Замах на рубль

Оценить
Замах на рубль
Однажды за четыре года губернатор Валерий Радаев во всеуслышание откровенно оценил ситуацию в Саратовской области, но больше на это не решался

Как-то совсем незаметно прошла такая славная дата в истории области, как четырехлетие со дня назначения Валерия Радаева губернатором области. Как будто и не было этого юбилея. Возможно, это было связано с тем, что главный виновник торжества в те дни пребывал в Москве. Возможно, были и другие причины. Но как бы то ни было, даже такие ценители управленческих талантов Валерия Радаева, как г-да Наумов, Грибов, Олейник, Ландо, промолчали. К чему бы это? Может, что-то знают?

Но не будем вдаваться в конспирологию. Поговорим о другом.

Три или четыре?

Для начала перескажем один забавный эпизод из жизни нашей редакции. Три сотрудника сошлись в споре, сколько же лет руководит областью Валерий Радаев. И вроде не практиканты несмышленые спорили, а люди, проработавшие в журналистике и при первом губернаторе, и при втором, и при третьем – народном. Двое даже советскую прессу – коллективного организатора и пропагандиста – застали. И вот эти опытные и, казалось бы, всё и вся знающие люди никак не могли прий­ти к единому выводу: сколько же лет мы под Радаевым? Одни говорили, что четыре, другие же сопротивлялись, утверждали, что не четыре, а только три года, приводя в качестве аргумента фразу: «Так ничего же он еще не сделал». Как водится в таких случаях, спорщиков рассудил интернет. Всё правильно: четыре года с апреля – с пятого, кажется, числа – 2012 года. Но и контраргумент сторонников трехлетки тоже заставил призадуматься: а что же такого великого сделано?

Надо сразу сказать, что все дальнейшие заметки носят исключительно субъективный характер. Я вовсе не претендую на глубину экономического, политического и какого-либо иного анализа. Просто вспоминаю.

«Ты помнишь, как всё начиналось?» Нет, я не об инаугурации, не о митинге на площади, где впервые от Романа Грибова прозвучало определение «народный губернатор». Будто прежние были антинародные. Может, г-н Грибов намекал на происхождение Валерия Васильевича из крестьян? Так и Павел Ипатов тоже не из графской семьи.

Нет, я о другом событии. Сейчас представители власти этот нонсенс не вспоминают вовсе, говорят о нем иногда только самые язвительные критики. Это неправильное отношение, то было знаковое событие, своего рода камертон всех последующих действий. Ах да, что же не сказал, о чем идет речь. Речь идет о планах возведения на Зеленом острове местного Лас-Вегаса. И всякие сопутствующие вещи: канатные дороги через Волгу, переоборудование старого моста в нечто вроде Порто-Веккьо во Флоренции с кафе и бутиками и многое другое. Почему не хочется это забывать? По той причине, что эпопея с Зеленым островом подарила нам сразу три родовых признака большинства начинаний Валерия Радаева. Признак первый – утопичность самой идеи (потом будут айфон, десять миллионов тонн зерна и т. д.). Признак второй – некоторая сомнительность потенциального инвестора или партнера. Признак третий – полное одобрение любой идеи людьми из окружения губернатора. Вспомните положительные отзывы заслуженных строителей Леонида Писного и Якова Стрельцина. Вспомните кипучую деятельность по этой теме Александра Ландо – с высадкой а-ля морской десант на Зеленый остров и так далее и тому подобное.

И еще: громкие, но быстро стихающие заявления отвлекают внимание от реальных дел или от невыполненных других обещаний. Почти одновременно с Зеленым островом прозвучало обещание Валерия Радаева отдать на социальные нужды – то ли детям, то ли старикам – так называемый особняк Дмитрия Аяцкова в Октябрьском ущелье. (Кстати, сам ДФ хотел организовать там частный детский дом.) Четыре года прошло – ничего не сделано, «квадратные метры» просто разрушаются, никем не востребованные.

P. S. Мне могут возразить, что в истории с Зеленым островом губернатор не засветился, говорили о чудо-городе в основном его министры. Может, и так, но ассоциируется начинание именно с Валерием Радаевым.

