Им бы, как в Сирии...

Оценить
Им бы, как в Сирии...
Саратовские аграрии пообещали партии «ЕР» победу на выборах после хороших законов

Cбор сельхозпроизводителей, членов партии «Единая Россия», состоялся в минувший четверг в Саратове. Встретились они с секретарем регионального отделения партии Владимиром Попковым и председателем аграрного комитета Госдумы Николаем Панковым. Рассказали о своих проблемах. Более официально сформулируют их к большому всероссийскому форуму, который состоится в нашем городе в апреле. Ожидается, что на нем будет присутствовать председатель российского правительства Дмитрий Медведев. И тогда уж рассказ про тяжелые аграрные будни попадет сразу в нужные уши. Ну, или если точнее – во вторые по значимости уши в стране. Потому что главная-то надежда, как снова выяснилось на партийном совещании, у саратовских сельхозпроизводителей все же на президента Владимира Путина.

Без воды беда, но и с водой уже тоже беда

Байзульдинов Сергей Захарович – царь и бог в Марксовском племзаводе «Трудовой». Люди из власти его тоже любят. Потому что всегда уверены, что на какую бы трибуну ни поднялся – всегда скажет именно то, что от него ждут. В этот раз от Сергея Захаровича ждали постановки проблемных вопросов. И он ими жахнул.

Рассказал про бумагу от мелиоводхоза, из которой понял, что если в прошлом году он платил 34 миллиона рублей за пользование водой, то теперь, в 2016 году, должен заплатить за ту же воду уже 74 миллиона рублей. «Я думаю, вы в курсе, что сейчас у нас увеличилась резко оплата за кубометр воды? – спросил Сергей Захарович то ли коллег в зале, то ли самого депутата Госдумы Николая Васильевича Панкова. – Говорят, что не выделены средства из федерального бюджета на закачку оросительных каналов».

Эти слова известного саратовского хозяйственника касались на самом деле не такого уж большого числа сельхозпроизводителей. Потому что земли под орошением в Саратовской области в данный момент не очень много. Но планов-то громадьё уже год как озвучивается. Уже все жители региона от мала до велика усвоили, наверное, что скоро, благодаря группе компаний «Букет» и их инвестпроекту, объем поливных площадей увеличится до советских значений, когда область гремела на всю страну своими «Волжанками» и «Фрегатами» на полях.

– Николай Васильевич, надо переговорить, может федеральный бюджет подключится? – Сергей Байзульдинов не панибратствовал. Он обращался к Николаю Панкову как к товарищу, предварительно поблагодарив, что партия в этом зале всех собрала и правильно сделала. Вот у него душа болит за состояние дел в засушливом Левобережье, где без мелиорации никуда. И его обязанность эту боль прокричать. Вот сейчас, с этой трибуны. Завтра, если пустят на другую, и оттуда прокричит. – Зоны-то наши – это ведь Россия! Да, хорошо, что выделяет государство деньги на мелиорацию, на установку и реконструкцию труб и поливных машин. Спасибо, все четко, отлично. Но мы же не вытянем орошение! Цена на воду поднялась, а на молоко-то – нет!

Молока в «Трудовом» надаивают столько, что сами удивляются. Более 100 тонн в сутки вышло в прошлом году. Но молоко – это коровы. Коровы – это кредиты на строительство, и на обновление породы, и на корма. Кредиты Байзульдинов берет размашисто. Несколько лет назад взял почти миллиард на строительство комплекса на четыре тысячи голов и покупку трех тысяч нетелей. Не жалеет. Потому что сейчас комплекс на 1200 голов стоит миллиард. Но вот так совпало, что подошло время наиболее значительных платежей по кредиту. Нужно теперь экономно поджаться, смирившись с тем, что Вимм-Билль-Данн, которому уходит марксовское молоко, закупочную цену не поднимает. Понять, что даже лидеру рынка молочных продуктов и детского питания в России сейчас нелегко, Сергей Захарович может. Но удвоенная сумма в платежке из Саратовмелиоводхоза – это чересчур. И эту ошибку нужно исправлять.

