«Народный» и всенародно избранный

Оценить
«Народный» и всенародно избранный
Опыт сравнительного губернатороведения

Уроки районной прессы советского времени незабываемы. Воспользовавшись полученным опытом, начнем наш текст такими словами: «По всей области трудящиеся с большим воодушевлением готовятся отметить 80-летие региона. К славной дате производственные коллективы принимают повышенные обязательства [прежде писали – социалистические]; всё шире становится размах соревнования». Решили и мы положить в копилку достижений свои пять копеек. Тем более что сама жизнь подсказывает нам тему: не так давно в областной думе состоялась фотовыставка, посвященная юбилею. И если ей верить, то в Саратовской области было всего два губернатора: первый – Дмитрий Аяцков и нынешний – Валерий Радаев. Семи лет Павла Ипатова как бы и не было – кто-то решил, что не заслужил. Последуем и мы этой странной логике, лукаво сделаем вид, что областью руководили всего два человека, и попробуем сравнить этих двух, несомненно, выдающихся людей.

200-80-летие

У непредвзятого наблюдателя нашей провинциальной жизни может сложиться впечатление, что губернатор Радаев копирует дела губернатора Аяцкова, хотя вполне может быть, что делает он это бессознательно. Правда, в годы руководства Аяцкова Валерий Радаев был главой Хвалынского района и, можно сказать, варился в том же котле.

Первая параллель напрашивается сама собой – это праздники. ДФ (воспользуемся этой известной всем аббревиатурой) с большой помпой отметил 200-летие губернии. Валерий Радаев готовится отметить 80-летие области. Необходимо отметить, что в обоих случаях повод был притянут, что называется, за уши. Впервые наш край был в императорских указах назван губернией в 1782 году. Повторное появление губернии на картах империи – это чудачества тогдашнего самодержца Павла Первого. В декабре 1796 года он губернию упразднил, в марте года следующего восстановил. Вот эту дату Аяцков и решил отмечать. Но не в марте, а, как помнится, летом или ранней осенью.

Гуляли широко, с размахом: созвали гостей из столицы и из соседних регионов, на второй день пригласили авиационную группу, по-моему, «Русские витязи». Рев реактивных истребителей буквально раскалывал похмельные головы гостей, собравшихся на набережной наблюдать шоу. На стадионе «Локомотив» выступала приглашенная британская рок-группа Uriah Heep, к тому времени потерявшая популярность у себя, но горячо любимая в России. В общем, было весело.

Валерий Радаев и его советники выбрали для нового праздника столь же сомнительный повод – разукрупнение области и вывод из ее состава Республики немцев Поволжья. Строго говоря, жители Энгельса, Маркса, Красноармейска и даже Ровного не имеют формальных оснований отмечать 80-летие, ибо именно в этот день их вывели из состава области. Но праздновать отчего-то сильно хочется, а другого повода с относительно круглой датой не нашлось.

Конечно, сейчас трудно говорить о том, как отметим полукруглую (на самом деле четыре пятых) дату. Но что-то подсказывает, что весело не будет. От одного только взгляда на логотип праздника сводит скулы: всё голубое и синее – и мост, и памятник «Журавли», и цифры «80», и девиз «История побед». При этом перечень побед не прилагается, но жизнь подсказывает, что в истории нашей области были не только победы, а в последнее время с викториями вообще слабовато.

Зачем устраивать праздник, не совсем понятно. С 200-летием было проще: Аяцков только пришел, был полон жизненной энергии, ему хотелось войти в историю – что в целом получилось. Цель нынешнего праздника определяется как-то по-канцелярски уныло: «Это повод не только подвести итоги, главное – поставить новые, масштабные цели, определяющие для региона вектор лидерства» (Валерий Радаев). Если кто не знает, вектор лидерства – это наша новая фишка. До того была территория развития. Лидерства в чем, развитие чего – всё это остается за скобками. То ли дело «Саратов – столица Поволжья». Сначала это слоган принимали всерьез, потом над ним иронизировали, но ведь запомнился же. А вектор развития – это, скорее, из скучного учебника по математике.

