Красота по беспределу

Оценить
Красота по беспределу
«Ночь длинных ковшей» в зеркале Рунета

В ночь с 8-го на 9 февраля в Москве отключили от коммуникаций и снесли 97 торговых павильонов и ларьков – московская мэрия объявила их незаконными. Чиновники мотивировали снос тем, что ларьки мешают входу-выходу из метро (все они располагались рядом со станциями метрополитена), что там царит антисанитария и вообще наследники «лихих 90-х», эти «гадюшники», уродуют облик столицы. Между тем подавляющее большинство владельцев снесенных ларьков и павильонов имели все правоустанавливающие документы, право собственности было подтверждено Верховным судом. Сергей Собянин экскаваторным ковшом попал по больному: Рунет бурно отреагировал на «ночь длинных ковшей».

Адриана Имж, психотерапевт, блогер: «Как бы чувствовала себя Золушка, если бы фея пинком открыла дверь, схватила девушку за волосы и потащила на бал?» Собянин выступил в роли такой феи. И невзирая на то, что я за снос многих построек, я очень понимаю тех, кто в шоке. Так, как это было сделано, делать нельзя. Это ретравматизация и без того всегда актуального русского страха «придут и всё отнимут».

Горькие слезы

Первая реакция – это всегда эмоции. Во-первых, свои: для тех, кто живет в центре Москвы, уличная торговля – это многие услуги (банк, парикмахерская, фото на документы) и продукты первой необходимости (овощи, молочка, хлеб) в шаговой доступности.

Татьяна Краснова в интернет-СМИ «Православие и мир» (Pravmir.ru) пишет о двухэтажном Рамсторе, который с начала нулевых работал неподалеку от ее дома, о даме, арендовавшей там уголок и торговавшей пяльцами, канвой, нитками мулине. В ожидании клиентов дама вышивала лебедей. О продавщице из овощного ларька веселой молдаванке Кате, с которой можно было обсудить трудности учебы и плохую погоду, о тихом узбекском парнишке, который помогал автору донести до подъезда тяжелые сумки с луком и картошкой.

«Вы никогда не сможете полюбить Страну, Народ, Галактику – если не полюбите их. Если не привыкнете пить по утрам кофе в маленьком баре у вокзала. Если не будете 30 лет подряд покупать хлеб у булочницы, что встает в пять утра, чтобы вам, вышедшему в шесть в промозглое зимнее утро, пахло сдобой из-за ее ставень. <...> Верю, что многие из них были не хороши и не слишком красивы. Но это значило только одно – их, кормящих сотни и тысячи людей, надо было улучшить и украсить. Это очень простая логика. Если у вас болит зуб, вам лечат зуб, а не отрывают голову».

Во-вторых, эмоции пострадавших предпринимателей. Их монологи вышли на том же ресурсе. Вот несколько выдержек:

Светлана Минаева, продавец из бывшего цветочного магазина на «Кропоткинской»: «Продавцы всю ночь ревели над обломками. И я с ними. Десять лет торговала цветами. Для чего? Чтобы в 42 года в разгар кризиса искать новую работу? Взяли, в щепки всё разнесли, а нам куда идти? Собянин моих Сережку с Катей поднимать будет? У меня двое детей: 10 и 13 лет. Ни мужа, ни помощников. Конечно, я найду место, но какой ценой?»

Аркадий Тарасов, владелец бывшего павильона у метро «Выхино»: «Мы потеряли 700 квадратных метров – аптеку, мини-пекарню, продуктовый и хозяйственный магазины. Ущерб? 80 миллионов рублей по кадастровой стоимости. И хуже всего, что на улице оказались 50 человек. <...> Павильон построен в 1996 году, документы подписывались городскими властями. Есть свидетельство о собственности, всё, что требуется. А зданий уже нет».

Владимир (фамилию просил не указывать), владелец магазина в ЮАО Москвы: «Без предписаний и бумаг с печатями глава управы с полковником полиции обошли магазины, устно сообщили: «Очистить помещения. Будем сносить». Приехала тяжелая техника. Быстро пригнали бульдозеры, экскаваторы. Перекрыли газ. Арендаторы впопыхах вывезли что успели – ювелирку, банкоматы, одежду, продукты. Начался снос. Потихоньку собрались люди.

И когда на улице стало шумно – женщины плакали, мужчины кипели, – появились 10 автобусов ОМОНа. Для чего вообще? По-человечески с людьми нельзя было договориться?»

