Государственные руки надежнее независимых

Оценить
Государственные руки надежнее независимых
Областной комитет по имуществу подвёл итоги прошлого и готовится к подвигам будущего

Коллегия комитета по управлению имуществом Саратовской области, на которой подводились итоги прошлого года и обозначались задачи года текущего, состоялась в среду, 24 февраля, и получилась самой короткой за всю историю ведомственных коллегий. 45 минут на всё про всё. И при этом важной, актуальной информации, касающейся жителей региона, здесь было даже больше, чем на других подобных отчётных формализованных мероприятиях. Помимо того что в принципе нелишне знать, чего и сколько у нас на самом деле государственного, на коллегии напомнили о новых имущественных налогах и грядущем пересмотре кадастровой стоимости объектов недвижимости, от которой скоро будут всецело зависеть размеры имущественных налогов.

Имущество работает и зарабатывает

Но сначала, как водится, был рассказ о проделанном. Председатель комитета Олег Галкин отчитался, что план по наполнению бюджета области был выполнен, а местами и перевыполнен. Сообщил, сколько объектов облимущества продано, сколько приобретено, у скольких изменили форму собственности, сколько денег для бюджета заработали госпредприятия и ­госучреждения и т. д.

Так вот, по словам главы комитета, заработать на управлении областным имуществом удалось около 40 миллионов рублей. Доходы бюджета от использования госсобственности составили по итогам 2015 года 28,8 миллиона рублей (на 18% больше, чем ожидалось). В том числе на сдаче имущества в аренду бюджет заработал 15,2 млн руб. (на 42% выше плана). Ещё одной прибыльной статьёй была приватизация объектов госсобственности. От неё в региональную казну поступило 9,7 млн руб. Правда, не все активы, включённые в прогнозный план приватизации на 2015 год, удалось реализовать. Продать смогли два комплекса объектов недвижимости, 11 отдельно стоящих объектов, три единицы движимого имущества. Никого не заинтересовали аукционы по приватизации 5-процентных пакетов акций автотранспортных предприятий области, поэтому их будут продавать в этом году путём публичного предложения. Галкин уверен, что сделки состоятся уже в марте этого года.

Комитет по управлению имуществом Саратовской области не только продавал, но и передавал часть своей собственность в ведение Федерации и муниципалитетов. Так, по словам главы комитета, из областной собственности в муниципальную было передано 93 объекта недвижимости. Балаковскому муниципальному району, например, был передан 100-процентный пакет акций ОАО «Балаковский пассажирский автокомбинат», в Новоузенск – 100-процентный пакет акций ОАО «Новоузенское автотранспортное предприятие». Начата процедура передачи автомобильных дорог местного значения в собственность муниципальных районов.

Обратный процесс тоже осуществлялся, и в итоге за год областная казна, отдав 93 объекта, увеличилась более чем на 500 объектов. Таким образом, на 1 января 2016 года в собственности региона оказалось 588 учреждений, 11 унитарных предприятий, два казённых предприятия, пакеты акций в 34 акционерных обществах, три общества с ограниченной ответственностью и 6,5 тысяч объектов недвижимости.

О своевременных земельных решениях

Что касается такого имущества, как земля, то в областной собственности на сегодняшний день значится 1967 земельных участков общей площадью 11350 га. В 2015 году, по словам Олега Галкина, 83 земельных (45,4 га) участка было передано в бессрочное пользование, в аренду сдано 22 участка (350,8 га), в собственность передано шесть участков (4,5 га). По 181 участку (2,7 тыс. га) было принято решение о переводе из одной категории земель в другую. Из сельхозземель в земли промышленности, энергетики, транспорта переведено 169 участков площадью 358,7 га, пять участков (7,4 га) – в земли особо охраняемых территорий и объектов. В земли сельхозназначения из земель запаса было переведено три земельных участка общей площадью 14 гектаров и четыре участка общей площадью 2,4 тысячи га – из земель особо охраняемых территорий и объектов.

