Александр Терешкин: Саратов – далеко не самый зеленый город

Оценить
Александр Терешкин: Саратов – далеко не самый зеленый город
В центральной части Саратова уровень зелёных насаждений один из самых низких в Поволжье. Также у нас почти отсутствует полив уличных деревьев, серьёзные проблемы с приживаемостью городской растительности и уходом за ней.

В центральной части Саратова уровень зелёных насаждений один из самых низких в Поволжье. Также у нас почти отсутствует полив уличных деревьев, серьёзные проблемы с приживаемостью городской растительности и уходом за ней. При этом в соседних городах к уличной флоре относятся куда внимательнее. Об этом «Газете недели» рассказал заведующий кафедрой «Садово-парковое и ландшафтное строительство» Саратовского аграрного университета имени Вавилова, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Терешкин. Попутно собеседник ответил на вопросы, которые внимательные саратовцы наверняка часто задают себе, гуляя по городским улицам.

– Александр Валериевич, как обстоят дела с зелёными насаждениями в Саратове?

– Давайте посчитаем. Согласно нормативам суммарная доля городского озелененного пространства должна составлять не менее 50 процентов от общей площади города. В Саратове же обеспеченность по этому показателю составляет лишь 16 процентов, причём даже не от площади города, а от нужной площади насаждений. В центральной части Саратова в среднем имеется менее трёх квадратных метров насаждений на человека, и это один из самых низких показателей среди городов Поволжья. Однако в официальных документах эти данные вы вряд ли найдёте. Статистика – штука хитрая.

Саратовцам, конечно, очень повезло, что к городу прилегает такой крупный лесной массив, как Кумысная поляна. Как раз за счёт включения в расчёты её территории – четыре с лишним тысячи гектаров – общие цифры начинают выглядеть гораздо оптимистичнее. Выходит уже примерно 18-19 кв. м насаждений на человека, и на фоне остальных российских городов эти цифры уже хоть как-то котируются. Но всё равно по стандартам на одного горожанина должно приходиться 28 кв. м насаждений. И этих показателей нам не удаётся достичь ни с Кумыской, ни даже с той зелёной зоной, которая окружает Саратов. К тому же эта зона имеет перекрытие с зелёными зонами Энгельса, Красноармейска и так далее. Так что получается ещё и наложение зон, что несёт новые проблемы. По разным оценкам, Саратов постоянно входит в тридцатку российских городов с самой напряжённой экологической ситуацией. От себя добавлю: если не в десятку.

– Почему так сложилось?

– Во-первых, по исторической причине. До 40-х годов 20-го века градостроительно-планировочная инфраструктура Саратова складывалась весьма комфортно. Но в 41-42-х годах началось массовое строительство заводов. В результате, как мы видим, производственная зона у нас не оторвана от жилой, что заметно влияет на состояние насаждений и процессы озеленения. Вторая причина – географическая. Саратов располагается в котловине, которая относительно плохо продувается. Третья причина – сами темпы озеленения в городе. Мягко говоря, они не радуют.

По всем имеющимся документам площадь зелёных насаждений в центре Саратова в перспективе увеличиваться не будет. Это и понятно: много земли находится в частных руках, а городская стоит немалых денег. Поэтому главной задачей остаётся сохранение имеющихся зелёных насаждений. Однако и здесь у нас проблемы. Год из года площади, засаженные деревьями, наоборот, сокращаются. Вместо них строятся парковочные карманы и другие элементы инфраструктуры. Почему-то Саратов развивается за счёт сокращения зелёных зон.

– Неужели городская администрация совсем ничего не делает?

– К чести администрации, можно сказать, что выделенные средства в первую очередь осваиваются на такие значимые объекты, как сад «Липки», парк Победы, набережная Космонавтов и другие. Пусть далеко и не в том объёме, в котором хотелось бы. Но в том же парке Победы на восстановление и поддержание зелёных насаждений выделяются относительно неплохие средства, что отмечают даже приезжие специалисты. Ведь все понимают, что сфера озеленения в целом по стране финансируется по остаточному принципу. Однако если сравнивать Саратов с нашими соседями – Самарой, Волгоградом, да даже с Пензой и Ульяновском, численность населения которых заметно меньше, – то там на вопросы озеленения выделяется в 3-7 раз больше средств. В результате и состояние зелёных насаждений общего пользования у них лучше. А ведь в этих городах тоже наверняка есть проблемы и с бюджетом, и с инфраструктурой... Но средства всё равно как-то находятся.