Взгляд с другой стороны

Чиновников мэрии тоже можно понять: временные ларьки, наследие свободной торговли девяностых, спасавшие от голода разрушенную страну, давно превратились в капитальные строения. Они и в самом деле имеют убогую архитектуру, а происхождение разрешений на строительство и свидетельств о собственности – наследие мэра Лужкова – сомнительное. Телеведущая Ксения Собчак в своем блоге в интернет-журнале «Сноб» рассказала про собственный рентный бизнес: еще при Лужкове Ксения Анатольевна покупала помещения в жилых домах, переводила их в нежилые и сдавала в наем под аптеки и магазинчики. И прекрасно помнит, каким образом тогда получались все эти разрешения: «Не подмажешь – не поедешь». А вот при Собянине, уверяет Собчак, левого разрешения за мзду уже не получить.

«Решение снести киоски – не глупость. В этом я Собянина абсолютно поддерживаю. Потому что в такой дилемме – терпеть унылое адское говно по закону или сносить его по беспределу – я за беспредел. Просто потому, что против говна».

Впрочем, как пишет психотерапевт Адриана Имж у себя в «Фейсбуке», «если исходить из моих, например, красиво – некрасиво, проще весь город снести и построить новый».

Публицист Альфред Кох отреагировал куда более жестко: «И Гитлер тоже уродов убивал по беспределу. Чтобы вид не портили».

Ищи, кому выгодно

«На месте снесённого самостроя планируется построить платные парковки и церкви». По радио сказали в новостях», – написал у себя в «Фейсбуке» московский журналист Слава Ровнер днем 9-го февраля.

Политолог Александр Кынев через несколько дней после «ночи длинных ковшей» удивился, что «лоббизм крупных сетей может довести до имиджевого самострела такого уровня». На что ему в комментариях возразили: «Скорее всего, речь о том, что на месте снесенных торговых павильонов возникнет новая сеть (как то было в Казани), и принадлежать она будет напрямую тому, кто павильоны и сносил – для максимизации прибыли».

И этот тезис отчасти подтверждается расследованием, которое провела юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь.

«Я бы, конечно, хотела, чтобы у станций метро были маленькие милые скверы, велопарковки и прочие приглядные штуки, а не мини-черкизон, – пишет Соболь. – Сейчас тему со сносом палаток власти Москвы пиарят под видом необходимости обеспечения безопасности объектов метрополитена. На самом же деле на этих же самых местах после сноса планируется новое строительство, курировать которое будет Дептранс Москвы. Дорогую землю в центре Москвы с идеальной транспортной доступностью под сквер да велопарковки отдавать никто не будет. На снесенной земле планируется строительство новых торговых площадей, но уже с другими владельцами».

Юристка на своей странице в «Фейсбуке» публикует письмо, которое ей прислал анонимный источник, часть информации из этого письма удалось подтвердить публичными источниками.

«Сейчас в Дептрансе просто решили повторить схему «отжатия» бизнеса, отработанную на переходах метро. Сначала всё снесут, потом объявят конкурс на архитектурную концепцию, победит в нем МосгортрансНИИпроект. А потом под титулом реконструкции и благоустройства прилегающей территории построят новую торговлю. Но уже свою», – сообщает неизвестный. Из письма следует, что на этом зарабатывают заместитель главы департамента транспорта Москвы Гамид Булатов и первый заместитель начальника московского метрополитена Юрий Дегтярев. «Захватить землю у метро и построить торговлю Булатов планировал еще два года назад. Но из-за кризиса денег на выкуп за счет бюджета нет. Поэтому решили идти через полный беспредел», – сказано в письме.

На сайте мэрии Москвы Соболь обнаружила пресс-релиз, в котором говорится, что тема со сносом палаток у метро задумывалась еще два года назад именно под строительство нового транспортно-пересадочного узла с торговыми павильонами. Правда, изначально планировалось возмещение собственникам.

Право неправо?

Многих волнует юридический аспект сноса павильонов. Журналисты агентства РБК провели целое расследование на предмет законности сноса ларьков московской мэрией. И вот что выяснилось: из 104 объектов (изначально планировалось снести именно столько) в картотеке арбитражных дел Верховного суда РБК удалось обнаружить дела по 78 из них. В 48 случая победу одержали бизнесмены, 27 дел еще не завершены, и только в трех случаях городу удалось доказать свою правоту.

