От авангарда к арт-пролетариату

Оценить
От авангарда к арт-пролетариату
О чем говорили на минувшей неделе художники, писатели, философы

В эти дни открылись Дни франкофонии, в Парке Победы встретили Комоедицу – славянскую Масленицу, начали работу несколько выставок. С одной из них и начнем культурный обзор недели.

«Раскованный в искусстве»

Выставка «Виктор Чудин. К 80-летию художника. Живопись» открылась 16 марта в Доме-музее Павла Кузнецова. Символично, что персональную выставку именитого саратовского авангардиста решили экспонировать именно в том месте – музей Кузнецова известен своей любовью к современному искусству. Впрочем, Чудин, конечно, не только наш современник, но и уже живой местный классик – самые ранние из его работ датируются 1950-ми годами. Свежих картин, картин этого тысячелетия, не так уж много. Впрочем, акцент на них в ретроспективной экспозиции и не нужен.

Начиная поздравления, завотделом музеефикации «Дом П.В. Кузнецова» Ольга Бельская вспомнила, что в далеком 1998 году, когда музей существовал чисто номинально, Виктор Федорович был первым художником, отозвавшимся на предложение выставиться. Картины висели на свежевыструганном заборе, народ приходил и рассуждал о том, каким прекрасным может стать музей. Это была первая из выставок Чудина в музее.

Виктор ЧудинХудожница Светлана Лопухова начала свою речь с того, что Чудин приносит радость всему Саратову, а кроме того – он человек думающий и не боящийся экспериментов, «раскованный в искусстве».Таким и надо быть. Художник Алексей Васильев провел параллель в своей судьбе с Чудиным: оказывается, он появился на свет в тот год, когда Виктор Федорович родился как художник.

Сам Чудин поздравлявших благодарил и вообще пребывал в отличном настроении, хотя от официальных речей отказался. Нам, в свою очередь, тоже остается присоединиться к поздравлениям с юбилеем и отличной ретроспективной выставкой, показывающей вехи становления и развития мастера.

«Мы еще не узнали человека, а уже забыли»

В четверг, 17 марта, два автора собрались под одной крышей в музее Федина. Это не для красного словца сказано – действительно творческий вечер саратовских писателей и супругов Ивана Пыркова и Натальи Кочелаевой носил имя «Два писателя под одной крышей».

Несмотря на то, что творческий вечер пишущих людей предполагает, в первую очередь, представление собственных произведений, Пырков и Кочелаева не так уж долго читали стихи и рассказы соответственно. Гораздо больше внимания было просто уделено разговорам о творчестве. Иван Владимирович начал свой рассказ с напоминания о том, что у него недавно вышла книжка «Ненароком вспомнишь обо мне. Избранные портреты саратовских писателей» – прямо скажем, уникальное издание, ведь о писателях-земляках у нас вспоминают редко, и завершившийся Год литературы тому подтверждение. Книга Пыркова вносит значительный вклад в развитие саратовского литературного краеведения, да и просто в саратовское краеведение.

«В нашей культуре есть очень плохая традиция – мы забываем о ярком талантливом человеке, не успев его толком узнать. Мы еще не узнали, а уже забыли», – с присущей ему меланхоличностью рассуждал Иван Владимирович. Ведь много их было. И вот уже никто не помнит Салова, Мухину-Петринскую, Леденцова.

