Губерна­торство – это не киношка

Оценить
Губерна­торство – это не киношка
Знаешь, что больше всего потрясло нового водокачального начальника? Стеллажи чопиков разных диаметров на складах водоканала. Что радует, чопики изготовлены на энгельсской лесопилке из дуба.

– Привет, как дела?

– Всё замечательно. Как, впрочем, и у всех.

– Ты редкостная оптимистка. Что нового?

– Начнем с того, что губернатор Радаев досрочно избираться не будет.

– Чего так? Вроде слухи ходили, что он хотел.

– Я не исключаю того факта, что он хочет и сейчас. Врут, что буквально неделю-другую назад он бродил по коридорам Кремля и просился на волю. Тем паче сейчас очень удобный момент – можно проскочить в Госдуму и там затаиться.

– Что значит «бродил»? Вообще если речь идет об отставке, то этот вопрос изначально решается где-то (а мы с тобой знаем, где) в кулуарах...

– Именно. Но тут человека бросили в свободное плавание. Он, как врут недоброжелатели, ходил по кабинетам, просился в отставку, предлагал себе замену.

– Неужели? Опять Сараев?

– Да, еще, по слухам, была упомянута и Ольга Юрьевна Баталина.

– Сильно. Но в итоге, как я поняла, был отправлен на рабочее место?

– Именно. Потому как губернаторство – это тебе не киношка – захотел пришел, захотел ушел. Губернаторство – долг. Который надо или отдавать или исполнять.

– Шутишь, затейница? Что еще?

– Еще совершено потрясающая история про наш водоканал.

– Что там может потрясти? Чопик на чопике.

– Вот именно. Но этого не знал новый руководитель из Иркутска, который по известным причинам будет служить не за совесть, а за страх. Так вот, человек начал проверять дела, вникать в документацию, и оказалось, что по документам у него один водоканал, а по факту – совсем другой.

– Это как?

– Элементарно. По документам, предположим, по улице Астраханской проложено две трубы. Одна в 1994 году, другая в 2004-м. А на самом деле единственную трубу укладывали в 1965 году.

– Сильно!

– Да, но  

– У меня опять слов нет... Слушай, если я правильно помню, то водоканал готовят для сдачи в концессию в «Лидер», подконтрольный сыну Сергея Иванова, который непосредственный начальник нашего солнца?

– Именно.

– И если опять же я правильно помню, сватовство гусара, то есть ввод Сараева на царство в Саратов, было плотно связано с концессий водоканала. И настаивал на концессии и Сараеве как раз Вячеслав Викторович.

– Тоже правильно.

– Так это что? Подстава? Предложили просто неликвид, а дали кучу мусора?

– Тоже так. Но это в том случае, если договаривались о концессии как о способе восстановления предприятия, а если цель была иная, то никаких подстав. Всё по плану.

– Я про иные цели даже думать не хочу. Я за восстановление водоканала. Потому что через год-другой воду придется из Волги носить, а это далеко.

– Знаешь, есть какие-то невнятные слухи про очередные проблемы, которые возникли у нашего солнца. Каждый из слухов – незначительный, но их много. Смотри: предложение об отмене выборов случилось аккурат в день рождения нашего солнца, который, как ты знаешь, главный по этому делу.

– Конспирология чистой воды!

– Не исключаю. Дальше: господина Габрелянова отстранили от руководства «Известиями». Тоже 4 февраля. А еще наш водоканал и возможное огорчение господина Иванова.

– Вот даже не начинай. Для нашего солнца всё это – комариный писк. Что есть более приземленного? Что слышно про съезд руководящей и направляющей?

– Пока ничего, не все еще добрались до дома. Собственно, я ничего интересного оттуда и не жду.

– То есть это всё?

– Так, по мелочи. Говорят, что Леонид Натанович Фейтлихер переехал в Прибалтику. Что-то у него не срослось с Израилем. А еще врут, что Курихин недоволен Ландо. Не знаю, во что это может вылиться...

– О! Слухи про Соломоновича! Значит, он будет вечно!