Как на рынке труда вынуть «рыбку из пруда»

Оценить
Как на рынке труда вынуть «рыбку из пруда»
Проблема молодежной безработицы остается актуальной – при всех действующих механизмах трудоустройства

Российские предприятия переживают проблему старения кадров. Это всем давно известно, и именно эта проблема лежит в основе резонансной правительственной инициативы повышения пенсионного возраста (не принятой, но широко и трудно обсуждаемой).

Дина Болгова

А потому всё больше работодателей сегодня в целях омоложения своих трудовых коллективов готовы брать неопытных новоиспечённых специалистов. Другими словами, молодёжь в настоящее время очень даже востребована на рынке труда. Молодых специалистов, выпускников учреждений профессионального образования и даже несовершеннолетних детей работодатели готовы брать на работу. Помочь трудоустроиться молодым людям готово и государство – у него есть куча специальных и вполне действенных мер.

Тем не менее проблема молодёжной безработицы для Саратовской области, например, и для города Саратова (полагаем, в масштабах страны проблема тоже актуальна) остается одной из важнейших на рынке труда. А всё потому, что, вставая перед вопросом «кем стать и куда пойти учиться?», вчерашние школьники выбирают совсем не то, что нужно региону, стране, в общем, тому рынку труда, на который они потом выходят. Другая сложность в том, что сама молодёжь зачастую даже не догадывается о том, кто и чем может помочь ей найти своего работодателя. Ну и зарплатные ожидания «новобранцев», которые в большинстве случаев не соответствуют действительности, тоже влияют на трудности их трудоустройства.

Специалисты бесполезного профиля

Молодые люди получают в основном ненужные региону профессии

Проблемы молодежи, связанные с рынком труда, можно объединить в две группы: неправильный выбор профессии и незнание, к кому обратиться за помощью в трудоустройстве.

Дина Болгова

Про центры занятости слышали, но – нет

Через «биржи труда» молодёжь работу, как правило, не ищет. Об этом говорит и статистика центров занятости населения и отзывы самих соискателей из числа молодых специалистов.

Так, по данным министерства занятости, труда и миграции Саратовской области, в прошлом году за помощью в трудоустройстве в отделы содействия занятости населения города Саратова обратилось всего 256 выпускников профессиональных образовательных организаций. Из них 106 выпускников учреждений среднего профессионального образования и 150 – высших учебных заведений. В целом по области обратившихся было в два раза больше. Но если сравнивать это количество с общей численностью безработных, стоящих на учёте в ЦЗН, – 15,1 тысяча человек по состоянию на 9 марта, – это, прямо скажем, мизер. А в сравнении с общим количеством выпускников региональных организаций профессионального образования в 2015 году – 23,4 тысячи человек – вообще единицы.

Конечно, не все выпускники вузов и ссузов автоматически становятся безработными, получив диплом. Кто-то получает направление на работу от учебного заведения в рамках действующих договоров с предприятиями, кто-то самостоятельно находит работу задолго до окончания обучения или через некоторое время после.

По данным областного минобраза, из числа выпускников организаций профобразования 2015 года направление на работу получили 2,5 тысячи человек. Ещё 2 тысячи человек решили продолжить обучение и около 700 человек вступили в ряды Вооруженных сил Российской Федерации. Всего это пять с небольшим тысяч. Остальные – то есть 18 тысяч молодых специалистов – надо полагать, отправились в свободное плавание по рынку труда.

Вакансий много хороших и разных

В прошлом году, согласно официальным отчётам ЦЗН, саратовские работодатели заявляли о потребности в 50 тысячах работников. При этом официально в банке вакансий центров занятости города Саратова в настоящее время числится свыше 15 тысяч свободных рабочих мест. Из них более 60% – по рабочим профессиям, 87% – с оплатой выше прожиточного минимума в Саратовской области, почти 50% – в государственный и муниципальный сектор экономики. Средняя заработная плата по вакансиям составляет 17,3 тысячи.

