Мёртвое дело

Оценить
Мёртвое дело
Как прошла попытка помочь городской администрации в выполнении её обязанностей

Недалеко от моего дома сдохла кошка. Труп несчастного животного лежал рядом с дорогой, по которой местные жители ежедневно добираются до остановки общественного транспорта. Прошёл день. Ещё день. Ещё один. Труп лежал на месте. Так как эта территория находится на небольшом отдалении от домов, управляющие компании её не убирают. Сотрудники же городских служб в эти края заглядывать не спешили. Наблюдать жутковатую картину наконец надоело, поэтому я решил помочь администрации в выполнении её прямых обязанностей.

Как удалось узнать, посодействовать в решении вопроса могут в службе по отлову животных. Как раз там меня и ждала первая преграда: ответивший по телефону мужской голос пояснил, что они начнут работать только в мае (дело было в конце апреля). Что же делать? Ждать до мая в такой ситуации, как вы понимаете, несколько неуместно. Но голос проявил сознательность: убрать труп они всё-таки постараются.

Продолжили тянуться серые будни. Труп никто не убирал, а после третьего звонка голос посоветовал обратиться на сайт муниципальной организации «Дорстрой». В «Дорстрое» мой звонок приняли приветливо и даже с энтузиазмом: «Где лежит, говорите адрес!» (примерно так). Однако, когда выяснилось, что труп находится на стыке Октябрьского и Заводского районов, оператор разочарованно констатировал, что это не их территория. Вам, гражданин, следует обратиться в муниципальное учреждение «Служба благоустройства города».

Однако сотрудников «Службы» мой звонок несколько удивил. Где это мне сказали, что решать такую проблему должны именно они? В «Дорстрое»? «Позвоните в «Дорстрой» и скажите, что этим должны заняться как раз они!» – посоветовала дама на том конце провода. Стоит ли объяснять, что в «Дорстрое» с этими доводами тоже не согласились.

Раздосадованный безалаберностью чиновников, я решил играть по-крупному и сделал звонок прямиком в комитет дорожного хозяйства, благоустройства и транспорта администрации города, чтобы обсудить происходящее безобразие с его председателем Булатом Гайнановым. Однако разговора не получилось. Как сообщил мне женский голос, во-первых, председателя сейчас нет. Во-вторых, чтобы пообщаться с ним, нужно записываться на приём. В голосе слышались нотки непонимания: как это я мог вообразить, что сам Булат Шафигуллович будет говорить со мной по телефону? Кстати, у комитета есть e-mail. Однако голос предупредил: это только для связи с организациями. (Я написал короткое письмо, но мне на него так и не ответили. Всё-таки я не организация, а значит, обойдусь.) Пообщаться с замом великого и ужасного Булата Шафигулловича тоже не получилось. Хотя соединить с ним меня милостиво согласились, вскоре в трубке почему-то послышались гудки.

Тем временем труп уже начал разлагаться. Тлетворный запах всё усиливался. На то, что осталось от кошки, было страшно смотреть. От безысходности я сделал ещё несколько звонков на горячую линию городской администрации. Звонил почти каждый день, мои сообщения куда-то передавались, но труп оставался на месте. И вот наконец к 9 мая останки животного убрали. Однако это ещё не всё! Подозреваю, что администрация здесь ни при чём. Дело в том, что спустя много дней в этом месте до сих пор чувствуется сильный неприятный запах. Вероятно, кто-то просто не выдержал, взял палку и отпихнул труп в близлежащие кусты. И он продолжает разлагаться там до сих пор. Но вот только куда обращаться?