Иван ПырковБольшая часть книги написана о писателях, которых Пырков знал лично, нередко с детства, во многом, конечно, благодаря отцу – Владимиру Ивановичу Пыркову – известному писателю, с 1980 по 1990 гг. заведовавшему отделом поэзии журнала «Волга». Ему тоже посвящена глава, и именно его акварельный рисунок стал обложкой книги – не все знали о живописных увлечениях Пыркова-старшего. Есть главы и о давно ушедших из жизни авторах вроде Орешина или Панферова, написавшего знаменитый соцреалистический роман «Бруски». К сожалению, заметил Пырков, книга вышла чрезвычайно малым тиражом, и те люди, которые могли бы помочь в ее издании, этого не сделали. Одной из сфер деятельности Пыркова является журналистика – он уже многие годы пишет статьи о культуре в региональные и федеральные издания. Неудивительно, что и героями его публикаций также часто становятся местные писатели или просто люди, связанные с литературой. Героем одной из резонансных статей Ивана Владимировича стал его учитель – профессор Адольф Андреевич Демченко, трагически погибший во время пожара в начале этого года. Его смерть тогда активно обсуждалась в СМИ. Не мог не откликнуться эмоциональным некрологом Пырков. Потом он с удивлением узнал, что в соцсетях появились сотни репостов, несколько десятков СМИ ссылались на его материал, и дело дошло даже до политиков. «Оказалось, что слово может как-то на ситуацию повлиять. Как – я не знаю. Но факт остается фактом: прошло две недели после публикации – и Путин объявил благодарность Демченко», – заметил Пырков, хотя и сразу оговорился, что его роль не стоит преувеличивать – сама история была вопиющей.

А вот Кочелаева больше читала, чем говорила. Читала свои неопубликованные ранее рассказы, которые со временем войдут в сборник... «Рассказы». Наталья полушутя-полувсерьез заметила, что так никто сборники не называет, поэтому грех не воспользоваться таким очевидным названием.

Потом гости благодарили авторов за творчество, отмечали их сильные стороны и дружно выразили мнение, что книга Пыркова нуждается в дополнительном тираже и в продолжении. Заместитель директора по развитию музея Елена Мазанова уверена, что в ближайшие годы книгу растащут на цитаты.

Миссия Секацкого

Возможно, вы помните, что в сентябре прошлого года в Саратов приезжал с тремя лекциями именитый петербургский философ Александр Секацкий. Спустя полгода, 20 марта, в рок-клубе «Honky Tonk» он снова выступил в нашем городе, хотя и всего с одним докладом «Быть материалистом», который стал воплощением концепции, излагаемой в новой книге «Миссия пролетариата». Примечательно, что самой презентации не было вообще, да и книга не продавалась – философ предпочел ограничиться исключительно лекцией о современном состоянии материализма.

Александр Куприянович считает, что философия материализма по-прежнему является перспективным направлением мысли, а идеализм – ярлык, который сейчас уже почти ничего не значит, – странным образом является оружием господствующих классов, капитала и буржуазии, хотя, казалось бы, вот уж кто как не они должны быть материалистами? Тексты же Маркса и сейчас – орудие пролетариата, даже если его как такового уже нет. Нередко суждения Секацкого звучали возвышенно-поэтично: «Пускай мы выбрали не самые лучшие строки и образы, зато реализуем их в нашей совместности как некое дело, ради которого стоит жить. Материализм – это предпочтение метаперсональных резонансов, предпочтение задействованию целостного тела социума вместо того, чтобы довольствоваться индивидуальными коридорами одиночеств, индивидуальной химерологии проектов».

Как ни парадоксально, но победившему пролетариату в 1917 году не хватало материализма. Да, культурные монополии были ликвидированы, но не было материализма в экономике, умения поставить ее на автопилот, естественное самовоспроизводство, как удалось сделать буржуазии в Европе. «Вся социалистическая экономика, к сожалению, представляла собой поэзис, то есть структуру постоянного вмешательства в то, что само не стоит и требует постоянного присмотра. Нужно было либо заимствовать автопилот буржуазной модели, то есть конкурентной экономики товарной формы, либо ждать нового витка, когда само производство вещей будет замкнуто на автопоэзис (самопостроение. – Прим. авт.)», – резюмировал философ.

После лекции Секацкому вполне прогнозируемо первым делом пришлось отвечать, почему он вообще занялся этой темой. Философ заметил, что в последнее десятилетие наиболее продвинутые студенты часто начинают изучать Маркса, Ленина, хотя, казалось бы, на классиках уже успели поставить крест. И все же, улыбнулся Секацкий, если марксизм продолжает волновать умы людей – значит, он не такой уж неуклюжий, и новый виток интереса неизбежен. Кто будет за ним стоять? Неизвестно.

Секацкий рассчитывает на арт-про­ле­та­риат, неких свободных художников, «может, кто-то поднимет валяющееся в пыли красное знамя пролетариата».