В областной базе данных вакантных должностей и свободных рабочих мест имеется 20,7 тысячи вакансий. Из них по рабочим профессиям – 65%, вакансии для инженерно-технических работников (ИТР) и служащих – 35%.

По данным регионального минтруда, большая часть работодателей ищет на свои предприятия рабочих по строительным профессиям: электрогазосварщики, машинисты различной строительной техники, монтажники, плотники и столяры, маляры-штукатуры, строительные и дорожные рабочие, рабочие по благоустройству населенных пунктов.

Кроме того, региональному рынку труда требуются слесари различных специализаций, станочники широкого профиля, водители автомобилей, трактористы, кондукторы, продавцы, кладовщики, кассиры, электрики, электромонтеры.

Востребованы также работники неквалифицированных профессий: сторожи и вахтеры, грузчики, дворники, уборщики производственных и служебных помещений, подсобные рабочие.

Средняя зарплата по рабочим специальностям, согласно официальным данным, составляет 13,5 тысяч рублей. В реальности – от «минималки» (6,5 тыс. руб. в большинстве случаев) до 45 тысяч рублей (по редким вакансиям).

Для более квалифицированных специалистов, имеющих высшее образование, для инженерно-технических работников и служащих открыты вакансии по профессиям: инженер (различного профиля), страховой и рекламный агент, менеджер (в основном в рекламе и торговле), бухгалтер, врач, преподаватель. Высок в Саратовской области спрос на медсестёр и санитаров, лаборантов, воспитателей, техников и парикмахеров.

По этим вакансиям средняя зарплата составила 14,3 тысячи рублей (в реальности опять же от «минималки», что часто, до 50 тысяч рублей, что крайне редко).

Нужны слесари, а приходят юристы

Если же смотреть на специальности обратившихся за помощью в трудоустройстве выпускников образовательных организаций, то вскроется тот самый перекос, о котором говорят чиновники несколько последних лет. Большую часть молодых специалистов составили представители таких профессий, как бухгалтер, экономист, юрист, программист, филолог, культуролог, социолог, специалист по сервису и туризму. Искали работу через ЦЗН выпускники-психологи, экологи и биологи.

Представителей рабочих профессий было значительно меньше. В центры занятости обратились только новоиспечённые швеи (5% от общего количество обратившихся выпускников), парикмахеры (3%), повара (2,5%), маляры-штукатуры (2%), электросварщики, слесари и токари (1,6% в общей сложности).

Поэтому, как говорят в отчётах руководители городских и областных ЦЗН, половина обратившихся дипломированных специалистов не смогли устроиться на работу по специальности.

Собственно, диспропорция, связанная с несоответствием профессионально-квалификационной структуры безработных граждан и вакансий, как говорят в региональном минтруда, характерна для всего рынка труда Саратовской области. То есть это проблема не только тех, кто буквально вчера окончил вуз, но и уже состоявшихся специалистов со стажем.

Основными клиентами ЦЗН, по личным наблюдениям и по отзывам знакомых безработных, являются женщины за 40. «Без высшего образования, навыков рабочих профессий и мотивации», – как характеризуют их сотрудники служб занятости. Недавно сокращённые, а тем более молодёжь, довольно редкие гости на «бирже труда». Высоко– или узкоквалифицированные кадры если и появляются, то бьются за каждую подходящую вакансию. По данным минтруда, среди экономистов, бухгалтеров, юристов высокий конкурс – на одну вакансию претендует по пять человек. Среди секретарей, делопроизводителей конкурс четыре человека на место, среди товароведов – по два человека на место.

Молодым и активным делать нечего?

К слову, у молодых людей, попробовавших воспользоваться услугами городских ЦЗН в поиске работы, сложились разные мнения. Одни считают, что молодым и активным на бирже труда делать нечего и гораздо эффективней поиск работы получается через специализированные сайты. Другие, напротив, были приятно удивлены предоставляемой центрами занятости возможностью бесплатного переобучения и повышения квалификации.