Из федеральной собственности в региональную в 2015 году перешли имущественный комплекс аэродрома «Саратов» и земельный участок площадью 221 гектар. Теперь, как отметил Галкин, «на основании такого своевременного решения» правительство области сможет исполнять свои полномочия по организации воздушного пространства по обслуживанию населения, что должно положительно сказаться на обслуживании авиапассажиров.

А ещё в собственность области было переведено три земельных участка, предназначенных для строительства лыжного стадиона.

Подконтрольные под контролем

Эффективность работы комитета, по словам Галкина, можно проследить по растущим из года в год объёмам перечислений в бюджет области части прибыли государственных унитарных предприятий, деятельность которых контролируется комитетом. Цифры в сводной таблице, правда, этого не показали. По ней доходы бюджета от перечисления части прибыли государственных унитарных предприятий составили столько же, сколько и годом ранее, – 10,8 млн руб. Но хотя бы не меньше их было, и это уже хорошо.

Под пристальным вниманием КУИ находятся не только ГУПы, но и ОАО, в которых есть доля областного правительства. И потому, мол, они тоже работают успешно. Например, тепличное хозяйство ОАО «Волга», которое перестало быть убыточным и стало одним из лидеров региональной экономики, ОАО «Поволжская газотранспортная компания» и ОАО «Облкоммунэнерго». Это самые успешные из 34 ОАО, подконтрольных КУИ.

В Облкоммунэнерго правительство Саратовской области своё присутствие решило расширить, для большей его эффективности, видимо, и потому в результате длительных переговоров, как отметил Олег Галкин, КУИ получили на безвозмездной основе, то есть в дар, дополнительно 8% акций компании (8,2 млн штук). И теперь регион владеет не 58% акций, а всеми 66 процентами.

Кроме того, правительство Саратовской области в лице КУИ приобрело 100-процентную долю в ООО «Чардым-Дубрава». Но это потому, что ГУП, которым до прошлого года была данная база отдыха, преобразовали в общество с ограниченной ответственностью, только и всего. То есть тут сменился не владелец, а форма собственности. ООО «Чардым-Дубрава», кстати, оценили почти в 35 миллионов рублей.

Дипломатический успех

Теперь о новом налоге на имущество организаций, который вступил в силу в Саратовской области с января текущего года. Закон этот, как известно, был принят в ноябре 2015 года по инициативе и стараниями комитета и непосредственно Олега Галкина и потому попал в отчёт КУИ о работе за год.

Олег Галкин напомнил, почему такой налог стал нужен региону именно сейчас, хотя возможность его введения появилась у субъектов двумя годами ранее. Так вот, по словам Галкина, возникла острая необходимость выровнять условия между производственным бизнесом и арендным, то есть тем, который развивается за счёт сдачи помещений аренду, из-за кризиса. Ведь условия получения прибыли оказались не равны. Вторая причина – доходы бюджета. Они начали сокращаться, а налог, посчитанный из кадастровой стоимости, – неплохой источник бюджетного наполнения.

Но, нужно отдать должное, закон готовился открыто. Он был встречен яростным сопротивлением бизнесменов и депутатов (тоже бизнесменов). В конечном итоге сторонам удалось договориться. Ставку налога на 2016 год установили в размере одного процента вместо двух, а перечень объектов, на которые с этого года распространяется новый налог (деловые и торгово-развлекательные центры, помещения под офисы и магазины), изрядно перекроили. Из него убрали заводоуправления, столовые, банно-прачечные комбинаты и ещё ряд вполне себе коммерческих объектов, о которых очень просили депутаты-бизнесмены.

Всего в перечне на текущий год значится 212 объектов недвижимости. Это здания площадью свыше тысячи квадратных метров и помещения площадью свыше 200 квадратных метров.

Недовольные действующей редакцией закона, конечно, всё равно остались, и, вероятно, число их будет множиться. Всё-таки новый порядок исчисления налога на имущество организаций для многих предприятий увеличивает платёж в разы, а для иных и в десятки раз. И хотя Олег Галкин говорит, что список объектов недвижимости будет ежегодно пересматриваться и актуализироваться, это вовсе не означает, что он будет сокращаться. Скорее, работа будет направлена на расширение перечня, потому что, как было сказано ещё в процессе обсуждения законопроекта, документ не имеет обратной силы: объект, однажды попавший в перечень, останется в нём навсегда. Или до тех пор, пока будет соответствовать параметрам закона (по функциям и площади).