Эстафета с подножкой

В чем еще схожи первый и нынешний губернаторы нашей области? Аналогия находится сразу. Они оба горазды выдвигать инициативы. При этом предложения ДФ были несколько экстравагантны. Храм всех религий, статуя авторства Церетели на Соколовой горе, школа-интернат для всех детей Саратова. Он буквально фонтанировал идеями, но надо отдать должное: видя, что перегнул, Аяцков к своему же предложению быстро остывал – для того чтобы придумать что-нибудь новенькое. Он, так же как и Радаев, мечтал построить в Саратове новый аэропорт, но не в Сабуровке, нет. Идея ДФ была куда чудеснее: вернувшись из Японии и насмотревшись тамошнего строительства на насыпных землях, губернатор объявил, что новый аэропорт надо строить на Казачьем острове. Понятное дело, досыпав туда песочку. Газеты радостно подхватили новость, а на следующий день редакторов газет пригласили к Любови Слиске, которая тогда ведала идеологией. Любовь Константиновна, женщина прямая, спросила, откуда мы взяли эту хреновину. Я начал объяснять, что именно так было сказано на постяпонской пресс-конференции. Умудренная опытом общения с властью Татьяна Артемова просто включила диктофон, и мы все услышали знакомый голос губернатора. Слиска вздохнула. Нынешний губернатор тоже строит аэропорт, но это очень долгая история, и сколько еще она продлится, не знает никто.

Но одна из инициатив Дмитрия Федоровича воплотилась в жизнь: парк Победы реально стал символом города. Я знаю, что бывшие соратники бывшего губернатора до сих пор спорят, кто же придумал этот парк и подал идею губернатору. Но как бы то ни было, парк связан с именем Аяцкова, и от этого никуда не денешься.

Спора нет, губернатор Радаев тоже может выступить с не­ожиданными идеями. За неполные три месяца этого года мы узнали о том, что хорошо бы: выпускать айфоны, собрать десять миллионов тонн зерна, организовать в прудах выращивание осетров и потом – производство черной икры. Что из этого еще не оконченного списка будет воплощено в жизнь – сказать трудно. Возможно, ничего. И тем более трудно сказать, будет ли у Валерия Васильевича свой парк Победы. Понятно, фанаты Радаева могут возразить: позвольте, а новые производства в Балакове? Тут дело такое: маслоэкстракционный завод стоит без сырья, а металлургические производства... Поясню на спортивном примере. Идет эстафета, один бегун передает палочку другому, а тот, получив эстафетную палочку, выпихивает товарища с беговой дорожки. Еще проще: мост чрез Алексеевский овраг строил при Аяцкове его верный дорожник Геворг Джлавян – за рулем первого КамАЗа, проехавшего по мосту, сидел Павел Ипатов. Ипатов вёл долгие и успешные переговоры с Северсталью о строительстве заводов в Балакове – ленточку при открытии перерезал Радаев. Понятным образом, о заслугах предшественников не было сказано ни слова. Procurator procuratorus – lupus est. Что в переводе на русский язык означает «Губернатор губернатору – волк».

«От Ильича до Ильича без паралича»

«Короля делает свита», – сказал великий итальянский политический и мыслитель Макиавелли. В том смысле, что правитель настолько хорош или плох, насколько хорошо или плохо его ближайшее окружение. Тут Аяцков сто очков дает вперед любому последовавшему после него губернатору. Владимир Марон, Александр Мирошин, Сергей Шувалов, Александр Дурнов, Любовь Слиска, Вячеслав Володин (эти двое – на первом этапе губернаторства ДФ) – все они были незаурядными людьми. Найти в свите Радаева сопоставимые по масштабу фигуры не представляется возможным. Правда, мы насчитали четырех человек, которые начинали при Аяцкове, а продолжали свои карьеры и при Радаеве. Двоих – высокого класса профессионалов – уже нет у власти, министра финансов Александра Ларионова отправили в отставку, министр промышленности Сергей Лисовский ушел по состоянию здоровья. Зато есть еще двое, которые всё на плаву, что называется, не тонут. Вы уже поняли, речь идет о Борисе Шинчуке и Александре Ландо.

Точности ради надо заметить, что оба побывали и в ближайшем круге Аяцкова, и в числе его гонителей. Гибкий политический позвоночник – это тоже достоинство. Но почему оба губернатора, о которых идет речь, привечали этих людей, чье основное достоинство, на мой взгляд, хорошо подвешенный язык? Лично мое мнение – это уважительное удивление, которые испытывают сельские жители к городским краснобаям, ведь и Аяцков, и Радаев – оба из сельской глубинки. Впрочем окружение Аяцкова пиетета перед ними отнюдь не испытывало: тот же Ландо был объектом многочисленных и часто злых шуток, но мирился с этим свои положением. Это сейчас он видный общественный деятель, к каждому слову которого зачем-то прислушиваются. И еще о политических долгожителях. Помнится, был такой верный ленинец – Анастас Микоян. Начинал он свой путь при Ленине, завершил при Брежневе. О нем говорили: «От Ильича до Ильича без паралича».