Вот, например, 25-летний Сергей говорит, что служба занятости оставила у него довольно неплохое впечатление.

«Мне кажется, оптимально состоять там на учете по сокращению, тогда деньги платят нормальные в течение трёх месяцев (средний заработок с бывшего места работы). Потом пособие будет сокращаться до 75, 50% и т. п. А если вставать на биржу труда по другой причине, в том числе по увольнению по собственному желанию, то пособие составит 890 рублей в месяц, – говорит он. – Отмечаться нужно два раза в месяц в назначенный день и время. Ходил я каждый раз к одному и тому же специалисту, который всё время участливо интересовался, как у меня дела, нет ли сдвигов в поиске работы и т. п. Это приятно. Но за все три месяца, которые я честно отмечался в центре занятости, мне не дали ни одного официального направления на собеседование. Несмотря на то что я не самый безнадежный кадр: возраст – до 30, два высших образования. При этом, когда я решил искать работу самостоятельно, через многочисленные сайты вроде Hh.ru, то справился за неделю. Потом уже в фирме узнал, что они регулярно делали запросы в службу занятости о соискателях по данной профессии, и в списках, которые им предоставляли, не было меня. А в списках вакансий, которые выдавали мне, не было их.

И всё-таки я считаю, что служба занятости работает нормально, но молодым и активным делать там нечего. Сейчас много сайтов для соискателей, там легко составить типовое резюме и найти работу, не выходя из дома. Это в наше время более эффективный способ найти достойную работу».

Другая наша собеседница, 30-летняя Евгения, столкнулась со службой занятости случайно и к своему удивлению осталась довольна.

«Я сейчас в декретном отпуске, сократить на работе меня не могут по закону, но ситуация такова, что это будет возможно, после того как я из декрета выйду и мне придётся искать работу. Во время одной из прогулок с ребенком такая же мамочка-декретница как я в разговоре упомянула, что учится от центра занятости на кадровика. Я заинтересовалась, узнала, куда обратиться, и пошла выяснять, какие есть у меня возможности, – рассказывает Евгения. – В ЦЗН меня очень хорошо приняли, девушка, которая со мной беседовала, рассказала, какие у них есть программы по переобучению и повышению квалификации. То есть тут всё зависит от того, какое образование имеется и есть ли оно вообще. Можно получить новую специальность, дополнительную или повысить квалификацию по уже имеющейся. Мне показали список специальностей, по которым можно пройти обучение. Никто, правда, мне не рассказывал о том, какие специалисты на рынке труда востребованы, а какие нет. То есть всё зависело только от моего желания. Я выбрала курсы, получила направление в учебный центр и два месяца училась на мастера маникюра. Совершенно бесплатно, что особенно приятно. Трудоустройство при этом мне никто не гарантировал после прохождения этих курсов, но помогли разобраться с банком вакансий, и я уже искала работу самостоятельно, пользуясь базой ЦЗН и их же телефоном. Работу нашла быстро – буквально третий работодатель, которому я позвонила, согласился взять меня без опыта работы. Я довольна. Летом планирую поучиться ещё. Оказывается, у декретниц есть возможность получить несколько специальностей – по одной в каждый год декретного отпуска. Раньше я этого не знала».

Поколение NEXT ищет работу

Что происходит сегодня на российском рынке труда?

Молодежь в России свою трудовую карьеру предпочитает начинать либо в торговле, либо в ресторанном бизнесе. Согласно результатам опроса, который был проведен ВЦИОМ, около 34% детей-сирот в возрасте до 23 лет, 33% несовершеннолетних и 22% выпускников университетов до 26 лет рассматривают вакансии в сфере торговли. На почетном втором месте у российской молодежи ресторанный бизнес.