Неправильный был кадастр

Облегчить жизнь бизнесменам, которым придётся платить повышенный налог на имущество, может только пересмотр кадастровой стоимости. Ну во всяком случае пока можно на это понадеяться. Кадастровая оценка недвижимости по закону должна проводиться раз в пять лет. Предыдущая была в 2012 году, значит следующая – в 2017-м. В этом году начинается подготовительная работа к этому трудоёмкому процессу, о чём тоже было рассказано на коллегии комитета по управлению имуществом Саратовской области.

Начальник отдела земельных отношений КУИ Виктория Кузнецова сообщила, что в этом году ожидаются некоторые изменения в законодательстве, благодаря которым может быть изменён подход к проведению кадастровой оценки недвижимости и земель в том числе.

И по словам Кузнецовой, областной комитет по управлению имуществом этих изменений ждёт и уже их одобряет.

Речь идёт о законопроекте, разработанном Минэкономразвития РФ и предусматривающем исключение из института кадастровой оценки независимых оценщиков и передачу всех полномочий по определению кадастровой стоимости объектов недвижимости государственным учреждениям. Об этой инициативе «Газета недели в Саратове» подробно писала в № 41 (363) от 17 ноября 2015 года.

Так вот, и тогда, и сейчас представители областного комитета по имуществу говорят о том, что государственные руки надёжнее независимых. И кадастровая оценка будет честнее и объективнее.

По словам Кузнецовой, в настоящее время действующая кадастровая цена (утверждённая, напомним, в 2012 году решением Саратовской областной думы) не отражает реальную стоимость недвижимости имущества, и его рыночная стоимость оказывается значительно ниже. Это было доказано при пересмотре стоимости кадастровой цены в специальной комиссии при Росреестре и в судах. Причём далеко не всем гражданам, владеющим землёй (налог из кадастровой стоимости рассчитывается пока только по земельным участкам), оказалось выгодно оспаривать результаты кадастровой оценки от 2012 года. Потому что необходимо было потратиться на услуги независимых оценщиков, которые выехали бы по адресу объекта и оценили бы его реальную (рыночную) стоимость. А если предстояло разбирательство в суде, то к расходам собственника добавлялись судебные издержки.

Однако те, кто решился на оспаривание, добивались снижения кадастровой стоимости до 60%. Это средний показатель по итогам таких пересмотров в прошлом году в городе Саратове. По области показатель снижения чуть меньше – до 40%. Для местных бюджетов такой пересмотр оборачивался, естественно, снижением налоговых поступлений.

И всё-таки представителям областного комитета по имуществу, поддерживающего введение госмонополии на институт кадастровой оценки, кажется, что дело не столько в методике определения кадастровой цены, а в исполнителях.

«Как правило, применяется массовый метод оценки – оценщики не выезжают на каждый объект недвижимости, а основываются на открытой информации о цене предложенной сделки, то есть оценка проводится дистанционно. При таком подходе не могут быть учтены особенности каждого отдельного объекта недвижимости. При этом информация о ходе проводимых оценщиками работ является закрытой и непрозрачной», – говорит Кузнецова.

На самом деле, и Виктория Кузнецова об этом сказала сама, независимые оценщики при определении кадастровой цены не проявляли никакой самодеятельности. Методика, по которой они работали, соответствует федеральному стандарту. И именно с пересмотра методики Минэкономразвития РФ начал разработку своего законопроекта. Просто заодно решил ограничить доступ к священному действию (образованию цены на недвижимое имущество) посторонних. И усложнить попутно процедуру оспаривания результатов кадастровой оценки, пообещав, что все разногласия могут быть и будут устранены в процессе определения кадастровой стоимости. То есть до утверждения результатов оценки, о которых подавляющее большинство граждан-собственников имущества, как правило, узнают уже после.