Для всех и для никого

Оценить
Для всех и для никого
Аудитория как лакмусовая бумажка

После весьма насыщенной культурной жизни на позапрошлой неделе вместе с жарой пришла и культурная засуха – заметных мероприятий почти не было, зато активизировались поэты. На минувшей неделе Елена Калякина и Елена Имбирева отмечали дни рождения, поэтические мероприятия, посвященные этому, прошли в арт-кабаке «Honky Tonk». В воскресенье же в рок-клубе «Machine Head» стихи в рамках сольного творческого вечера читал сотрудник нашего издания Андрей Сергеев. Ну а мы остановимся подробнее на других мероприятиях.

Улыбаемся

Выступления московского поэта Германа Лукомникова в Доме Павла Кузнецова – событие привычное, поскольку в Саратов он приезжает каждый год. Но Герман Геннадьевич – фигура значительная для современной русской поэзии, и не упомянуть о нем было бы непозволительно. Его знаменитые палиндромы настолько популярны, что многие из них ушли в народ, который может и не догадываться, кто сочинил эти строки. Строк, впрочем, у Лукомникова не так уж много – он предпочитает писать очень коротко, емко. Например, «Любовь Иванна, Вам нужна любовь и ванна» или «Будь проще! Что ты как пингвин в роще?». Такие стихи можно читать детям, особенно учитывая дефицит современной детской литературы. Примечательно, что долгое время Лукомников публиковался под псевдонимом Бонифаций. Он и правда похож на знаменитого льва из мультфильма – с пышной черной шевелюрой и не менее пышной, хоть и седеющей, бородой.

Вопреки ожиданиям, во вторник, 24 мая, на мансарде музея собралось не так уж много людей – кого-то, возможно, испугал дождь, кого-то – перспектива подъема по крутой лестнице, а кого-то – начало в 17:00. А уже через полчаса выяснилось, что помещение всех не вмещает, но люди терпеливо стояли оставшийся час.

Несмотря на обильную программу, Лукомников не успел утомить. Во-первых, потому что его стихи заставляют улыбаться. Во-вторых, он не грузит слушателя пояснениями, в-третьих (и, возможно, в-главных), он великолепно читает и жестикулирует – недаром Лукомников считается звездой международных поэтических слэмов (турниров).

За короткие полтора часа Герман Геннадьевич успел прочесть свои последние короткие стихи, побаловать палиндромами (как короткими, так и масштабными), а также пообещал, что на следующий год обязательно снова здесь выступит.

Не могу молчать...

На следующий день в областной научной библиотеке планировалось куда более масштабное мероприятие – презентация поэтического сборника «Ожог», впервые вышедшего два года назад в Москве и посвященного Новороссии. Презентацию вела один из авторов опубликованных на его страницах произведений – Светлана Кекова.

Надо заметить, что незадолго до мероприятия презентация сборника вызвала оживленную дискуссию в интернете. Любители поэзии и поэты (в том числе иногородние) рассуждали, а обрадовались бы Твардовский, Симонов, Исаковский и другие попавшие в книгу давно уже почившие авторы, что их включили туда? Вопрос риторический, но сам по себе факт включения особого одобрения не вызывал. Алексей Голицын в своем репортаже для «Свободных новостей» деликатно написал, что «в соседстве с виршами Стрелкова-Гиркина они <стихи классиков> смотрятся, мягко говоря, странно», редактор отдела поэзии журнала «Волга» Алексей Александров был более категоричен: «Я думаю, что такие вещи ничем нельзя оправдать – в обвешанный георгиевскими ленточками сборник впихнуть стихи и мертвых, и живых, с нынешней войны, и с действительно Великой Отечественной, графоманов и классиков – и снабдить всех еще такой «объединяющей» аннотацией». Под «объединяющей» аннотацией имелись в виду следующие слова: «Стена отчуждения, умело возведенная внешними силами между Россией и Украиной, не может не отзываться болью в сердцах людей, не оболваненных пропагандой. А надежду дает наша общая история, в том числе победа в Великой Отечественной войне, 70-летие которой мы отметили в 2015 году».

Впрочем, пока поэты спорили в интернете, Кекова вместе с актерами Валерием Ерофеевым и Еленой Блохиной, а также ансамблем «Благодать» под руководством профессора консерватории Ирины Егоровой исполняли литературно-музыкальную композицию «Боль и надежда» в областной научной библиотеке. Исполняли перед аудиторией женщин пенсионного возраста. Некоторые из пришедших явно не понимали, что происходит. Так, бабушки, сидевшие позади меня, сильно возмущались долгому, по их мнению, вступительному слову Кековой, хотя говорила она чуть более пяти минут. Зато стихи принимали с радостью, особенно те, что были написаны попроще. А потом они же с огорчением, уже после того, как мероприятие завершилось, узнавали, что «Ожог» раздаваться и продаваться не будет – нет в Саратове тиража, только авторский экземпляр у Кековой. Пенсионерки вздыхали и быстро выходили из зала...

Встык

В четверг в консерватории был показан моноспектакль «Я не помню тебя отдельно». Жанр его обозначен как элегия-чиароскуро. Малоизвестное в обиходе итальянское «чиароскуро» обозначает контрастное сопоставление, вроде света и тьмы, добра и зла, и т.п. В спектакле Мурата Абулкатинова контраст достигается не столько игрой света и тени (а этого хватает), сколько неожиданным соединением двух, на первый взгляд, не связанных между собою текстов – «Евгения Онегина» Пушкина и «Поэмы Горы» Цветаевой. В их пространство вторгается только Георг Фридрих Гендель с «Dignare».

Нужно отметить замечательную одновременно сдержанную, одновременно эмоциональную игру актрисы и театрального педагога Светланы Никулиной, которая с успехом передает перипетии отношений Онегина и Татьяны. «Поэмы Горы» в спектакле значительно меньше, из-за чего создается не столько контраст, сколько ощущение перебивок пушкинского романа в стихах. Тексты вступают в диалог и даже в дискуссию, но настоящего взрыва так, кажется, и не происходит. А жаль, очень жаль, потому что задумка хорошая. Возможно, изменения будут в следующих показах, и на спектакль придет большее количество зрителей – все-таки полтора десятка человек для театрального зала консерватории – это очень мало.