Правдивая речь о том, где мы

Я прекрасно понимаю, что мои скромные заметки вызовут раздражение у поклонников губернатора Радаева. Мол, чего ждать от издания, которое в одном ведомстве отчего-то проходит по разряду радикально оппозиционных. На самом деле я стараюсь быть объективным. И если вспоминать начинания Валерия Радаева, то нельзя не вспомнить об одном документе, который тогда, в самом конце весны 2014 года, показался если не прорывным, то многообещающим. Это было «Обращение губернатора В. В. Радаева к жителям Саратовской области: депутатам, главам муниципальных районов, бизнес-сообществу, работникам бюджетной сферы, общественникам». Пожалуй, ни один из предшественников Валерия Радаева не говорил так откровенно о том, каким стал наш край. Позволю себе сразу несколько цитат.

«За период с 2000 по 2010 годы область покинуло около 175 тысяч человек. Это чуть меньше населения Балакова или трех таких городов, как Вольск. Отток квалифицированных кадров в более экономически благоприятные регионы – Москву и Московскую область, Санкт-Петербург, Самарскую область – проблема, которая по сей день продолжает существовать на рынке труда. Область ежегодно теряет в межрегиональной миграции около 4 тысяч человек. Среди уехавших велик процент тех, кто делал погоду в регионе – в культуре, в здравоохранении, в бизнесе. А тех, кто, оставив саратовскую прописку, реализует себя не здесь, наверняка и того больше».

«...Закономерен сложившийся сегодня имидж Саратовской области как отстающего региона, который сегодня себя может соотносить разве что с субъектами-середнячками, где понятие «провинция» полностью соответствует смыслу крылатой строчки Грибоедова: «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов».

«Регионы, которые сегодня по многим параметрам развития нас обгоняют на годы, а то и десятилетие – Казань, Нижний Новгород, Самара, Волгоград, Пермь 100 – лет назад не могли и сравниться с Саратовской губернией и по количественным, и по качественным параметрам... Если зримо проследить, как трансформировался статус Саратова от века к веку, от грибоедовской «глуши» в начале 19-го к культурному центру накануне Первой мировой войны, а затем к тому, что мы имеем сейчас, в начале 21 века, то получается ломаная кривая, и не в нашу пользу».

Тогда по горячим следам я в газете упрекал губернатора в том, что рецептов выхода из этой ситуации он практически не дал. Разве что призывал к развитию внутреннего туризма и включению в число достопримечательностей мест, где побывал Александр Дюма-отец. Не было этих рецептов не оттого, что Валерий Радаев их не знал, а по той причине, что их нет. Человек ищет, где лучше, а Саратов никогда – по условиям жизни – не догонит Москву, так же как и Москва не станет по тем же параметрам привлекательнее Лос-Анджелеса. Сейчас, по прошествии двух лет, можно сказать: и то хорошо, что эта тема была поднята первым лицом области.

Кстати, тогда же проявилась одна черта, которая стала присуща всем последующим выступлениям Валерия Радаева: постоянное упоминание в докладах и выступлениях имен деятелей культуры. «Чем сильна Россия? Прежде всего Пушкиным и Достоевским, Ахматовой и Булгаковым, Анной Павловой и Сергеем Рахманиновым. Что мы можем предъявить миру? Русский балет, русский авангард, русское театральное искусство и, конечно же, загадочную русскую душу». Нет, конечно, хорошо, что у Валерия Васильевича такие начитанные спичрайтеры, но с имиджем губернатора, этакого русского мужика, всё же любовь к русскому авангарду никак не вяжется.

На следующий день губернатор пригласил редакторов СМИ поговорить в неформальной обстановке – за чашкой чая. Думаю, Радаева интересовало впечатление от его обращения. Помню, сначала он чувствовал себя несколько скованно, постоянно заглядывал в бумажки. А потом – ничего, разговорился, и беседа вышла, в общем-то, толковая. Но никогда больше Валерий Радаев не приглашал журналистов на такие встречи, он и пресс-конференций-то дал за всё это время две или три. Отстраненность от СМИ, может, даже боязнь их стала еще одной чертой четырех лет Радаева.

P. S. К теме упадка Саратовской области губернатор Валерий Радаев более ни разу не обращался.

«У меня есть мечта»

Замах на рубль«I have a dream» – так называлась программная речь великого американца Мартина Лютера Кинга. И эти же слова были выбиты на его могильном камне. Но не будем о грустном, поговорим об упорстве. Потому что было бы ошибкой думать, что наш губернатор легкомысленно относится ко всем своим идеям – расскажет об одной и бросает ради новой. Поматросит и бросит отматрошенную. По нашим наблюдениям, у Валерия Васильевича есть две идеи, которыми он горит всегда. Одна – рекордный урожай на саратовских полях. Сейчас глава области выбирает между десятью и восемью миллионами тонн. Десять миллионов, конечно, выглядят привлекательнее, восемь – ближе к реальности. Хотя, если уж совсем быть реалистами, наш потолок – четыре миллиона, да и то как погода распорядится.

