Незаметный юбилей заметной персоны

Оценить
Незаметный юбилей заметной персоны
Новейшая история Саратовской области начиналась интересно, продолжалась пресно, а теперь идет совсем уныло

За всей этой предвыборно-скандальной суетой все мы забыли об одной очень даже значимой для региона дате. 15 апреля 1996 года президент Ельцин подписал указ о назначении Дмитрия Федоровича Аяцкова главой администрации Саратовской области. Тогда же, 15 апреля 1996 года, в Саратовской области началась новейшая история региона. И, давайте смотреть правде в глаза, именно Дмитрий Аяцков дал ей серьезный и внушительный старт.

Следом в новейшей истории Саратовской области был губернатор Павел Ипатов, который отработал на благо губернии 7 лет. Последние четыре года руководит регионом народный, но не избранный, а назначенный губернатор Валерий Радаев. Но говорят, что до сих пор во многих регионах при упоминании Саратовской области в первую очередь называют фамилию губернатора Аяцкова.

Бурный старт

Начал Дмитрий Федорович с того, что стал менять кадровый состав администрации. При этом не забыл он и о дружбе с областной думой, которая на тот момент была серьезным, практически ключевым игроком на политическом поле губернии.

И именно в думе работали те люди, которые составили первый костяк первого правительства Аяцкова.

Вице-губернатором новой администрации, которую буквально в считанные месяцы переименовали в правительство, стал наш ныне великий уже земляк Вячеслав Володин, который в 1996 году был заместителем председателя Саратовской областной думы.

В новое правительство вошли в том числе депутат Борис Дворкин – сельское хозяйство, Валентина Боброва – социальная сфера, Валерий Давыдов возглавил Пенсионный фонд. Все эти люди были весьма активными и влиятельными политиками того времени и некоторое время совмещали депутатскую деятельность и работу в исполнительном органе власти.

Потом на федеральном уровне был принят закон, и две ветви власти разделили окончательно и бесповоротно.

Вступив в должность, Аяцков развил невероятно бурную деятельность. Всё вокруг кипело и бурлило, инициативы лились сплошным потоком, ДФ был везде и постоянно зажигал. И Саратов из «Столицы застоя», а именно так называли наш регион во времена правления тишайшего Юрия Белых, превратился, выражаясь сегодняшним сленгом, в точку развития.

В сентябре 1996 года состоялись всенародные выборы губернатора. Аяцкова поддержало немыслимое количество избирателей, до которых информацию, по большому счету, доносили две-три газеты, проводное радио, местное ГТРК и, если память не изменяет, пара местных телеканалов.

Впрочем, Аяцков не постеснялся и не поскупился нанять серьезную пиар-кампанию «Николо-М», которая слепила из Дмитрия Федорович цельный образ руководителя новой формации, активного, инициативного, независимого и так далее.

Кстати, Аяцков образца 96 года никогда не стеснялся учиться, задавать вопросы, спрашивать мнение подчиненных. Говорят, он не всегда быстро реагировал на предложения, часто выдавал чужие идеи за свои, но тогда в правительстве работали люди, нацеленные на результат, и авторство идей их интересовало мало. Более того, они прекрасно понимали, что ДФ – это бренд, и под этим брендом процессы пойдут быстрее.

Итак, 1996–1997-е годы были эпохой расцвета губернатора Аяцкова.

Два крыла

А в ноябре 1997 года в правительстве появился еще один вице-губернатор – Александр Мирошин.

Судя по всему, Дмитрия Федоровича стал напрягать растущий политический вес Вячеслава Володина, который отвечал за экономический блок работы правительства. Все платежи, переводы, транши и иные транзакции проводились только после согласования Володиным. При этом Вячеслав Викторович, как и его шеф, был абсолютно публичным человеком, с журналистами дружил, камер не боялся, в инспекционные поездки всегда брал с собой корреспондентов, дабы устраивать публичные выволочки нерадивым исполнителям.

Как всякого честолюбивого человека, ДФ это начало беспокоить, и появилась теория двух крыльев. Одно – Володин, отвечает за экономику, второе – Мирошин, за идеологию.

Александр Константинович очень быстро вошел во вкус. Молодой, амбициозный и очень хулиганистый, Мирошин для начала инициировал создание Совета безопасности региона. Эта структура должна была бороться с проституцией, наркоманией, преступностью и прочими пагубными явлениям любого общества. Врут, что в правительства были установлены видеокамеры или иные следяще-прослушивающие приборы. Официальная версия – во избежание коррупции, конспирологическая – дабы знать, кто и что говорит о губернаторе.

