«Война мифов. Память о декабристах на рубеже тысячелетий»

Оценить
«Война мифов. Память о декабристах на рубеже тысячелетий»
Как известно, декабристам у нас фатально не повезло, причем дважды.

В санкт-петербургском издательстве «Нестор-История» вышла книга Сергея Эрлиха «Война мифов. Память о декабристах на рубеже тысячелетий». Как известно, декабристам у нас фатально не повезло, причем дважды. При царе их победили, частично повесили и законопатили в Сибирь, а при большевиках реабилитировали и возвели на пьедестал, навязав высокородным бунтарям сомнительную участь волхвов, принесших первые дары революционности к яслям кудрявого младенца Ильича.

Романтическая советская интеллигенция честно любила дворянских диссидентов за их жертвенность, каторгу, стильные гусарские ментики и дружбу с Пушкиным, но одновременно и корила их за неуклюжую стратегию, робость на допросах и пламя, которое впоследствии возгорелось из искр 1825 года («Ах, декабристы! Не будите Герцена!/ Нельзя в России никого будить»). Ну а граждане, чуждые романтики, относились к Пестелю или Каховскому примерно так же, как многие позднее отнеслись к Ходорковскому, то есть с раздраженным – пополам с опасливым – недоумением: богатый, успешный... и какого черта ему еще надо?

Книга Сергея Эрлиха очень и очень информативна. Будучи внимательным историком, автор рассказывает читателю (и в этой книге, и в журнальных публикациях и интервью) о многих любопытных фактах, связанных с восстанием декабристов. Думаю, что далеко не все знают, к примеру, что Николай I «благодаря акции 14 декабря провел своеобразное «социсследование». Он велел записывать все «конструктивные предложения» по изменению государственного устройства, высказанные декабристами на следствии. Этот «свод пожеланий» революционеров хранился у царя в кабинете, и он к нему часто обращался». Впрочем, автор книги пишет не только о прошлом, он проводит параллели с настоящим.

По мнению Сергея Эрлиха, попытки «переписать» историю событий 14 декабря 1825 года производятся «кремлевскими технологами при активном содействии православных монархистов. Прагматика путинского режима очевидна. Для его упрочения необходимо дискредитировать герценовскую «метафору мятежа», посредством которой в 1917-м и в 1991-м менялась несменяемая российская власть». Автор проводит параллели между событиями 1825 года и нынешней политикой власти, заголовки глав книги говорят сами за себя: «Путин о людях 14 декабря», «Декабристы – предшественники диссидентов», «Кремлевский мастер-класс работы с памятью», «Декабристские акции наследников Октября» и так далее. Мы встретим в книге имена многих наших современников – писателей, политиков, чиновников. Оказывается, события 190-летней давности в России по-прежнему злободневны. «Звезда пленительного счастья», о которой мечтали декабристы, похоже, так и не взошла...