Вячеслав Коротин

Я бы в бармены пошел, пусть...

Как следует из опроса, большая часть респондентов не имела опыта официального трудоустройства. При этом, как отмечают в социологическом центре, ожидания от зарплаты у молодых людей явно завышенные. Больше свой труд ценят выпускники учреждений высшего профессионального образования. 79% московской молодежи с высшим образованием ждут зарплаты в 35 тысяч рублей и выше в месяц. Немного скромнее в отношении зарплат аппетиты у несовершеннолетних граждан России. За свой труд они готовы получать от 15 до 24 тысяч в месяц. А 18% из них, добавляют социологи, и вовсе готовы трудиться и за меньшие деньги. Отметим, что ВЦИОМ проводил опрос в декабре прошлого года по заказу министерства труда и занятости Москвы. Участие в опросе приняло около 600 молодых парней и девушек.

Но сильно ли отличается ситуация на столичном рынке труда и региональном? В Саратове, как и в Москве, молодые люди хотят с самого начала получать высокую зарплату, но ожидания, увы, не всегда соответствуют реалиям. Ситуация осложняется еще и тем, что далеко не каждый работодатель готов принять на работу вчерашнего студента с чистой трудовой книжкой на руках. Одни работодатели объясняют это недоверием к системе образования. Мол, не знаем, как вас там, в институтах, учили и, собственно, чему. Другие говорят о том, что молодежь нынче не хочет работать руками. «Работала у меня раньше девушка парикмахером. Я пять раз пожалела, что устроила ее», – рассказывает Татьяна Викторовна, мастер-парикмахер и хозяйка небольшого парикмахерского салона. Молодая девушка, которую Татьяна Викторовна приняла на работу сразу же после окончания профессионального училища, оказалась, мягко говоря, далека от мира причесок. «Либо их в училище вообще ничему за несколько лет не научили, либо просто мне такой экземпляр необучаемый попался. Клиенты жаловались, на работу она постоянно опаздывала, да к тому же я ее несколько раз ловила на левых заказах. Я убедилась, что сегодня молодежь не хочет работать руками, что-то создавать. Хотят только бумажки с умным видом из одной стопки в другую перекладывать и получать за это большие деньги», – вздыхает пожилая женщина.

Консультант с дипломом

Вот и остается поколению NEXT идти трудиться в многочисленные торговые центры и кол-центры, в которые готовы принять практически всех желающих. «Я окончила эконом. Естественно, работаю не по специальности. У нас из группы никто по специальности не устроился. Я работаю в магазине одежды продавцом-консультантом. И знаете, а меня всё устраивает! У нас если человек хочет, то он будет зарабатывать по саратовским меркам достойно. А высшее образование... Пускай будет. С ним как-то спокойнее», – улыбается выпускница эконома Ирина, продолжая аккуратно раскладывать рубашки на стеллажах в магазине.

Видимо, профессиональные предпочтения современной молодежи не совсем по душе чиновникам. В рамках парламентских слушаний в Государственной думе, посвященных вопросам высшего образования, заместитель министра образования и науки Александр Климов рассказал о тех специальностях, которые будут пользоваться популярностью на рынке труда к 2020 году. Если верить прогнозам министерства, то уже через каких-то четыре года в России возрастет потребность в педагогах, работниках в области здравоохранения, в сферах IT-технологий, ядерной энергетике, ракетно-космической технике и инженерной подготовке. По мнению господина Климова, это обусловлено тем, что в последние четыре года количество бюджетных мест на педагогические и инженерные направления в образовательных учреждениях увеличено. Но то ли еще будет! В следующем, 2017 году до 60% всех бюджетных мест отведут на педагогику и инженерию (из них, правда, на подготовку будущих педагогов будет отведено лишь 14%).

