Кто на кого учился

Оценить
Кто на кого учился
Наша новость про айфон перебила даже информацию про заминированный Кремль – там какая-то сумасшедшая звонила. Так что мы на этот раз с айфоном не то что на всю страну, на весь мир прославились.

– Привет, как дела, что слышно?

– Тебя все слухи интересуют? Москва вся ржет над нами. Наша новость про айфон перебила даже информацию про заминированный Кремль – там какая-то сумасшедшая звонила. Так что мы на этот раз с айфоном не то что на всю страну, на весь мир прославились. Кстати, говорят, у Радаева есть классный советник. Звать его Дмитрий Федорович.

– То есть ты думаешь, что это были советы единственного всенародно избранного? Не говори ерунды, у нашего губернатора и своей... своего ума – выше крыши. Что еще интересного?

– Нет, а что может быть интересного – видишь, война между Грищенко и Сараевым перешла в открытую фазу. Я тебе больше скажу: над дверью между гордумой и администрацией на Первомайской, 52, повесили камеру. И всех, кто из думы ходит в администрацию и, наоборот, из администрации в думу, вычисляют и берут на карандаш.

– И я думаю, что это только начало.

– А еще люди врут, что господин Сараев махал шашкой еще в правительстве. Пытался кого-то уволить, кого-то принять на работу. Только его там окорачивали. И сейчас в правительстве очень радуются и потирают руки.

– Печально. И неправильно.

– Если тебя это утешит, что Радаев за него пока заступается.

– Знаешь, он за многих заступается. За того же Лобанова, например.

– Кстати, о Лобанове: врут, что аккурат 18 февраля, когда шел актив, в Энгельсе был большой шмон. Говорят, что на каждом перекрестке стояли полицейские. Но на вопросы особо любопытствующих говорили, что чистят снег.

– А что чистили на самом деле?

– Врут, что была большая проверка энгельсской авиабазы.

– А при чем тут Лобанов?

– При том, что, я подозреваю, на этой авиабазе не всё хорошо, а время неспокойное. А круг заинтересованных в нехорошем людей включает в себя, по словам клеветников, не только Лобанова, но и близких к нему часто упоминаемых нами персон.

– И что? Сейчас изберем быстренько Лобанова в Госдуму, и будет ему счастье.

– При этом раскладе будет счастье и Энгельсу. Но только кто же его пустит в Госдуму-то?

– Это да. Но мечтать никто не запрещает.

– Кстати, о Госдуме. Почему это к нам Медведев вдруг едет? Потому что Баталина – главная по идеологии?

– Не знаю, но версия с Баталиной сомнительна. Дело в том, что, по слухам, у нашего премьера с нашим великим земляком не самые нежные отношения. Я бы сказала, на­оборот, вполне неприязненные.

– Тогда совсем ничего не понимаю. Приедет, поймет, что в регионе беда по всем направлениям, но выборы пройдут успешно... И что?

– Не знаю. Но всякое может быть. Мы с тобой о федеральной политике не говорим, не нашего с тобой ума это дело. Мы местные слухи обсуждаем.

– Это да. Тогда давай местные.

– Врут, что полицейские, которым вернули «счастье» в виде наложения административных штрафов, стали опасаться ходить по одному. Только тройками-пятерками.

– А в чем проблема?

– Ну, если раньше народ тихо ворчал, то теперь активно возражает, сжимая руки в кулаки.

– Тут полицейских остается только пожалеть. За ситуацию в стране отвечают не они, штрафовать их тоже принуждают – наверняка есть план по валу. А тумаки первыми огребут они...

– Кто на кого учился...