Увеличили тариф – значит, дайте нормальную компенсацию. Сейчас она то ли есть, то ли нет. По словам руководителя молочного хозяйства, формально Минсельхоз России, вроде, согласен давать мелиораторам субсидии на возмещение денег, потраченных на электроэнергию при подаче воды – это одна из главных составляющих платежа. Но мелиоводхоз электроэнергию в платежках отдельно не выделяет. А в назначении платежа пишет «за услуги на подачу воды». «Я приношу платежные документы с такими формулировками, а мне не компенсируют проценты, – говорит Сергей Захарович. И возмущению его нет предела. – Но я же беру кредиты на мелиоративные работы! Для меня мелиорация – не забава, не мода, а корма! Посмотрите, мы 9,5 тысячи литров надоили в прошлом году на фуражную корову. Я сам не верю этому! Я пять лет назад думал, что 8 – потолок. Но для таких результатов нужны корма! И они у нас появились. Я из Липецка сою возил раньше. А сейчас она у меня в Марксе, под носом».

Глава администрации Александровогайского района Сергей Федечкин тоже не стал молчать, если уж представилась возможность говорить о наболевшем. Тем более что про орошение ему было что сказать. Алгай – это даже не Маркс. И без воды там не только поля, но и люди мучаются. Федечкин напомнил Николаю Панкову, что несколько лет назад он был инициатором важного федерального проекта, по которому из федерального бюджета в заволжские районы должны были прийти деньги на строительство водоводов к селам. И вроде в прошлом году Саратовмелиоводхозу пять миллионов рублей было обещано на обводнение северо-восточной части Алгайского района. «Я прошу, Николай Васильевич, чтобы вы на контроль взяли и проследили, чтобы не урезали деньги на реализацию этого важного для района дела», – сказал он. И тут же встала глава администрации Озинского района Антонина Галяшкина. До этого муниципального образования водовод вообще не дошел. 20 километров не построены потому, что не вошли в федеральную программу.

Галяшкина убеждена, что это положение нужно срочно исправить. Может, вчера еще было и не так важно, что в Озинском районе нет ни одного гектара орошаемой земли, но вот-вот будут возвращены в муниципальную собственность 44 тысячи гектаров неподалеку от желанного водовода. «Да у нас животноводство будет как развиваться, если мы подадим воду в реку!» – живо представила себе будущее района при поддержке партии «Единая Россия» Антонина Алексеевна.

Бах-бах! – и порядок с землей будет

Глава администрации Алгайского района Сергей Федечкин выступил на совещании с еще одной важной проблемой, которая волнует всех глав. Потому что более десяти лет в Саратовской области не обрабатывается 380 тысяч га. (Наибольшая площадь необрабатываемых земель в Александровогайском, Вольском, Дергачевском, Красноармейском, Краснокутском, Лысогорском, Новоузенском, Озинском, Петровском, Питерском, Ровенском, Саратовском, Федоровском районах). И все эти годы местные администрации умоляют вышестоящую власть принять закон, который развяжет им руки и позволит отбирать землю у собственников, чтобы пустить ее в оборот. Вот и Федечкин умолял в очередной раз услышать проблему.

– У нас земля используется для пастбищ и для сенокошения. И проблема у нас с собственниками москвичами. Они 15 лет назад приобрели землю и теперь каждые два года перепродают ее друг другу, друзьям, соседям, чтобы законно не заниматься производственной деятельностью. Вот в новом законе критерии вроде есть. Но для нас они не подходят. В степных районах не должно быть критериев по обработке пашни. Нужны другие нормативы, иначе собственники будут так же «перепродавать» землю друг другу. А у нас земли не хватает для пастбищ, хотя наблюдается рост поголовья скота. Секретарь региональной организации партии «Единая Россия» Сергей Попков ответил Федечкину, что именно этим вопросом и занимается фракция ЕР, прописывая в новом законе об обороте земель повышение налоговых ставок для неиспользуемых участков. Предлагается для земли, которая не обрабатывается более двух лет, установить налог в 1,5% от кадастровой стоимости, а если ее не начнут обрабатывать и дальше, то налог может дойти и до 5% от кадастровой стоимости.

