизы отдельной строкой сообщила 5 декабря 2013 года, что поручает эксперту «известить истца, ответчика и третьих лиц о времени и месте проведения экспертизы, с целью обеспечения присутствия сторон при ее проведении». Но эксперт Гардян, наплевав на это поручение, довольствовался актом осмотра спорной недвижимости, сделанном представителем конкурсного управляющего Переплетова в мае 2013 года, задолго до назначения экспертизы. И судья Пузина данный факт «съела» и переработала. Не подавилась и тем фактом, что начиная экспертизу, оценщик Гардян не был предупрежден об уголовной ответственности. Датой его оценки является 31 декабря 2013 года, а расписался за то, что знает об уголовной ответственности, он только 10 января 2014 года.

– Такого быть не могло. Это еще одно процессуальное нарушение, которое не позволяет оценить как допустимое доказательство заключение эксперта. При этом эксперт применил недействующую редакцию ФЗ об оценочной деятельности в РФ, которая с 2008 года неоднократно изменилась. А руководство недействующими нормами закона также не позволяет принять в качестве допустимого доказательства эту оценку.

Проверить достоверность сделанных экспертом Гардяном выводов, по словам представителя ответчика, тоже не представляется возможным. Гардян применил метод сравнительного анализа с учетом того, что имущество «Красной звезды» было якобы у нее в собственности. Однако на самом деле «Красная звезда» всего лишь управляла федеральным имуществом. Плохо, надо сказать, это делала, загубив большое и сильное хозяйство. Но возвращаясь к юридическим определениям, скажу, что у «Красной звезды» было только право хозяйственного ведения.

– Откуда эксперт брал формулы, на основании каких норм права работал? – спрашивала представитель директора ООО, сделанного ответчиком.

В исследовании указано, что аналоги для метода сравнительного анализа Гардян брал в других районах Саратовской области. Хотя в деле, для которого он работал, были цифры аренды аналогичной недвижимости «для своих», где арендная плата составляла по 10-11 рублей за квадратный метр. Но вот для строптивых она как-то сама собой выросла аж до 50 рублей за метр с помощью виртуоза оценщика. Представитель ответчика предположила, что эксперт на самом деле устанавливает рыночную стоимость объектов недвижимости, а не право аренды, хотя в определении судьи Яценко поставлена задача – определить рыночную стоимость аренды.

– Эксперт исходит из цены продажи объекта. Следовательно, применение выбранной методики является необоснованным.

Здесь представитель ответчика упустила одно важное обстоятельство. В деле о банкротстве ФГУП УОХ «Красная звезда» есть список всего отданного Гардяну «на оценку» имущества. Только в том случае другая оценочная компания (за сотни тысяч рублей, между прочим, а не за какие-то жалкие восемь, которые заплатили Гардяну) подсчитала, что не только это, а еще много другого имущества, включая аренду земельного участка на 49 лет, конкурсный управляющий может продать всего за пять миллионов рублей. Как объяснить, что имущество в аренде стоит в три раза дороже, чем имущество в собственности, мне лично непонятно. Если так круто и выгодно можно было сдавать имущество, то зачем его продавать? Только выгодно сдавая его, можно было легко расплатиться со всеми долгами учхоза за три года, а не банкротить его одиннадцатый год! Если предприятие несло золотые яйца государству, то зачем его убили с подачи главного кредитора – налоговой службы? Так что получается: или никаких этих доходов не было и быть не могло, или эти яйца прикарманивал себе конкурсный управляющий Переплетов.

Вообще-то, как предписывает стандарт оценки №1 из приказа федерального Минэкономразвития, оценщик обязан использовать не сравнительный, а затратный подход к оценке, или уж обосновать отказ от использования такого метода.

– Экспертное заключение не содержит таких выводов – следовательно, оно подготовлено с нарушением специальных норм. Кроме того, эксперт принял решение отказаться от доходного подхода, поскольку сведения о сдаче в аренду подобных объектов за 2012 год в его отчете отсутствуют, хотя в деле имеются сведения об этом. Отказ от доходного подхода в данном случае немотивированный.

