Мощные решения!

Оценить
Мощные решения!
Если ты надеешься на такое же обилие слухов, как в последнее время, то охолони. Наступило затишье.

– Привет, как дела?

– Привет. Если ты надеешься на такое же обилие слухов, как в последнее время, то охолони. Наступило затишье.

– И ничего страшного, главное, все живы, здоровы. Но хоть что-то же есть?

– Что-то есть. Помнишь, говорила тебе о встрече Володина с местными журналистами-технологами? Так вот, круг посвященных растет.

– Это ты о чем?

– Например, выясняется, что с солнцем встречалась, в числе избранных, Юлия Литневская. По крайней мере, по слухам, она это утверждает. У нее вроде как не ладилось с новым начальством, и она опасалась увольнения, но теперь, после встречи, всё окей.

– Вот уже не знаю, встречалась ли Юлия Михайловна с кем или нет, но более преданного человека Сараеву не найти.

– Это да. Еще врут, что госпожа Арутюнова...

– Извини, кто это?

– Новый руководитель аппарата администрации, серый кардинал при Сараеве. Так вот, она ищет технолога на выборы. И главная задача технолога – построить избирательные комиссии, чтобы считали как надо. Рассматривают разные кандидатуры. Всплыла даже фамилия Павлючкова.

– О как! Забавно. Ну, во-первых, Лева, хоть и классный технолог, очень дорого стоит, плюс у него не лучшая репутация в Саратове и, что важнее, в глазах Володина. Во-вторых, комиссии абсолютно подконтрольны главам районов и работать с ними не надо. В-третьих, технолог нужен не для комиссий вовсе.

– И что? Ты предлагаешь объяснить всё это госпоже Арутюновой? Пусть учится.

– Это да. У нее скоро будет много забот и проблем. Что еще?

– Слышала, что депутата Гайдука назначили руководить избирательным штабом Панкова?

– Да. И уверена, что это мощное решение. Теперь благодаря многочисленным талантам Александра Александровича Панков легко сможет растерять практически все набранные очки.

– Оставь. Николая Васильевича понять можно, хотя чутье у него редкостное и про таланты Гайдука он всё понимает, но надо же как-то оправдать появление своего птенца в выборном партсписке.

– Хорошо. Уговорила. Что еще? Что там со штабом имени Татьяны Ерохиной?

– Пока ничего особенного. Всё еще никак не рассядутся. Но, по слухам, набрали туда всех, кого можно и кого нельзя.

–А что делать? Процент же надо набирать? Даже тридцать процентов – это тебе не шутка.

– Не смеши мои тапочки. Семьдесят. Говорят, было какое-то узкое закрытое заседание, где вождь поставил новую задачу – 70!

– Во-о-от! Это понятно. А то – тридцать, тридцать... Даже не смешно.