Барьеры здравого смысла

Оценить
Барьеры здравого смысла
Предприниматель и министр сошлись в дискуссии о государстве и бизнесе, попутно вспомнив о девяностых

Чувствует или нет бизнес в Саратовской области поддержку власти? Об этом поговорили министр экономического развития и инвестиционной политики Саратовской области Владимир Пожаров и председатель саратовского регионального отделения «Опоры России» предприниматель Наталия Панферова. Беседа состоялась в минувший четверг в рамках церемонии вручения национальной предпринимательской премии «Бизнес-Успех». Обсуждение дало несколько неожиданные результаты.

Неумеренный климат

Первым получил слово министр. «Власть действительно заинтересована в развитии бизнеса», – сообщил Пожаров, пояснив, что понимает, насколько скептически к этому многие могут отнестись. Только дело-то в том, что бизнес попросту выгоден государству. «Это доходы бюджета, рабочие места, снижение социальной нагрузки и так далее», – пояснил он. Конечно, над многим ещё требуется поработать государевым людям – например, над снижением административных барьеров. «Я считаю, что это будет обеспечивать комфортную среду для бизнеса и инвестиционную привлекательность в регионах», – заметил министр. Ну, правильно. Так как в нынешних условиях бюджетного дефицита ощутимую финансовую поддержку власть оказать не сможет, остаётся сосредоточиться на нефинансовой поддержке.

Далее министр перешёл к тому, что конкретно делается в регионе для развития бизнеса. Во-первых, правительство области пытается улучшить свои показатели в национальном рейтинге инвестиционного климата. Сейчас мы находимся в третьей группе из пяти возможных, поставлена задача войти во вторую группу (при этом Пожаров на всякий случай не стал расшифровывать, что Саратовская область занимает самое последнее место в третьей группе, расположившись на 50-й строчке рейтинга из 76).

Для объективной оценки инвестиционного климата в регионе проводится анонимный опрос предпринимателей, на текущий год утверждены целевые ориентиры (более жёсткие, чем в прошлом году) и разработана дорожная карта. Карта должна ускорить прохождение бюрократических барьеров: в ней оговариваются временные затраты и количество процедур, требуемых для регистрации предприятий, получения разрешения на строительство, подключения к электросетям и пр. В каждом муниципалитете внедрён муниципальный инвестиционный стандарт, в соответствие с которыми в среднем на 40 процентов сокращено время рассмотрения документов местными администрациями. Однако в министерстве всё равно считают, что этого недостаточно. «Анализируя регионы-лидеры, мы поставили задачу снизить в этом году ещё как минимум на 30 процентов этапы и срок оформления тех или иных документов», – сделал серьезную заявку министр.

Патенты, гранты, советы

Второе направление работы областного правительства – оптимизация налогообложения. В регионе введены двухлетние налоговые каникулы, значительно снижена стоимость налоговых патентов, продлено действие пониженных налоговых ставок для отдельных категорий предпринимателей. И эту работу планируется продолжать.

Предпринимателям оказывается и другая поддержка: в текущем году направлены средства на снижение ставки по лизингу, организацию центров молодёжного инновационного творчества. Возмещаются затраты субъектам предпринимательства, занятым в сфере ремёсел, народного художества и сельского туризма, возобновлены гранты начинающему малому бизнесу в муниципальных районах. При этом в министерстве уже считают, что размер этих грантов стоит увеличить – с 500 тысяч рублей до 1 миллиона рублей. «500 тысяч недостаточно, чтобы даже какой-то микробизнес открыть», – заметил министр.

Ну и конечно, правительство тесно сотрудничает с предпринимателями: представители бизнеса введены во все конкурсные комиссии (в том числе по распределению средств), при губернаторе действует совет по инвестициям, работает институт уполномоченного по защите прав предпринимателей и прочее. В общем, работа ведётся, просто правительство не всегда имеет возможность широко освещать её в СМИ.

Мысли о смысле

После министра слово получила Наталия Панферова. Представитель «Опоры» красноречиво рассказала о конкретных проблемах бизнеса. Из этого спича стало понятно, что на самом деле скрывается за понятием «административные барьеры» и почему их надо снижать как можно скорее.

Панферова согласилась, что все административные проверки были задуманы правильно – в том числе для того, чтобы защитить потребителя. «Но меня зачастую напрягает, что акты периодически имеют задвоенный характер, – заметила председатель. – Предприниматель не может чувствовать себя спокойно». Кроме того, количество регулирующих актов и проверяющих организаций превышает все разумные пределы. «36 проверяющих организаций и 600 различных подак­тов, – привела данные Панферова. – Самое главное, что это всё время меняется». При этом малый бизнес далеко не всегда имеет возможность нанять бухгалтера и юриста. Приходится разбираться во всём своими силами, а это – колоссальная работа. Особенно когда законы перехлёстываются между собой, отменяют друга друга, и их много, а каждый проверяющий орган требует своё.

Пара примеров тоже была приведена. Знакомому Панферовой предпринимателю муниципалитет выписал предписание убрать с территории снег. Предприниматель нанял машину и приступил к работе, однако вскоре у него состоялся разговор с сотрудником ГИБДД. Полицейский заявил, что грузовик не имеет права находиться на улице. По словам председателя реготделения «Опоры», у полиции было другое требование, из которого следовало, что убирать снег должен был муниципалитет.

