Сила слова

Оценить
Сила слова
Критика, словесные игры, Пушкин

Казалось бы, минувшая неделя не была особо насыщенной на культурные события. Разве что в Саратове появился еще один фестиваль современного искусства «Территория MoreART». В ходе этого действа в торговом центре «Москва» открылась галерея «More ART». Судя по фотографиям, это было достаточно «глянцевое» мероприятие. Однако в городе хватало событий, которые были близки не только художникам, но и, например, филологам и вообще всем неравнодушным к слову людям.

Во-первых, множество мероприятий было посвящено Пушкину, погибшему 10 февраля 1837 года. В областной библиотеке для детей и юношества в связи с этим началась Пушкинская декада, в ходе которой с 10-го по 20 февраля ежедневно проходит какое-то мероприятие. Не отстают и другие. Так, 10 февраля в кофейне «Coffee 3» «Городской молодежный центр» организовал творческий вечер, на котором молодые люди могли прочитать стихи Пушкина. Однако мероприятие не очень удалось: во-первых, кроме ведущего и еще пары-тройки человек, все пришли читать свои произведения (это, впрочем, предусматривалось в программе), во-вторых, из-за того что некоторые из участников долго читали свою прозу, а в регламент надо было уложиться, встречу пришлось свернуть. То есть почти половина заявившихся не смогли выступить. Утешительным подарком для них стали грамоты и сборники стихов Николая Палькина. Одна из участниц Юлия Колязина выиграла главный приз – возможность бесплатно напечататься в следующем выпуске литературно-художественного альманаха «Саратов творческий».

В общем, как-то странно вышло: с одной стороны, было неплохо, с другой стороны – оказалось, что на вечере памяти Пушкина мало кому был интересен сам Пушкин. Впрочем, самое интересное происходило не там, а во второй половине недели.

Понять автора

Сила словаВ Саратове, прямо скажем, почти нет лауреатов престижных федеральных литературных премий. Однако доценту кафедры переводоведения и межкультурных коммуникаций социально-экономического университета Екатерине Ивановой удалось в 2013 году победить в номинации «Эссеистика» знаменитой премии «Дебют». 11 апреля в музее Федина, где она некогда работала, прошла ее творческая встреча.

Несмотря на то что Иванова пишет стихи, о своем художественном творчестве она говорила неохотно и ничего не читала, подчеркивая, что не всем дано стать поэтом, да и она сама себя к ним не причисляет. Почувствовав это, она по совету специалистов нашла отдушину в литературной критике, где, как показало время, успешно себя реализовывает.

По мнению Ивановой, «критик – это человек, который рассказывает о другом. Для него самое главное – не показать себя, не выразить свой внутренний мир, что важно для прозаика или поэта, а в первую очередь сказать некие слова о творческом мире другого человека». Тем не менее, между литераторами точек соприкосновения много. Например, Екатерина, когда пишет статьи, представляет, что автор произведения становится ее литературным героем, которого она должна понять и показать, а потому она старается строить свои статьи таким образом, чтобы в них был сюжет, своя завязка, повороты. Да, в какой-то мере это и попытка реализовать свои не нашедшие продолжения поэтические и прозаические опыты, честно признается Екатерина.

Что же касается состояния современной критики, то оно, считает Иванова, прекрасное. Критика нужна и востребована, хотя всегда находятся люди, которые говорят: «Какая критика? У нас произведений-то нормальных нет». На вопрос о видах критики Екатерина Алексеевна отвечает, что их великое множество – в зависимости от формата издания, аудитории и задач, которые ставит перед собой автор, например давать объективную оценку и отделять хорошее от плохого. Правда, сама она бы этим заниматься не стала: если произведение не нравится, то зачем приумножать негативный поток, в мире и так множество информации – не лучше ли найти жемчужину, чтобы с ней захотел ознакомиться каждый? Более того, в условиях информационного шума мало один раз сказать, что этого автора нужно читать, говорить об этом надо постоянно.

