Аргумент на крови

Оценить
Аргумент на крови
На прошлой неделе отмечали вторую годовщину присоединения Крыма. Митинги, как положено, победные речи. В интернете много и многие об этом писали. Наша землячка депутат Госдумы Ольга Баталина тоже посвятила этой теме пост в Фейсбуке.

На прошлой неделе отмечали вторую годовщину присоединения Крыма. Митинги, как положено, победные речи. В интернете много и многие об этом писали. Наша землячка депутат Госдумы Ольга Баталина тоже посвятила этой теме пост в Фейсбуке. На первый взгляд, обычные речи, которые положено произносить члену правящей партии. Но при внимательном прочтении видишь, что г-жа Баталина предъявила некие аргументы в пользу присоединения полуострова, которые бы хотелось рассмотреть подробнее.

Итак: «У меня живут родственники по маминой линии рядом с Севастополем, поэтому для нас это всегда была родная земля. Конечно, понимали, что Крым является частью другого государства. Но вот внутреннего ощущения, что это не русская, не наша земля, никогда не было. Какая это не наша земля, когда земля покрыта кровью русских солдат, моряков, когда на территории Крыма находится город-герой Севастополь?! «

Понятно, что самый первый тезис – о наличии родственников – несколько странен. У меня, например, родственники разной степени близости живут в Риге и в Праге, но представьте, я ни разу не подумал, что Латвия или Чехия – для меня родная земля. У меня даже в Австралии некоторое время родственники жили, и что из этого? Но это, повторим, аргументы Баталиной на личном уровне.

Далее она выступает, как представляется, в качестве политического деятеля и говорит уже не только от своего имени, но от некоего коллектива, возможно, от всей Государственной думы. «Конечно, понимали, что Крым является частью другого государства. Но внутреннего ощущения, что это не наша земля, никогда не было».

На мой взгляд, это опасная штука – «внутреннее ощущение, что это наша земля». Вдруг оно посетит современных немцев, и они заявят, что есть у них ощущение, что Восточная Пруссия или, скажем, Эльзас и Лотарингия – это «их земли». Или вдруг какие-нибудь итальянские политики, возомнив себя наследниками Римской империи, начнут говорить о чувствах к Дакии (современной Румынии) или Константинополю (ныне Стамбул). Хотя сейчас такое мышление не в моде, к счастью, а прежде оно не раз приводило к кровопролитным войнам.

Впрочем, надо уточнить, что г-жа Баталина развивает свою мысль. «Но вот внутреннего ощущения, что это не русская, не наша земля, никогда не было. Какая это не наша земля, когда земля покрыта кровью русских солдат, моряков». Понятно, обращение к памяти всегда действует на читателей, слушателей. Эмоционально – это сильно. Но как аргумент? Поля бельгийской провинции Фландрия были в Первую мировую войну залиты кровью французских и британских солдат. Но есть ли это обоснование для территориальных претензий? И потом, вот эти слова депутата «покрыта [земля] кровью русских солдат, моряков».

Крым пережил много войн. Но когда говорят о доблести и славе русского оружия, подразумевают оборону Крыма в 1855-1856 годах и Великую Отечественную войну. Тут есть некий парадокс: говоря о славе русского оружия, мы должны помнить, что сама армия – Российской ли империи, Советского ли Союза – была многонациональна, как многонациональны были эти государства.

Первой героической обороной Севастополя руководил адмирал Павел Степанович Нахимов.

По одной из версий, дворянский род Нахимовых ведет свое происхождение от Мануила Тимофеевича Нахимова (Нахименко), сотника Ахтырского (нынешняя Сумская область, Украина) слободского казачьего полка. По другой версии, семья Нахимовых происходит от украинского рода Нахимовских, основатель которого был из ближайшего окружения гетмана Ивана Мазепы. Строительством знаменитых укреплений Севастополя занимался генерал Эдуард Тотлебен – из остзейских (прибалтийских) немцев. Наиболее известный герой тех сражений – матрос Петр Кошка, а еще был матрос Игнат Шевченко, заслонивший своего командира от смертельной пули. Говорящие фамилии – не так ли? Это не о том, что русских не было в тех боях, но о том, что они были не одни.

Точно то же можно сказать о сражениях Великой Отечественной войны. Ни Приморская армия генерала Ивана Петрова, оборонявшая Севастополь, ни 4-й Украинский фронт генерал-полковника Федора Толбухина не были мононациональны – воевали представители всех народов Советского Союза. Вы, г-жа Баталина, наверное, не знаете, что в боях за Крым в 1942 году почти полностью погибла 224-я грузинская стрелковая дивизия полковника Валериана Дзабахидзе. Об этом еще Константин Симонов писал в «Разных днях войны». Но никому же не приходит в голову говорить «Крымская земля, залитая грузинской кровью».

В общем, на мой взгляд, получается так: говорить о том, что в той войне пролилась только русская кровь, – значит, как минимум, проявлять неуважение к миллионам погибших украинцев, белорусов, грузин, татар и представителей других национальностей. И вдвойне странно еще делать вид, что это очень патриотично.