Второй пример был и вовсе абсурдным. В Саратовской области очень любят говорить о развитии внутреннего туризма. Однако почему-то не обращают внимания на то, по каким правилам этот туризм вынужден работать. Согласно действующим российским законам рюкзак на пешей прогулке у ребёнка должен весить не более 2,5 кг. Также в законе есть перечень вещей, которые в этот рюкзак надо положить. И все вместе они весят пять килограммов! Ну и наконец, самое главное. «Если соблюсти все требования по развитию туризма, то двухдневный сплав по реке Медведица будет стоить как недельная поездка в Чехию, – объяснила Панферова. – Поэтому иногда предприниматели что-то и не соблюдают. Потому что это физически невозможно».

Клуб любителей квестов

Также чиновники забывают о том, что иногда их творчество влетает предпринимателям в копеечку. «Почему то никого не волнует, откуда бизнес возьмёт деньги на все новшества?» – заметила Панферова. «Взять хотя бы тот же ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система государственного контроля за производством и оборотом алкоголя и спиртосодержащей продукции. – Прим. ред.) – это минимум 100–150 тысяч рублей, которые где-то надо взять. И потом постоянно доплачивать за неисправность системы или самому с ней справляться. Но одному справиться с системой невозможно», – утверждает представитель «Опоры». 100–150 тысяч рублей для сельского кафе – деньги весьма приличные. Так что понять его хозяина в попытках не связываться с ЕГАИС можно. «Закончится постоянными отдаваниями мелкими взятками участковому», – заключила Панферова. И прозрачно намекнула, что предприниматели уже уходят в тень или бросают бизнес: «Взять даже город Саратов. Самые популярные объявления: аренда, продажа».

Ну и ещё одна известная проблема – ворох отчётности. «Мы идём сдавать отчёт в налоговую, ксерокопируем его и несём в Росстрах, – сообщила Панферова. – А вы все сами знаете, что каждый документ сколько-то времени действует». В результате предприниматели поневоле вынуждены играть в квесты. «Квест «Как оформить землю», – начала приводить примеры председатель. – Это страшный квест... Это долгий квест. Квест «Собери пакет документов». За 22 дня. Сроки уменьшаем, но, вероятно, мы не подумали, что физически пробежать по этим срокам может оказаться нереально. Потому что каждую справку надо доставать в разных местах». Отдельный квест начинается и для тех предпринимателей, которым удалось попасть в систему госзакупок. Радуются они недолго. «Половина играет в квест «Муниципалитет, где мои деньги?» – пояснила Панферова.

Зал отреагировал на выступление предпринимателя бурными овациями.

Немного о девяностых

Примечательно, что взгляды представителя «Опоры» на взаимодействие бизнеса и власти заметно отличаются от тех, какими, казалось бы, они должны быть. Так, Панферова согласилась, что начинающим предпринимателям государство действительно помогает деньгами. Но выступила против такой поддержки! «Бизнес – это ответственность, – пояснила председатель. – И молодой человек должен понять, что он за это отвечает. Как начинался бизнес в девяностых? Работать было негде. Кредитов никто не давал, какие уж там гранты... Закладывали квартиры, продавали машины, но на свои деньги начинали». По мнению Панферовой, гранты начинающим предпринимателям вообще лучше отменить, а освободившиеся средства перевести в государственный фонд микрокредитования (он выдаёт бизнесменам кредиты под льготный процент).

«Это очень интересное предложение», – заметил в ответ Пожаров. Действительно, отсутствие на рынке длинных дешёвых денег – одно из главных препятствий развитию бизнеса в России. Однако, отменив гранты, можно отнять возможности у тех предпринимателей, которые производят что-то по-настоящему новое, а не только копируют успешные идеи. «Действительно, лучше направить деньги на то, что даёт лучшую эффективность. Но, боюсь, тогда каких-то звёздочек мы можем потерять», – пояснил министр. При этом Владимир Пожаров считает, что сравнивать наши годы с девяностыми не совсем корректно. «Тогда было другое время, другие условия, другой уровень конкуренции... Её практически не было», – заметил министр, который в те годы и сам занимался предпринимательством.

Всем выйти из тени

Интересные взгляды Панферова продемонстрировала и в вопросе теневого бизнеса. Не так давно в регионе были введены налоговые патенты. Правительству казалось, что это – максимально удобная форма налогообложения. Однако пока спрос на патенты почему-то не велик: за год их выдали менее 700. «Крохи», – дал оценку Пожаров. Может быть, патентная система вообще не способна решить проблему?

В ответ Панферова посоветовала чиновникам активнее штрафовать нелегальных предпринимателей. Ведь незаконный бизнес – это не что иное, как нечестная конкуренция. Пока легальный предприниматель оплачивает налоги и штрафы, теневик ничего не платит (т. е. несёт меньшие расходы) и переманивает себе клиентов. «Вывести человека из зоны комфорта достаточно сложно, – пояснила Панферова. – А человек в тени находится в зоне комфорта». Выход из зоны комфорта – это штраф как минимум в 50 тысяч рублей. Например, сейчас парикмахерский патент стоит 12 тысяч рублей в год. При этом парикмахер, по слова Панферовой, вполне «зарабатывающая» профессия. «Но зачем ей покупать патент? – спрашивает председатель регионального отделения «Опоры». – Чтобы столкнуться со всеми этими квестами по дороге? Она пойдет на это, только если её будут выдавливать из зоны комфорта».

Параллельно дискуссии проходило голосование по тому же самому вопросу в интернете. Если сначала только примерно 10 процентов проголосовавших считали, что власть действительно оказывает ощутимую поддержку бизнесу в регионе, то по окончанию мероприятия таких было уже 55 процентов. Одновременно ведущий дебатов проводил импровизированный опрос в зале: сначала только около 40 процентов считали поддержку властей ощутимой, но по мере выступления спикеров этот показатель заметно вырос.