Мирошина очень боялись... Он активно сотрудничал с правоохранительными органами, сильно влиял на средства массовой информации. И активно конкурировал с Володиным за право большего влияния на ДФ.

Вся эта возня закончилась тем, что Володин уехал в Москву. Официальная версия, не раз высказанная Аяцковым: для дальнейшего карьерного роста и для помощи Лужкову и Примакову в раскрутке новой партии «Отечество – вся Россия». То, что карьерный рост Вячеслава Викторовича состоялся, сомнений не вызывает ни у кого.

Молодцы

После отъезда в Москву Володина вице-губернаторами у Аяцкова, помимо Александра Мирошина, в разное время были Владимир Марон, Сергей Шувалов, Сергей Лисовский. Всё это люди незаурядные, образованные, умные, обладающие, помимо всего прочего, редкими организаторскими способностями. Короче, с вице-губернаторами у Аяцкова всё было хорошо.

Помимо вице-, у Дмитрия Федоровича, как председателя областного правительства, было еще и много заместителей. Например, Любовь Слиска, Сергей Наумов, Борис Шинчук, Марат Фаизов, Александр Калиниченко, Петр Камшилов, Ринат Халиков, Александр Дурнов. И они тоже хорошо, очень хорошо или блестяще выполняли свои обязанности. И даже зампреды времен позднего, уже не такого блистательного Аяцкова на фоне сегодняшних кадров выглядят суперпрофессионалами – Александр Гатвинский, Андрей Новицкий, Владимир Чепляев.

Все эти люди в большинстве своем востребованы. Чаще в столице или реальном секторе. Некоторые, конечно, на пенсии. Александр Калиниченко, увы, скончался во цвете лет, работая в правительстве.

Конечно, самым важным достижением Дмитрия Аяцкова стал парк Победы, построенный на Соколовой горе. В копилку Дмитрия Федоровича смело можно занести первую очередь моста через Волгу у Пристанного, на открытие моста приезжал тогдашний премьер Михаил Касьянов.

Но все-таки главным, очень нематериальным достижением исполнительной власти того времени стало снижение социальной напряженности. Если кто забыл, то в девяностых на многих предприятиях зарплату не платили вообще, ту, что люди получали на руки, сжирала инфляция. А сегодняшнего «жирового запаса» у народных масс не было. Команда Аяцкова придумывала какие-то взаимозачеты, векселя, перекрестные платежи и прочие экономические штуки. Был изобретен дешевый (плохой, но очень дешевый) хлеб для малоимущих. Короче, жили по принципу «голь на выдумки хитра».

Потом экономика страны и, соответственно, региона начала выграниваться, чиновники – матереть, ДФ – гордиться. В правительстве началась свистопляска, министры, зампреды менялись как перчатки, в политической элите начался разброд и шатание, появились противоборствующие Аяцкову силы. Всё это привело к неизбежному финалу, и в апреле 2005 года на должность губернатора Саратовской области был назначен Павел Ипатов.

Павлин

Обидное прозвище прикрепилось к Павлу Ипатову практически мгновенно. Причиной тому в первую очередь имя, своеобразная осанка, любовь к костюмам в полоску с серебряным отливом.

До экстренной мобилизации в губернаторское кресло Павел Леонидович долго и вполне успешно руководил Балаковской атомной станцией. То есть человеком был небедным, с устоявшимися привычками и принципами. О печальной социальной составляющей жизни имел слабое представление, был изрядным сибаритом и жизнелюбом.

Но был при этом человеком со стержнем. И потому не стал радостно плясать под дудку Вячеслава Володина. Хотя тот уже имел очень большой политический вес на федеральном уровне и абсолютный – в Саратове.

Поначалу Ипатова пытались вразумить, воспитывать, потом подвергли жесткой обструкции. Выразилось это в том, что в областной думе стали оптом и в розницу принимать социально значимые законы. Конечно, финансово не подкрепленные. И заставляли брать под реализацию этих законом кредиты. Причем не только бюджетные, но и в коммерческих банках. В итоге область становилась всё более и более закредитованной. Депутаты областной думы стенали и рыдали на каждом углу, заявляя о недееспособности губернатора Ипатова, скромно умалчивая о своей ведущей роли в этом процессе.

