Когда опущен занавес

Оценить
Когда опущен занавес
Одно из двух больших событий, уготованных Саратовской области на этот год, свершилось. Это визит премьер-министра Дмитрия Медведева. Второе, как вы понимаете, – широкое празднование восьмидесятилетнего юбилея области.

Одно из двух больших событий, уготованных Саратовской области на этот год, свершилось. Это визит премьер-министра Дмитрия Медведева. Второе, как вы понимаете, – широкое празднование восьмидесятилетнего юбилея области. Кстати, идея праздника так понравилась депутатам, что комитет облдумы по культуре предложил еще отмечать, кроме Дня области, еще и День губернии, а также День основания театра. Взволнованный тем, что его почтенное заведение обошли, директор цирка Иван Кузьмин предложил также отмечать и День основания цирка. Как нам кажется, совершенно резонное предложение, тем более что День цирка в наших краях можно отмечать почти постоянно. Ну и от себя сделаем одно предложение. 11 июня 1928 года был образован Нижневолжский край со столицей в Саратове. Тоже бы надо отмечать – объявить День края и праздновать от души, тем более лето, тепло, светло, особенно в три часа ночи, ибо горазды наши власти на большие свершения, но вот перевести время ближе к человеческому отчего-то не решаются. Уверен, День края тоже понравится народу, хотя отдельные личности будут называть этот праздник – Крайний день.

Но вернемся к нашему премьеру. Дмитрий Медведев приезжал сюда на аграрный форум «Единой России», мы об этом писать не будем – подробности форума и визита на стр. 8–10. Поговорим о других событиях вокруг визита.

Нет, понятно, перед приездом визитом любого высокого гостя в любом регионе строят потемкинские деревни, мы не исключение. Может, на этот раз их строили с особым размахом – Валерию Сараеву хотелось показать себя. Что особо умиляет – потемкинские деревни строят, совершенно не скрывая это от местных жителей. Издревле так у нас сложилось: свои перебьются, главное – перед московским гостем в грязь лицом не ударить. Премьеру же в наших краях особенно везет – например, его возят мимо полей, где играют на солнце полосатыми боками огромные арбузы. Что они привезены из другого района – не имеет значения, не правда ли? На этот раз Дмитрия Анатольевича удивили гигантских размеров осетром. Ну, не гигантских, это так сорвалось у меня, нормальный был осетр – побольше метра. Лично мне показалось, что было у рыбьей морды какое-то не наше выражение. Астраханское, скорее. Оно и понятно – осетров этих привезли с низовьев Волги, но только вот сказали ли об этом премьеру? Ведь осетр, по сообщению пресс-службы саратовского губернатора, удивил Дмитрия Медведева. Вдруг он подумал, что в Саратове уже таких выращивают?

Нет, понятно, люди и рыбы (в меньшей степени), удивлявшие второго человека в стране, хотели бы получить ответный эффект. Типа мы вам осетра, а вы нам – денег на дороги. С деньгами пока выходит не очень, хотя дороги – вот ведь сюрприз – не понравились премьеру. «Мягко говоря, – сказал он, – у вас плохие дороги». А если не мягко говорить, а со всей премьерской прямотой? Впрочем, не надо, мы и сами знаем.

И все-таки дороги наши произвели некоторое впечатление на премьер-министра. Он по окончании партийных дел даже собрал совещание специальное. И сказал на этом совещании: «По понятным причинам это накопленный эффект, это не сегодня возникло, но это не значит, что мы должны всё списывать на предыдущие трудности. Нам нужно сегодня выработать набор предложений по развитию и поддержке дорожной сети в Саратовской области, которые можно было бы применить и в других регионах Российской Федерации». То есть Медведев, как до него и депутат Панков, опять сослался на «тяжелое наследие царского режима». Но и предложение его было малоконструктивным: от «выработки набора предложений» ям на наших догах меньше не станет.

Более конкретен первый замминистра транспорта РФ Евгений Дитрих: «Если значительная часть региональных дорог не находится в нормативном состоянии, – такое он сделал предположение, – может быть, имело бы смысл направить средства в большей степени на капитальный ремонт и ремонты существующей сети». То есть фиг вам, а не новые дороги, ремонтируйте те, какие есть. Другого ждать было трудно, Москва давно перевела регионы в режим самовыживания. Только один вопрос остается: 700 миллионов, а это больше половины выделенных регионам средств, у нас хотят направить как раз на строительство новой дороги к недостроенному аэропорту в Сабуровке. Значит ли предложение замминистра Дитриха, что деньги всё же будут потрачены с большей пользой для области?

Что еще можно вспомнить об этом визите? Да мало на самом деле можно вспомнить. Как правоохранители всеми силами хотели не допустить встречи обманутых дольщиков с премьером и добились своего, как разогнали коммунистические пикеты с плакатами об отставке правительства. И всё, пожалуй. Впрочем, даже такой бессобытийный визит, по всей видимости, утомил премьера, и после Саратова он направился в Хибины кататься на горных лыжах. Город сразу же стал забывать о пребывании здесь высокого гостя. И только филиппика пламенной коммунистки Ольги Алимовой полетела вслед премьеру:

«Был. Не встретился он с народом, не пожелал узнать, почему мы хотим его отставки, не захотел услышать наши вопросы. Было проявлено чуткое бдение о том, чтобы Медведев не увидел того, что не все его так сильно здесь любят, одиночные пикеты были задержаны. Но, наверное, напишет, что у нас шикарные дороги, шикарный прием и шикарный был вечер. Я вообще думаю, что он ничего не хотел видеть, он просто хотел «оптичить» (поставить птичку в плане мероприятий. – Д. К.) это мероприятие. Сказали ему приехать сюда, он приехал, посмотрел и поучаствовал. А если они действительно хотят приехать и помочь, то должны приезжать инкогнито. Приехал, переоделся в нищего, прошелся, посмотрел и послушал. Прогулялся по рынкам, по помойкам и дворам, всё увидел и принял решение, что Саратовскую область надо спасать!»

Нет, конечно, нам странно предложение товарища Алимовой, чтобы Дмитрий Анатольевич Медведев бродил в лохмотьях по Саратову аки султан Сулейман по Стамбулу. Мы бы премьера и в обносках узнали и тут же всё покрасили в розовый цвет. Но всё остальное – верно.