Проверить методику сравнительного подхода, которую Гардян неверно применил, не представляется возможным. Как он считал, почему определял рыночную стоимость объекта недвижимости, умножал на какой-то коэффициент и получал стоимость аренды? Все эти вопросы представители ответчика хотели задать эксперту. Но он не являлся на заседания. И суд в лице судьи Пузиной в конце концов решил и вовсе его не приглашать. Сослался на сообщение от «Поволжского экспертного центра» о том, что поздней осенью 2014 года Роман Виликович Гардян оттуда уволился. А раз у руководителей центра нет возможности обеспечить его привод в суд для дачи пояснений, то где ж суду того Гардяна взять, да и зачем?

– Суд сам оценит экспертное заключение в деле, – судья Пузина не раз произнесла на процессе эти слова, отказываясь разбираться по существу с экспертной оценкой. Отказала она и в просьбе ответчиков назначить повторную экспертизу.

«Удовлетворение ходатайства о проведении повторной экспертизы является правом, а не обязанностью суда, – сообщила в своем итоговом судебном определении Елена Пузина. – Сомнений в заключении эксперта не имеется, равно как и не установлено наличия в выводах эксперта каких-либо противоречий».

Жадный до чужих денег тандем

Эксперт Гардян, по некоторым данным специализированных информационных систем, работает сегодня в Москве. В автономной некоммерческой организации «Центр оценки недвижимости и бизнеса». У него есть диплом об окончании Саратовского государственного технического университета по специальности «Менеджмент в машиностроении» и диплом о профессиональной переподготовке по программе «Оценка стоимости предприятия (бизнеса)», в соответствии с которым он занимается экспертной деятельностью с 2009 года. Если верить судебным документам, уже были у него в этой деятельности некорректные оценки. И что странно – в деле, где рулил все тот же конкурсный управляющий Переплетов. Читаем постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19 ноября 2015 года.

Узнаем, что конкурсный управляющий ОАО «Саратовская передвижная механизированная колонна» Переплетов решил признать недействительной сделку о продаже имущества, где продавцом выступил СПМК, а покупателем ООО «Век». И взыскать с «Века» в пользу банкротящегося СПМК 33,5 миллиона рублей. Арбитражный суд Саратовской области в лице судьи Натальи Плетневой эту просьбу конкурсного управляющего в ноябре 2014 года удовлетворил, определив взыскать с ООО «Век» 28 миллионов рублей.

В августе 2015 года Двенадцатый арбитражный апелляционный суд своим постановлением это определение отменил. Переплетов решил добиться своего в Казани. Обратился туда с просьбой отменить решение апелляционной инстанции и подтвердить, что правее была первая инстанция, удовлетворившая его требования. В обосновании своей кассационной жалобы Переплетов негодовал по поводу повторной экспертизы, которую назначил апелляционный суд. Арбитражный суд Поволжского округа внимательно рассмотрел жалобу Переплетова. Увидел, что, чтобы доказать, будто цех, сауна и земля в районе хутора Бартоломей в Саратовском районе проданы по заниженной цене, Переплатов попросил Арбитражный суд Саратовской области назначить судебную экспертизу по оценке рыночной стоимости проданного. Арбитражный суд поручил экспертизу Роману Гардяну из ООО «Поволжский экспертный центр».