Вторая идея – это строительство в Саратове международного аэропорта. Сразу необходимо заметить, что я не противник строительства нового аэропорта, он нужен городу, это несомненно. Но к громадью наших планов хочется присмотреться. Во-первых, таким ли международным будет новый аэропорт, когда (если) его все-таки построят? Веру, что аэропорт в Сабуровке станет хабом – крупным авиационным узлом, – не утратил только министр экономики Владимир Пожаров. Ладно, пусть просто международный, но иностранные авиационные компании сворачивают свои полеты по региональным центрам России. С другой стороны, народ нищает, доллар и евро выросли практически вдвое: много ли наших земляков наскребут сейчас деньги на полеты за рубеж и отдых за границей? Тем более что самые популярные и экономные направления Турция и Египет, увы, закрыты для россиян. А несколько чартерных рейсов – они и из старого аэропорта летают. За прошлый год «Саратовские авиалинии» перевезли 525 тысяч, и это, похоже, предел возможностей саратовцев. Так, может, и аэропорт строить, исходя из этих данных, а не говорить о мифическом пассажирообороте в два миллиона?

К тому же, как и во многих других саратовских начинаниях, есть проблемы с партнерами. «Волгомост» – в кризисе, тендер на достройку выиграла дагестанская фирма «Мостоотряд-99». Между тем из выделенного Саратову на дороги миллиарда федеральных рублей семьсот миллионов отправят на достройку северного подхода к Сабуровке. Немного арифметики: достаточно давно стоимость этого подхода определи в четыре миллиарда рублей. Возможно, что сумма уже увеличилась. Длина дороги – 9 км с небольшим. Считаем. Получается, что километр приблизительно будет стоить 440 миллионов. Поверим, что это так. Опять считаем. На семьсот миллионов можно будет построить 1 километр 600 метров. Есть ли в этом смысл или просто очень хочется освоить деньги? Постоянное желание завести средства на эту странную стройку вызывает сомнения. А вдруг там так же эффективно строят, как реставрировали Изборский замок?

Зато хоть что-то постоянное есть в наших замыслах – это мечта построить аэропорт. После, как предполагается, наступит полное счастье.

P. S. Уже середина апреля, но от «Мостроотряда-99» никаких новостей нет.

Строго предварительно

Вернемся, однако, к началу этих заметок. Само собой, спор о трех или четырех радаевских годах плавно перетек в дискуссию о том, какой же след оставит Валерий Радаев в истории Саратовской области. Ведь четыре пятых его губернаторства позади. Понятно, что нам могут предложить его же кандидатуру осенью 2017 года, но пока этого определенно никто не знает. Да и не может никто знать, какое волеизъявление саратовского народа запланируют в администрации президента.

Понятно, что мнения в нашем споре разделились: мы же не в Госдуме заседаем. Радикально экстремистские элементы утверждали, что нынешний губернатор развалил то, что не сумели развалить до него. Мол, достаточно взглянуть на Саратов и его дороги. Другой участник диспута, наоборот, придерживался благонамеренной точки зрения, заявляя, что Валерию Радаеву потомки должны быть благодарны за то, что не развалил всё окончательно. У меня же определенной точки зрения не сформировалось. Ведь это при нем отремонтировали (как бы капитально) мост, но одновременно развалилась набережная. Открыт завод по переработке сои, но само выращивание сои в таких масштабах вызывает сомнения. Загибается завод автономных источников тока, зато лифторемонтный завод назван губернатором чуть ли не лидером отрасли. За четыре года его правления сели только министр спорта и глава комитета капстроительства, но это примерная норма и для предшественников Радаева, да и не вечер еще – год остался.

Вот именно поэтому если и давать губернаторству Валерия Радаева оценки, то это должны быть строго предварительные оценки – так сказать, «Предварительные итоги», как у писателя Юрия Трифонова. Прежде Юрий Трифонов ни разу не упоминался спичрайтерами губернатора. Может, пришло время? Но каковы же будут итоги? Если совсем коротко: намерений и мечтаний – разумных и фантастических – было куда больше, нежели реальных дел.

P. S. Правда, недавно сняли фильм «История побед» – там совсем другая картина.