«След в след, или Любовь к классике»

Оценить
«След в след, или Любовь к классике»
Вадим Жук – человек с поразительным чувством юмора, органичным и естественным.

Московское издательство «Время» выпустило в свет однотомник Вадима Жука «След в след, или Любовь к классике» (серия «Самое время!», 2016). Кто такой Вадим Жук? Театровед по образованию, поэт по призванию, сатирик по душевной склонности, а также режиссер (уверен, что постановки его театра «Четвертая стена» памятны многим телезрителям), драматург, сценарист и актер (он снимался в фильмах «Сильные духом», «Звезда пленительного счастья», «Кто заплатит за удачу?», «Скорбное бесчувствие», «Биндюжник и Король», «Сирано де Бержерак» и других).

Вадим Жук – человек с поразительным чувством юмора, органичным и естественным. Однажды, несколько лет назад, интервьюер спросил его: «Существует весьма распространенное мнение, что сатирики очень грустные в жизни люди. Вы согласны?» Вадим Семенович ответил так: «Это очень приятный штамп. На самом деле все зависит от настроения. Некоторые используют эту маску. Например, Аркадий Арканов всегда в некой насупленности, Семену Альтову это свойственно. Но это вполне нормальное актерское приспособление. Я, наоборот, стал сатириком от внутреннего веселья».

Книга «След в след» как будто бы не имеет прямого отношения к сатире, однако автор ничуть не скрывает своего отношения к окружающей его реальности, и это находит отражение в текстах пьес. Название книги слегка мистифицирует читателя. Хотя в оглавлении можно найти имена писателей-классиков (тут и Аристофан, и Грибоедов, и другие) и явные отсылки к знаменитым произведениям («Илиада», «Чайка», «Преступление и наказание», «Шинель», «Лес» и др.), автор занимается вовсе не адаптацией классики к нынешним условиям. Как для Григория Горина или Леонида Филатова, для Вадима Жука классический текст – лишь плацдарм, первая ступень, точка отсчета, а уж дальше автор соотносит литературный шедевр с современными реалиями и прихотливо соединяет несоединимое.

Юлий Ким в предисловии к сборнику иронически называет метод Жука «осквернением классики», тут же поясняя, что примерно такими же манипуляциями (когда изначально брался знакомый сюжет) занята вся мировая драматургия, начиная с Шекспира. «Свой лад у этой сладкой парочки – имеются в виду Жук и его Муза – и составляет главный вкус предлагаемого блюда. Как они поворачивают, перетолковывают, перелицовывают давно известные сюжеты со знакомыми персонажами – это же счастье! (сказал бы Губерман). А уж язык-то, язык! Множество запасов нашел поэт Жук в живой прорве русской речи для своего личного стиля – за версту видно». Словом, читайте, вспоминайте, сравнивайте и смейтесь.