Представители города делают упор на п. 4 ст. 222 ГК РФ, который включен в Гражданский кодекс в сентябре 2015 года и разрешает снос самостроя в административном порядке, то есть без решения суда. На эту норму ссылался и депутат Московской городской думы, председатель комиссии по законодательству Александр Семенников в интервью Михаилу Фишману на телеканале «Дождь». Хотя председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников уверен, что признать объект самостроем может только суд. Если суд признал постройку законной, значит, статуса самостроя она не имеет и сносу в административном порядке не подлежит.

Однако Сергей Собянин уверен в своей правоте: «Снос незаконных строений в Москве – наглядный пример того, что в России не продается правда, наследие, история нашей страны. Нельзя прикрываться бумажками о собственности, приобретенными явно жульническим путем», – написал он на своей официальной странице во «ВКонтакте».

Понятно, что многие блогеры в шутку и всерьез забеспокоились: «Живу в типовой многоэтажке, очевидно уродующей облик города. Тревожусь», – тут же отреагировал публицист Иван Давыдов. И чуть позже продолжил: «Слушай, Борисыч, – опасливо спросил Путин Иванова. – А вот когда Кремль строили, стройку с мэрией согласовывали? У нас бумаги хоть есть?»

Лидер сообщества «Синие Ведёрки» Пётр Шкуматов резонно заметил: «Даже если документы на эти строения были выданы коррумпированными чиновниками, что привело к невозможности выигрыша в суде, то отсюда не вытекает необходимости нападать исподтишка под покровом ночи. Отсюда вытекает необходимость выявить тех чиновников, которые оформили соответствующие бумаги, посадить их на 20 лет строгого режима с конфискацией имущества, а собственникам по закону выплатить стоимость сносимого имущества. После чего снести эти постройки в соответствии с процедурой». В чем его поддержал лидер Партии Прогресса Алексей Навальный и потребовал от мэрии Москвы опубликовать для всеобщего доступа информацию об обращениях государственных органов мэрии Москвы и органов МСУ Москвы в правоохранительные органы РФ с целью возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, организовавших выдачу «жульнических документов».

Метафизика процесса

Акция по уничтожению торговых павильонов, вообще говоря, была наполнена не только практическим, но и метафизическим смыслом. Ее недаром окрестили «ночью длинных ковшей» по созвучию и аналогии с «ночью длинных ножей» – расправой Гитлера со штурмовиками Эрнста Рёма («коричневыми рубашками»). Неудивительно, что такая ассоциация родилась в недрах Рунета. Удивительно, что материал с таким заголовком опубликовала «Вечерняя Москва» – газета, принадлежащая московской мэрии. Вот это даже никто комментировать не стал, все просто с недоумением перепостили фотографию газетной полосы с этим заголовком.

Журналист Андрей Архангельский написал у себя в «Фейсбуке», что «наконец-то комсомольцы с пропаг. радиостанций увидят, как «выглядела Москва до 90х», они рассказывают сейчас с жаром об этом. <...> Собственно, это и есть главная Идея, и единственная: всё лучшее – в прошлом».

Слава Ровнер поделился впечатлениями от статьи «одного инженера человеческих душ», опубликованной «в жестяном рупоре охранителей». «Продираясь сквозь обязательные отлизывания власти и пинки либерастов с двумя паспортами, споткнулся о фразу: «Если было надо сносить эти постройки, то, значит, надо». Знакомо, ох как знакомо. «Органы не ошибаются», «кому надо – разберутся», «там лучше знают», «дыма без огня не бывает», «раз забрали, значит было за что». Ну что ж, под эту логику забирали всех подряд, даже самых преданных охранителей».

«Почему эта история лично меня так задевает? – задается вопросом Иван Давыдов. – Потому что здесь – очень важная точка для разговоров о возможном русском будущем.

Дело ведь не в самодурстве власти – тоже мне новость. И не в том, что открылись какие-то новые черты характера С. С. Собянина. Собянин давно, честно и последовательно ненавидит город, который отдали ему на кормление, а честность и последовательность даже в таком деле вызывают своеобразное уважение.

Здесь – столкновение двух дорог. Схватка имперского с человеческим, которую человеческое привычно проигрывает. Под восторженный клекот добровольных любителей имперского (среди которых большинство, увы, даже не за деньги клекочет, а по зову сердца).

Это всё, конечно, мы наблюдаем как минимум со времен аннексии и начала украинской войны, но теперь – близко и наглядно».