– По земле мы много говорим. Много, – решил высказаться и Сергей Байзульдинов. – Но вот пример приведу. Смотрите, американцы и европейцы воевали в Сирии три года. Бомбили. И никакого толку. А наш президент дал команду, и за пять месяцев – бах-бах! –порядок навели. Давайте наведем так с землей. Ну смотрите, правда ведь. В Сирии – гордость! Радость! А почему здесь, когда говорим об использовании земли, нет этой радости? Землей должен пользоваться человек, который живет на земле. Надо поднять роль местной администрации. Берешь землю? Бац-бац печать – иди обрабатывай. А этим дядькам из Москвы и Ленинграда, которые купили земли, давать срок год. Нет, месяц! Если за месяц не придет обрабатывать, после того как время пошло, – отнимать. Придет, начнет обрабатывать – пусть. Это ж гордость какая будет за «Единую Россию», что она порядок в земельных делах навела. Давайте сами порядок наводить. Мы живем на этой земле, на ней жили родители наши, дети будут жить. Вы скажите, Николай Васильевич, там, в Москве, что надо поправить закон так: вот нет до 1 мая, до Пасхи работ – всё, до свидания. Земля уже отдается. Вы поставьте вопрос в Думе так. Проголосуют за него. Там же со всех регионов у вас депутаты. Если мы хотим свое растить, так нужно сделать. Мы трудяги. Мы можем накормить страну. Мы все в одной партии «Единая Россия» состоим. Но за нами люди пойдут, если увидят перемены.

Николай Панков сказал, что воспринял всерьез все проблемы, которыми поделились товарищи по партии. На апрельском форуме разговор о селе продолжится.

Завтрашняя соя уже под вопросом?

Вице-президент компании «Букет» Кирилл Семенов предупредил о том, что грандиозный проект по орошению может сойти на нет.

Кирилл СеменовПодключившись к разговору о перспективах развития мелиорации в Саратовской области, Кирилл Семенов выделил две группы проблем.

– Первая связана с текущей экономикой производства. Департамент мелиорации Минсельхоза РФ значительно сократил финансирование управлению Саратовмелиоводхоза на 2016 год – на 30 процентов. Это около 170 миллионов рублей. Основная статья затрат на подачу воды – это электроэнергия. Государственное финансирование по этой статье сократилось более чем в два раза. Учитывая стоимость тарифа на электроэнергию, затраты по этой статье увеличивались тоже более чем в два раза. И вот федеральное министерство предлагает переложить эти затраты и проблемы с федерального уровня – на плечи сельхозтоваропроизводителя. Конечно, мы понимаем задачи оптимизации, но все-таки 30-процентное снижение финансирования – это серьезно. И в этих условиях выращивание продукции на орошении становится крайне затратным и скажется на цене конечной продукции. Одно из предложений, которое можно вынести на апрельский форум: добиться восстановления для нашего региона финансирования терруправления хотя бы на уровне предыдущих годов. Сумма-то незначительная для федерации эти 170 миллионов. Но нам они создают условия для развития.

Если говорить о развитии, то наш проект нацелен на привлечение самой современной техники и технологий. К сожалению, в нашей стране эти технологии потеряны, и мы вынуждены привлекать мировых производителей систем дождевальных машин. С учетом текущего курса валюты, затраты на организацию нового мелиоративного проекта, конечно, существенно выросли. Если в 2014 году это было порядка 100 тысяч рублей на гектар, то сейчас это более 200 тысяч. У нас были планы по вводу более 200 тысяч гектаров площадей мелиорированных. Текущая ситуация – с дорогими кредитными ресурсами, с необходимостью привлечь значительные дополнительные объемы залогового обеспечения, конечно, ставит под угрозу реализацию нашего проекта. Хотелось бы предложить по возможности рассмотреть наш регион в качестве пилотного и попросить меры поддержки в форме субсидирования ставки банковского кредита и залогового обеспечения в форме госгарантий какого-либо института развития.

Что касается господдержки в виде субсидирования затрат на мелиоративные работы, то ее тоже требуется скорректировать. Да, сейчас предполагается 50-процентное возмещение из федерального бюджета. Но с условием софинансирования из регионального. Мы понимаем сложное положение с бюджетами. Но, может, чтобы вдохнуть жизнь в мелиорацию, нужно рассмотреть возможность какого-то краткосрочного – в три-пять лет, но все таки периода, на котором можно было бы применять федеральное субсидирование затрат без обязательного условия даже минимального участия регионального бюджета? Хорошо бы уйти от региональной составляющей, которая сейчас, конечно, тормозит очень много проектов.

И тогда мы могли бы кратно увеличить площадь мелиорированных земель в Саратовской области.