Полицейские романы Эда Макбейна

Оценить
Полицейские романы Эда Макбейна
Судьба книжных серий непредсказуема. В феврале петербургское издательство «Амфора» объявило о выходе 25-томного собрания полицейских романов Эда Макбейна.

Судьба книжных серий непредсказуема. В феврале петербургское издательство «Амфора» объявило о выходе 25-томного собрания полицейских романов Эда Макбейна. Однако по не зависящим от издателей причинам вышел пока только первый том, включающий два романа – «Ненавижу копов» (известен также под названием «Истребитель полицейских») и «Грабитель». Очень хочется верить, что проект будет реализован, поскольку авторский цикл «87-й полицейский участок» по праву считается наилучшим образчиком жанра.

Первая книга увидела свет в 1956 году, и вплоть до своей кончины в июле 2005 года писатель с большей или меньшей интенсивностью пополнял свою серию. Автор сознательно рушит стереотип. Обычный криминальный роман сосредоточивает внимание читателя на вопросе: кто убийца? Макбейна интересует иное: кто сыщик? Точнее, каков он – и в работе, и в приватной жизни? Автор не пренебрегает острым сюжетом, запутанной фабулой, эффектной развязкой. Но всякий раз получается, что на первый план выходит рядовая, будничная, порой утомительная и рутинная работа полицейских – Стива Кареллы, Берта Клинга, Майера Майера, Коттона Хоуза, Питера Бернса и других персонажей.

В привычном криминальном романе автор вместе с героями-сыщиками сосредотачивается на одном преступлении. У Макбейна в центре повествования сразу несколько преступлений различной степени тяжести – от банальной кражи в супермаркете или пьяной поножовщины в баре до подготовки хладнокровного теракта. Макбейн не торопится, не требует от читателя мгновенной симпатии к его героям. Высокий профессионализм героев не декларируется специально: он проявляется по ходу действия, во многих эпизодах – не обязательно явно, чаще исподволь. Цикл о 87-м участке можно начинать читать с любого места; каждый роман – самостоятельная законченная история и вместе с тем это лишь эпизод, фрагмент большой картины. В совокупности эти эпизоды образуют нечто вроде полицейской саги, жестко связанной лишь местом действия и как бы приподнятой над реальным течением времени.

Хотя великая русская классика завещала нам любовь к ближнему, это чувство обычно не распространялось на полицейских. 3авидев городового, русская классика гордо переходила на другую сторону улицы, поскольку полагала, будто участок – средоточие произвола и мракобесия. Понадобилось целое столетие, прежде чем американский писатель Эд Макбейн помог нам преодолеть заблуждения и вернул былой блеск полицейской бляхе... Увы, по ряду причин всё вышесказанное не распространяется на здешних служителей закона. Как говорил герой Самуила Маршака мистер Твистер, «ты не в Чикаго, моя дорогая!»