И тот насчитал, что деревообрабатывающий цех с сауной в придачу стоит более 17 млн рублей, а здание пункта техобслуживания – 15 млн. И суд первой инстанции с этим без тени сомнений согласился. В апелляции засомневались, что такое экспертное заключение может являться достоверным доказательством по спору. Знаете почему? Потому что эксперт определял рыночную стоимость при использовании только одного метода – сравнительного подхода, а затратный и доходный метод эксперт проигнорировал. И апелляционная инстанция решила назначить повторную экспертизу. Эксперт Мышляев из ООО «Агентство оценки и экспертизы» назвал другие рыночные цены для продажи спорных объектов. Доказал, что цех с сауной проданы по рыночной цене и правильно стоят два миллиона рублей, а не 17, да и пункт техобслуживания реально было продать за те же два миллиона, а вовсе не за 15, которые хотел бы получить конкурсный управляющий Переплетов. И кассационная инстанция подтвердила, что в апелляционной всё рассудили по закону и правильно указали конкурсному управляющему, что его требования завышены и не обоснованы. Ну а что там было на самом деле: Переплетов подставил оценщика Гардяна или Гардян Переплетова – не нам разбираться. Для нас в данном случае важно одно: парни не поссорились. И продолжали делать совместные экспертизы, делая из нормальных людей преступников.

Отвод – не повод задуматься

Неосновательное обогащение, которое судья Пузина присудила ООО «Тургеневский», требовалось доказать. И в законе расписано как это делается. Суд, перед тем как принять решение, должен понять:

Были ли правовые основания для пользования ответчиком имуществом истца? У ООО «Тургеневский» были. И на суде был предъявлен оригинал договора между директором ООО и арбитражным управляющим от 2009 года, до проведения конкурсных торгов. Если этот договор конкурсному управляющему Переплетову чем-то не нравился, он мог оспорить его еще в 2010 году. Или не позволять без договора пользоваться имущественным комплексом банкротящегося предприятия. В отчетах конкурсных управляющих отражены сотни тысяч рублей, якобы истраченных на расчет с охранными предприятиями и людьми, которым передавался контроль за имуществом в целях обеспечения его сохранности. Эти люди на самом деле к охране не имели отношения, и деньги из конкурсной массы, предназначенные на охрану, расходились по карманам?

Судья Пузина не стала вникать в эти мелочи. Написала в определении, что договор на самом деле – недоказанный факт и суд не может принять его в качестве надлежащего доказательства по делу.

Истцам в лице «Красной звезды» требовалось доказать, что ООО «Тургеневский» действительно пользовалось чужим имуществом, которое принесло ему обогащение. Они предоставили суду договоры электроснабжения и счета, выставленные за поставку электроэнергии. В них не было перечня объектов, на которые поставляется электричество. Но судья согласилась с истцами, что эти бумаги – достаточное основание для того, чтобы засвидетельствовать преступное использование.

И наконец, для того чтобы суд всерьез поверил в неосновательное обогащение, нужно было потрудиться это самое обогащение доказать. Судья Пузина посчитала, что экспертной оценки ей для доказательства достаточно. Но ошибка судьи состоит в том, что она не стала заморачиваться размышлениями о том, что размер неосновательного обогащения складывается из суммы, которую реально могла бы получить «Красная звезда» или конкурсный управляющий, если бы ООО «Тургеневский» не использовало спорные помещения. Это можно было прояснить с помощью свидетелей – жителей того же села, на вызове которых в суд настаивал ответчик. Но судья Пузина сказала, что ей не нужны свидетели.

В конце концов судья Пузина закономерно получила от ответчиков отвод. С записью в протокол предположения о заинтересованности суда в исходе дела и со всеми вытекающими отсюда процессуальными последствиями. Если я правильно понимаю, другой судья или судьи должны были прослушать аудиозапись заседаний, проведенных судьей Пузиной, и принять решение. Решили, что все хорошо. И судья Пузина остается в процессе, где истцы просят лишить ответчика права на судебную защиту. И судья практически идет у них на поводу.

«В компетенцию средств массовой информации не входит оценка вынесенных судебных актов, поскольку проверка их законности и обоснованности может осуществляться лишь в специальных, установленных законом процедурах – посредством рассмотрения дел судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций», – пытались вразумить меня из пресс-службы Арбитражного суда Саратовской области. Но я считаю своим гражданским и профессиональным долгом ходить на процессы и рассказывать людям, что и как там судится, по моему личному мнению. И какие у обычных людей есть шансы на успех. А правовую оценку вынесенному судьей Пузиной решению пусть дают в установленных законом процедурах.