Iggy Pop. Post Pop Depression

Оценить
Iggy Pop. Post Pop Depression
Итак, еще одна ветеранская работа, работа человека, которого не без оснований считают крестным отцом сразу двух направлений рок-музыки – панка и гранджа. Этого достаточно, чтобы любители музыки поняли, о ком идет речь.

Итак, еще одна ветеранская работа, работа человека, которого не без оснований считают крестным отцом сразу двух направлений рок-музыки – панка и гранджа. Этого достаточно, чтобы любители музыки поняли, о ком идет речь. Конечно же, это Джеймс Ньюэл Остерберг-младший, всему миру известный как Игги Поп. Да этот тот самый человек, который вот уже сорок лет скачет с голым торсом на мировых сценах. Понятно, он постарел, глубокие морщины изрезали его лицо. Но остались голос и жажда творчества, а это главное.

В музыке Игги Попа различают несколько периодов. Первый – это годы работы с группой Stooges, потом долгое сотрудничество с Дэвидом Боуи, которое многие считают вершиной творчества певца. Потом, уже после Боуи, исследователи различают еще множество периодов, но всё это, на наш взгляд, формально. Стартовал ли новый период с выходом пластинки Post Pop Depression c началом сотрудничества с Джошем Хоммом из Queens Of The Stone Age, точно сказать нельзя. Тем более что Игги рассыпал по альбому множество намеков, что он уходит и это, дескать, его лебединая песня. Кстати, кроме Хомма, в записи диска принимал участие Дин Фертити, тоже из QOTST, и ударник Arctic Monkeys Мэтт Хелдерс. Так что состав подобрался приличный.

Что можно сказать об альбоме? Первое – то, что его надо слушать несколько раз. Можно подряд. Можно с некоторыми перерывами. И только тогда вам откроются его вершины и тайные смыслы. Серьезно. В первый раз запоминается только American Valhalla с бьющими по ушам барабанами Хелдерса и мрачным голосом самого Игги. И завершает он песню тоже совсем невесело: «Я – ничто, но не мое имя – I've nothing but my name!» И только потом открываются для слушателя другие песни альбома. Например, Vulture – повествование о страшном черном стервятнике, психоделическое и несколько заунывное. Впрочем, чего ждать от альбома, в названии которого есть слово «депрессия». Затем German Days – напоминание о буйных деньках времен падения берлинской стены. Напомним, провел Игги эти дни в прекрасной компании с Дэвидом Боуи и Лу Ридом. И все, конечно, отмечают финальный трек – Paraguay, хотя музыкальные достоинства песни небесспорны. Но текст – вот что привлекает всех. Не будем цитировать – Игги слишком увлекся обличением современного поколения и советами типа «Возьми свой гребаный ноутбук и засунь его в чертов вонючий рот». (Панк – музыка грубиянов.)

Песня привлекает пространным пассажем о некоем мифологическом Парагвае, где Игги хотел бы отдохнуть от всех забот. Метафора? Прощание? Или очередная провокация публики? Нет ответа пока.