Продолжим о людях. Валерий Радаев исключительно миролюбивый губернатор. Даже несколько меланхоличный (внешне). У него нет врагов, по крайней мере публичных. Кипучая натура Дмитрия Аяцкова жаждала битвы. И эти битвы велись перманентно. Первая его главная война с городским начальником Юрием Аксененко – с использованием всех ресурсов, прежде всего медийных. Были и забавные эпизоды. Однажды Саратов засыпал очередной небывалый снегопад. Мэр привычно расписался в своем бессилии перед бесчинством стихии. Тогда Аяцков дал указание верному Джлавяну, и снегоуборочную технику пригнали со всей области: город вычистили, что было в глубинке – бог весть. Аксененко был смещен со своей должности и осужден уже после отставки Аяцкова.

Была еще войнушка с мэром Балакова Алексеем Сауриным – как эпизод большой войны с Вячеславом Володиным. Саурин был смещен с должности, арестован, но затем спасен свои покровителем. Сейчас собирается баллотироваться в Госдуму по балаковскому округу. И еще была большая война Аяцкова с бывшим вице-губернатором, делавшим стремительную карьеру в Москве: кто победил, известно всем. Сейчас бывшие соперники как говорят, вовсе не враждуют, а совсем наоборот. Также говорят, что по причине внезапно восставшей из пепла дружбы у Дмитрия Федоровича появились еще не совсем ясные, но далеко идущие политические планы. Неужели в одну реку можно войти дважды?

И еще подумалось: Валерий Радаев ни с кем не воюет не по причине собственного миролюбия, просто времена сейчас такие – не вегетарианские отнюдь, но подковёрные. Наружу ничего не выходит. Да и за что воевать? За место начальника Саратовской области? Любой разумный человек бежать от такого счастья будет, будь область хоть стократ территорией развития.

«Будет трудно – пой»

Продолжим наш поиск сходств и различий, которых все-таки гораздо больше. Дмитрий Аяцков – абсолютно уверенный в себе человек, был и остается таким. И в минуты краткие триумфов, и в часы разочарований. Что бы ни случалось с ним, он всегда сохранял уверенность в себе. Даже в период отставки и полной невостребованности он что-то делал в родном селе Столыпино, а при личных встречах всегда советовал: «Будет трудно – пой». И, избегая давать характеристики тем, кто пришел после него, не забывал напоминать: «Я единственный всенародно избранный губернатор Саратовской области».

Валерий Радаев представляется неуверенным в себе человеком. Да, он научился шуметь на подчиненных и устраивать им публичные выволочки. Но до сих пор избегает встреч с журналистами. Предпочитает загораживаться заборчиком пресс-релизов или длинными речами. В этих речах он стараниями спичрайтеров предстает чрезвычайно эрудированным человеком, что кроме насмешек ничего не вызывает. Это стремление казаться не тем, кто ты есть, тоже признак неуверенности.

И еще я считаю таковым пристрастие к разным рейтингам. Было время – их то опровергали, если место оказывалось слишком низким, то, наоборот, тираживали, если место устраивало. Благо рейтинговых агентств сейчас более чем достаточно. Например, на прошлой неделе мы узнали, что Радаев в рейтинге кремлевского Фонда развития гражданского общества делит с кем-то почетные 26–27-е места. На самом деле это рейтинг благосклонности большого начальства к меньшим братьям, и не более того. Ну как пример: белгородский губернатор Евгений Савченко летит в рейтинге вниз из-за убийства пациента врачом. У нас же ребенок умирает после нескольких часов езды в скорой помощи, и это куда больше свидетельствует о кризисе системы здравоохранения, чем драка в больнице. Но рейтинг не колеблется. И вообще, абсурд – фонд развития гражданского общества от администрации президента. Тогда и ОМОН – фактор развития этого самого гражданского общества. Но мы отвлеклись. На прошлой же неделе в другом рейтинге глав регионов (от Центра информационных коммуникаций) Радаев оказывается на 72-м месте. И всё это обсуждается, муссируется, комментируется...

Пиарщики на заре радаевской карьеры называли его «народным губернатором», потом по­утихли. Аяцков сам о себе знает, что он всенародно избранный, и ему этого достаточно.