На Ипатова обрушились все и вся. Впрочем, Павел Леонидович часто давал поводы и для справедливой критики. Но с журналистами он встречаться не боялся, был, конечно, не столь публичен и любим прессой, как Аяцков, но давать интервью и даже содержать какое-то время собственную газету не чурался. Честно говоря, команда Ипатова никогда не была столь блестящей, как правительство начального Аяцкова. Павел Леонидович привел на Московскую, 72, много народа из Балакова, набрал немного силовиков. Всех остальных – с миру по нитке...

Да, Ипатов, кстати, оба раза становился губернатором в соответствии с указом президента. Население региона его не избирало.

Чем запомнился Ипатов? Понятно, полосатыми костюмами. При нем открыли вторую полосу моста в Пристанном. Еще в бытность его губернатором началась реализация многочисленных инвестиционных проектов, которые были закончены уже его преемником Валерием Радаевым.

Народный

Валерия Радаева сразу нарекли народным губернатором – в противовес сибариту Ипатову. Валерий Васильевич стал губернатором стремительно. Сначала прошел слух об отставке Ипатова, буквально на завтра отставка подтвердилась, еще через день был подписан указ президента, и еще через день-другой состоялась скромная инаугурация в областной думе, которую на момент назначения и возглавлял Радаев. Собственно, такая спешка была обусловлена скорым визитом в область Владимира Путина, который встретился с Радаевым буквально в вечер инаугурации.

Понятно, вокруг Радаева объединились все политические силы «Единой России». Все эти силы были уверены, что буквально через пару месяцев область скинет себя кредитное ярмо, надетое Ипатовым. Не вышло. Кредит области после отставки Ипатова только увеличился.

Профессиональных кадров, рвущихся в областное правительство, нашлось мало. Кроме того, всем потенциальным членам кабинета приходилось проходить двойной фильтр – на непринадлежность к команде Ипатова и на преданность Вячеславу Володину. Таких было мало. Поэтому любая образовывавшаяся вакансия заполнялась долго и тяжело.

На первой своей пресс-конференции Валерий Васильевич сделал эпохальное заявление о планах по строительству невероятного бизнес-центра на Зеленом острове посередине Волги. И получил по этому поводу массу насмешек. Всего за четыре года своей работы Радаев дал максимум три пресс-конференции, раз или два встречался с главными редакторами. Живого интервью (не запись и монтаж на ГТРК) не дал ни разу.

Зато при Валерии Васильевиче открыли новый ТЮЗ. Строили новое здание детского театра очень давно – и Аяцков, и Ипатов, но ленточку перерезал именно Радаев. Главным достижением Радаева на сегодняшний день является капитальный ремонт старого моста через Волгу. Это был действительно смелый и даже отчаянный, но необходимый шаг. Впрочем, о качестве ремонта будем говорить позже.

Еще при Радаеве воцарились мир и покой в местной политической элите, политическая жизнь региона стагнировала и превратилась в болото.

Экономика региона, несмотря на бравурные отчеты о том, что у нас много лучше, чем в целом по стране, сильно от падающей российской экономики не отстает.

За четыре года правления Валерия Радаева депутаты приостановили действие целого пакета социальных законов, но это ничуть не помогло пополнить остродефицитный бюджет.

Классика жанра

Народная мудрость гласит, что каждый последующий руководитель всегда хуже предыдущего. Есть подозрение, что новейшая история Саратовской области это подтверждает.

Харизматичного, азартного, обучаемого Дмитрия Аяцкова заменил сухой технократ Павел Ипатов. При Аяцкове жизнь в регионе била ключом по всем направлениям. И даже при позднем, уже не таком драйвовом ДФ было интересней, чем при раннем Ипатове. Впрочем, Павел Леонидович был всегда ровен – и в начале своей карьеры губернатора, и на ее закате. Ипатов – умный, образованный, но мало интересующийся мнением и состоянием окружения, – как выяснилось, был вполне приличным руководителем Саратовской области.

Это стало особенно понятно после четырех лет губернаторства Радаева. Валерий Васильевич, не успев ничему научиться, стал великим. И как минимум еще год мы будем внимательно наблюдать, как растут крылья нашего народного губернатора, как бронзовеет его величественный торс.

Получается, что новейшая история Саратовской области пошла по нисходящей, а это очень печально.