Элла Михайлова, руководитель департамента подбора рекрутингового агентства «Penny Lane Personnel», советует крепче держаться за свое место учителям и врачам: «Реформа здравоохранения, начавшаяся в 2015 году, больше похожа на сокращение бюджета за счет уменьшения штатов медицинских работников. Соответственно, высвободившийся персонал не будет востребован в 2016 году. Специалистам в области образования, педагогики и психологии также трудно найти новую работу в текущем году».

В ваших услугах не нуждаемся

С теми, кто без работы сидеть не будет даже в кризисное время, всё более-менее ясно. А представителям каким профессий будет работу найти трудно в 2016 году? По мнению экспертов по набору персонала, поволноваться придется страховщикам и менеджерам по кредитованию. За один только 2015 год спрос на услуги, оказываемые этими работниками, упал в три раза. За профессиональным бортом могут оказаться многие молодые специалисты. На сегодняшний день в университетах по всей России учится один миллион будущих юристов и два миллиона будущих экономистов. Такого количества свободных вакансий них точно не найдется. Несмотря на то что в среднем на одну вакансию юриста подается три резюме, эта престижная работа по-прежнему вызывает интерес у молодых специалистов. «То, что сейчас все хотят быть экономистами и юристами, это наследие 90-х годов, от которого мы до сих пор не можем освободить умы. Нам же нужно настраивать молодых людей на те направления, которые наиболее перспективны в регионе», – обмолвился в одном из недавних интервью депутат Тамбовской городской думы Алексей Кудачкин.

А у нас не селе...

Что в Тамбовской области, что в Саратовской одним из таких перспективных направлений может стать сельское хозяйство. Но для большинства молодежи занятость в аграрном секторе сегодня представляется хождением по уши в грязи в поле вокруг сломанного трактора. Опять же стереотип из 90-х. Намного перспективней молодым людям в наши дни кажется работа каким-нибудь продавцом-консультантом в торговом центре, которые в Саратове растут как грибы после дождя (кстати, в некоторых российских регионах всерьез задумываются над тем, чтобы вынести все эти коммерческие махины за черту города).

Приведу пример из жизни. Один мой знакомый несколько лет назад окончил саратовский политех. В самый разгар лета получил синий диплом инженера. Поисками особенного первого места работы утруждать себя не стал и пошел устраиваться на ближайший завод, некогда известный на просторах всей земли советской. Его непосредственный работодатель долго крутил диплом в руках, досконально изучил не только корочку, но и вкладыш с оценками, а потом с удивлением сказал: «О! Смотрю у тебя по сопромату четверка стоит! Мы тебя берем! Можешь собирать все необходимые документы и приходить». Зарплату пообещал в шесть тысяч рублей. Но друг мой, услышав о зарплате, ничего собирать не стал. Учиться пять лет для того, чтобы получать шесть тысяч рублей?..

И еще один случай. Как-то летом шел по улице. Навстречу мне идет парень и на ходу разглядывает корочку диплома. Наверное, недавно получил документ об образовании. И вдруг из его рук выпадает вкладыш с оценками. Поднимать он его не стал. «Не заметил, что обронил!» – мелькнуло у меня в голове. Я поднял лист и бросился догонять парня. Не хотелось мне, чтобы утеря части документа омрачила его праздничный день. Догоняю и протягиваю лист со словами: «Ты потерял. Держи!» Парень улыбнулся, но лист из моих рук брать не стал: «Мне это не надо. Зачем он мне? Эта корочка (покрутил синюю книжечку в руках), скорее, для моих родителей, нежели для меня». Он зашагал дальше, а еще минуту ошеломленный в руках вертел лист с его оценками – думал, куда его деть.

Руководитель направления консалтинга «ManpowerGroup» Анна Бурова считает, что волна основных сокращений в бизнесе уже прошла. Теперь очередь за госсектором: «Сейчас там есть компании с очень раздутым штатом, поэтому сначала сократят зарплаты, а потом возьмутся за увольнения. И это не предел. Сокращения ждут также людей с функционалом, который в последние годы был необоснованно раздут, потому что никто не хотел считать и управлять процессом – финансисты, бухгалтеры, работники IT-сферы. Компании будут сокращать количество программ развития, оценки. Поэтому в тех организациях, где существовали большие учебные центры или отделы внутренней оценки и обучения, сотрудники, занимавшиеся административными вопросами, будут сокращены».