– Ну, недавно у нас был месячник благоустройства города...

– Просто великолепно, что администрация при поддержке общественных организаций устраивает такие мероприятия. Но почему только месячник? Посадили, два раза полили, отчитались. Для этого? Потом я в интернете читаю новость: в результате субботника в Саратове и по области высажено 32 тысячи деревьев, 2,8 тысячи из них – на землях НИИ Юго-Востока (с которыми вообще отдельная история).

Там планируют заложить парк, однако его окончательный проект, насколько мне известно, до сих пор не принят. Есть четыре проектных варианта, все они имеют различную планировку. Так к какому из них была привязана высадка? Не получится ли так, что часть новых насаждений потом будет просто уничтожена, так как попадёт на территорию, отведённую под здание или парковку? Тогда был ли смысл высаживать? Если у нас такие проблемы с бюджетом, наверное, не стоит так разбрасываться деньгами.

Что же касается районов города, фактически озеленительные работы там проводятся очень ограниченно. К тому же следует помнить: мы теряем взрослые, активно участвующие в экологии города деревья, а вместо них сажаем саженцы, которые смогут отдать тот же объём кислорода только через 20-30 лет. То есть, по-хорошему, чтобы исправить ситуацию, сейчас нам надо вместо одного выпавшего дерева сажать сразу 10-15 штук, причём это должны быть 15-30-летние экземпляры.

– А в центре города деревья вообще высаживаются?

– Высаживаются, но это в основном касается бульваров. Как минимум такие работы ежегодно наблюдаются на улицах Рахова, Астраханской и на проспекте 50 лет Октября. Но опять же – в каких пропорциях это делается? На Рахова выпали почти все берёзы. Их заменили, но когда они смогут дать такой же экологический эффект? Хотя не могу не отметить, что недавно на Рахова восстановили цветники, и это отлично. Экологический эффект у цветников, конечно, гораздо меньше, чем у деревьев, но зато они дают неплохой эстетический и экологический эффект. Их нужно часто поливать, что служит дополнительным увлажнением воздуха. Однако с поливом в городе тоже проблема.

Если для цветников и газонов требуется относительно небольшой объём воды, то деревья требуют гораздо больше влаги. Недостаточный полив – одна из главных причин, почему молодые посадки в Саратове не приживаются. И также это одна из главных причин низкого санитарного состояния городских насаждений. Взрослому дереву в условиях города нужно минимум 350-400 литров воды в сезон. Это не считая атмосферных осадков. А у нас, напомню, 2010-й, 2011-й и 2013-й годы были очень засушливыми. Но сейчас вся вода на счётчиках. Если в советские времена полив держался на технической воде, которую сливали крупные заводы, и при плановой экономике этих денег никто не считал, то теперь каждый кубометр стоит определённую сумму. Если сложить и перевести на гектары насаждений, получаются сотни тысяч рублей. Средства немаленькие. Да, в городских парках полив производится, но уличный полив у нас почти полностью отсутствует.

– Очень часто в центре города мы видим пустующие лунки, где когда-то, очевидно, были деревья. Почему их опять не засаживают?

– Иногда бывает так, что сажать новые деревья там не имеет смысла. Часто эти лунки расположены напротив входов в магазины, и если на следующий день туда приедет разгружаться фура с товаром, от дерева может мало что остаться. Но, конечно, там, где это возможно, насаждения нужно восстанавливать. Это ведь и частичное осаждение пыли, и снижение шумового загрязнения, и теневой экран. В июле температура воздуха в городе на солнечных участках может доходить до плюс 50 градусов, а даже минимальная крона деревьев даёт достаточно тени для пешеходов. Поэтому надо решать конкретно по каждой лунке, сдвигаем мы её либо проводим восстановительные работы.

Но тут ещё следует учитывать, что часто пустые лунки расположены там, где прокладывались подземные коммуникации: канализация, теплотрасса, газ, энергия, связь... Иногда это делалось ещё при жизни дерева, однако после его сноса новое растение там уже не посадишь. Иначе его в судебном порядке заставят снести – такие прецеденты уже были. Поэтому по каждому дереву нужно ещё и проводить согласования с различными техническими службами. Однако в Саратове собрать их вместе для решения этих вопросов, по-моему, просто нереально. Более того, иногда даже неизвестно, у каких сетей кто хозяин. В городе до сих пор нет единой карты инженерных сетей, по крайней мере в общем доступе.