Другой тип критика – это критик, использующий свою площадку как повод поговорить о злободневных темах. Впрочем, и этой критикой Иванова не стала бы заниматься. Тогда что же ей интересно? А интересна ей критика, которая рассматривает художественный текст как экзистенциальное событие, как событие внутренней жизни. То есть настоящая критика – это возможность прожить чужой текст как часть собственной биографии.

Честно ответила Иванова и на вопрос о том, считает ли труд критиков вторичным. Есть распространенный и несколько оскорбительный стереотип, что ими становятся те, кто не умеет писать. Многие ее коллеги категорически не согласны с этим суждением и выступают за то, что критик является сотворцом произведения. Однако Екатерина Алексеевна уверена, что все-таки их труд действительно вторичен (но не второсортен!), что без автора они всё равно ничего не напишут, и потому она старается ничего не придумывать при написании статей. Особенно тогда, когда текст ей не нравится. И здесь Иванова снова вышла на вопрос о терминологии. Если бы ее заставили ответить в двух словах, что такое критика, то она сказала бы «жизнь в долг». А долг можно отдать лишь хорошей грамотной статьей, возможно, даже объяснением в любви.

Во время полуторачасовой встречи Иванова много рассказывала о важных для нее как для критика книгах, о том, что порой над молодыми коллегами слишком сильно давит авторитет Белинского (лично ей более всего симпатичен Ходасевич), как важно видеть текст чужими глазами, как плохая книга в буквальном смысле может вызвать плохое самочувствие и о многом другом.

Настоящий детектив

Молодежный экспериментальный театр «На грани» очень любит британского драматурга Тома Стоппарда – того самого, который сначала написал, а потом сам же и снял фильм «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Кстати, сценарий очень неоднозначно принятой в России «Анны Карениной» Джо Райта – тоже его рук дело. Стоппард – живой классик постмодернизма, которого обожают интеллектуалы, а он сам играется с литературой, как жонглер с шарами. Поэтому неудивительно, что после весьма интересной постановки «Гамлета на четверть часа» «награньевцы» решили взяться за еще один спектакль – в этот раз за детективную и уже никак не связанную с Шекспиром историю «После Магритта». Рене Магритт – это, напомним, знаменитый бельгийский художник-сюрреалист, очень любивший писать картины на тему несоответствия видимого реальному. Собственно, хоть Магритт и не является действующим лицом пьесы, он важен для разгадки всей этой детективной истории, а его картина совсем не просто так висит на заднем плане сцены.

Спектакль «На грани» глубоко ироничен, как, в общем-то, и большинство их постановок, хотя, казалось бы, повод для коллизий героев совсем не смешной: их хотят привлечь как соучастников ограбления или хотя бы как лиц, проводящих незаконные операции дома. Семейная пара, чьи межличностные отношения замечательно передаются в их движениях, разумеется, всё отрицают (надо отметить удачное режиссерское решение в плане хореографии: главные герои словно танцуют весь спектакль – у Стоппарда мы лишь знаем об их намерении идти на танцы). И вот здесь начинается типичная комедия, когда одно непонимание рождает другое, а любая попытка мыслить логически и восстановить хронологию событий (и здесь инспектору Футу приходит на помощь молчаливый констебль Холмс – еще одна литературная шалость Стоппарда) неминуемо запутывает героев еще сильнее. Впрочем, на этом стоит оборвать разговор, чтобы не раскрыть карты. Это хороший и приятный спектакль, на который можно пойти всей семьей и уйти в хорошем расположении духа, о чем говорит и сам режиссер Ия Воробьева: «Решили все вместе поставить что-то легкое и веселое. Стоппард, конечно, всегда оставляет послевкусие и повод задуматься, но это не смертельный повод. Легкий семейный детектив, на мой взгляд, отлично вписался в наш репертуар». Отметим, что совсем скоро, 22 февраля, состоится новая премьера театра «Письма через... наоборот» Виктории Райхер.

P. S. Из событий, состоявшихся на минувшей неделе и так или иначе связанных с искусством слова, можно выделить поэтический арт-вторник в «Honky Tonk», авторский вечер Никиты Герасименко в лофт-проекте «2этаж» (Энгельс) и продолжение публичной лекции профессора СГУ Вадима Михайлина «Когнитивные основания культуры: базовые категории» в музее Радищева.