Пусть не престижно, но востребовано

Детей нужно вовремя и правильно сориентировать

Проблемой диспропорции между нужными Саратовской области, то есть местным работодателям, специалистами с одной стороны и профессиями, выбираемыми молодёжью, с другой, в областном правительстве озадачились давно. Собственно, проблема эта актуальна уже много-много лет, и кадровый голод предприятий с ней напрямую связан. Два года назад по просьбе ряда промышленных предприятий региональная власть обещала разработать специальную программу по профориентации школьников, чтобы их выбор своих будущих профессий соответствовал нуждам региона.

Дина Болгова

О том, что из этого вышло и как с диспропорцией вакансий и специалистов на рынке труда борются сегодня, нам рассказали в министерстве занятости, труда и миграции Саратовской области.

Профориентация молодежи, как пояснили в ведомстве, – это довольно сложный процесс. С одной стороны, здесь, конечно же, должна быть действенная система конкретных мер, направленных на подготовку молодежи к осознанному выбору профессии (профинформирование, профконсультирование и профотбор). С другой стороны, на выбор профессии молодым человеком влияет широкий круг факторов: мнение родителей, друзей, информация в СМИ и т. д.

«Действительно, рынок труда сегодня требует рабочих кадров в объемах, каких система профессионального образования, обеспечить не может. Многие годы наблюдается тенденция к снижению престижа рабочих профессий, – отмечают в минтруда области. – В связи с этим значительное место в профориентационной работе с учащейся молодежью уделяется, с одной стороны, выработке стратегии выбора профессии, с другой стороны – популяризации инженерных и рабочих профессий».

Именно для популяризации инженерных и рабочих профессий и информирования населения о реальных потребностях регионального рынка труда в 2014 году и была разработана и принята та самая программа по профориентации. Вернее, получилась не совсем программа, а «Концепция развития системы профессиональной ориентации молодежи в Саратовской области до 2020 года».

К концепции прилагался план конкретных мероприятий на 2014–2015 годы, сейчас готовят такой же план на 2016–2017 годы. И в реализации мероприятий задействованы самые разные структуры – учебные заведения, центры занятости населения области и заинтересованные работодатели.

Под мероприятиями подразумеваются конкурсы (например, «Областной конкурс на лучший проект по организационно-педагогическому сопровождению профессионального самоопределения обучающихся») и фестивали профессий.

В прошлом году фестивали тоже были. В них приняло участие около трёх тысяч учащихся. В прошлогоднем форуме «Образование. Карьера. Занятость», где тоже рассказывали обо всех уровнях профессионального образования и про планирование карьеры, отметилось, по статистике минтруда, 8 тысяч человек – выпускники профессиональных учебных заведений, студенческая и учащаяся молодежь.

Для того чтобы правильно сориентировать молодёжь в министерстве совместно с подведомственными центрами занятости, придумываются всевозможные «дни карьеры», «клубы начинающих карьеристов», деловые игры для оценки своих возможностей в трудоустройстве, обязательные ярмарки вакансий и прочее.

Насколько эффективными будут все эти усилия, станет понятно позже – как минимум года через два-четыре, когда нынешние школьники, которые успели посетить все эти мероприятия и, может быть, что-то понять, сделав свой выбор, получат профессию и выйдут на рынок труда.

А пока что для многих выпускников вузов и ссузов (да и для прочих соискателей тоже), как говорят специалисты центров занятости населения, единственной возможностью получить работу является переподготовка. И зачастую на менее престижную профессию, чем них уже есть, зато востребованную.