– Часть деревьев в Саратове растёт в широких лунках, а часть из них плотно окружена асфальтом. Что правильнее?

– Правильнее, чтобы вокруг ствола оставалась зона с открытым грунтом. Так хотя бы часть стекающих вод будет перепадать корневой системе. Конечно, с точки зрения коммунальщиков, это – источник пыли. Увлажнение, как мы уже говорили, у нас скудное, а когда почва высыхает, она начинает пылить. Но с точки зрения озеленения пристволовые ячейки обязательно должны быть. Мне сложно сказать, сколько деревьев в Саратове сейчас оборудованы ими, но, я думаю, где-то половина. Это, пожалуй, даже в лучшем случае.

Что касается пыли, то решить эту проблему может незамысловатый травяной газон, посаженный в пристволовой ячейке. А защитить его от вытаптывания поможет такое простое устройство, как пристволовая решётка. Она не мешает подстригать газон, пропускает влагу и солнечные лучи. В Саратове их, кажется, можно пересчитать по пальцам. Для примера, они есть около деревьев на улице Московской, у главпочтамта. Однако если сейчас начать устанавливать решётки около каждого дерева, во что это обойдётся городу? И как долго они простоят на месте? Если уж у нас стабильно исчезают колодезные люки со своих мест...

– А вот это опиливание деревьев в городе, когда их лишают веток и они смотрятся как безжизненные коряги, – это вообще нормально?

– Это омолаживающие обрезки. Они только первое время выглядят ужасно. Как показывает практика, через три-четыре года дерево приобретает вполне нормальный вид. Эти работы допустимы для отдельных видов пород. Они позволяют продлить жизнь деревьям и резко снизить аварийность, то есть обрушение веток.

Ведь основная проблема, которая тянется в нашем городе последние 10 лет, – массовое старение насаждений и повышение их аварийности. Причём точные масштабы этого неизвестны. Последняя полная инвентаризации проводилась в 1998 году, далее она носила лишь частичный характер. Но всё равно в Саратове объёмы омолаживающих работ минимальны и затрагивают только отдельные участки города, в основном центральные улицы. Сроки их проведения тоже не соблюдаются. Кроме того, часто нарушается технология: точки роста срезаются, спилы не обрабатываются. Деревья потом болеют и гибнут. Кстати, всего этого можно избежать, если администрации заинтересуется совместной работой с нашей кафедрой. Никаких значительных затрат это не потребует.

– Что ещё следует сделать городской власти для улучшения ситуации?

– В перспективе хорошо было бы видеть геоинформационную систему зеленых насаждений. Этим как раз сейчас занимаются в Москве, Петербурге, Самаре. Там почти каждое дерево в центральной части города поставлено на учёт. Даётся информация о том, что и когда с ним делалось (обрезка, лечение, удаление), а также что посадят на этом месте. Обязательно нужно заняться нормативной базой. Саратов здесь, увы, тоже не в лидерах.

Например, очень сложно разобраться, как ухаживать за тем же Городским парком им. Горького, если он одновременно значится и как место отдыха жителей, и как особо охраняемая природная территория.

Ещё пример. Администрации не сложно снести опасное зелёное насаждение в общественной зоне, однако в жилом секторе это сделать уже гораздо сложнее. И когда дерево или ветка падают на автомобиль или прохожего, начинаются суды. Быстро выясняется, что насаждения ничьи. Но попробуйте посадить в этом месте новое дерево, как сразу же объявятся какие-то хозяева.

В других городах, например в той же Москве, нормативы проработаны плотно, и практически любой момент, касающийся сноса и ухода, чётко прописан. Сразу понятно, куда надо обращаться, какие документы и в какие сроки представлять, кто займётся этой проблемой. В нашем же городе всё это находится на какой-то волюнтаристской волне. Участники процесса могут использовать, а могут не использовать имеющиеся нормативы. Но опять же, к чести администрации, в последнее время в этом вопросе стараются навести хоть какой-то порядок.