Лиха беда начало

Оценить
Лиха беда начало
Финансовый год будет сложным. Проблемы обещают разруливать по мере возникновения

Я всегда любила заседания бюджетного комитета в Саратовской областной думе. Помню, как виртуозно обучали бюджетному процессу коллег-депутатов председатель комитета Владимир Чуриков и тогдашний министр финансов Александр Ларионов. Каждый раз разыгрывался своеобразный мастер-класс, где депутат и чиновник – оппоненты, но и тот, и другой заинтересованы в том, чтобы и коллеги, и журналисты не только оценивали красоту их игры, но и понимали, в чем суть каждого законопроекта и каждого спора, связанного с очередной поправкой.

В радаевские времена интересным председателем бюджетного комитета неожиданно стал Николай Семенец. Он взял себе за правило «по-товарищески» строго спрашивать с министров областного правительства за все перемещения бюджетных средств. Средства всё равно уходили в направлении, определенном исполнительной властью, но иллюзия взыскательного отношения законодателей к этой власти создавалась. А в ходе разговора депутатов с чиновниками журналисты хоть как-то понимали, кто к кому в карман лезет и кто кого и чем погоняет. И вдруг что-то случилось с Николаем Яковлевичем.

В минувший четверг на первом в этом году заседании комитета он отделывался дежурными вопросами к чиновникам, подчеркивая, что на самостоятельность суждений не претендует, дирижировать мнениями не собирается и вполне согласен со всем, что ему принесли из правительства Валерия Радаева. А принесли ему между тем поправки в бюджет 2016 года. И в этих поправках было сказано, что со статьи «содержание автодорог» снимается 833,5 млн рублей.

14 миллионов для беженцев

«Солнце ещё не взошло, а в Стране Дураков уже вовсю кипела работа». Эта фраза из детской сказки про золотой ключик и приключения Буратино как нельзя лучше характеризует нынешнюю работу областного министерства финансов. Январь еще не кончился, а ведомство уже спешит в областную думу за разрешением на правку бюджета. Что случилось-то? К чему такая спешка? Ведь вроде только-только, месяц назад всего, свели циферку к циферке в главном финансовом законе региона, по которому будем жить в новом сложном году.

«Федеральный центр нас не забывает», – сказал Николай Семенец депутатам, предваряя доклад министра. Тот рассказал про значительные поступления в наш бюджет. Москва начинает рассчитываться с регионами по государственным социальным обязательствам.

Почти полмиллиарда рублей из общего объема денег, передаваемых в январе в Саратовскую область, составляют средства на обещанные выплаты при рождении третьего и последующих детей. И это очень хорошая новость, потому что поддерживать такие семьи, конечно же, надо. Теперь главное – чтобы эти деньги дошли до адресатов без задержек.

250 миллионов федеральных рублей предназначены для обеспечения лекарственными препаратами, медицинскими изделиями и спецпитанием детей инвалидов. Тоже хорошо. 323 миллиона рублей на обеспечение инвалидов техсредствами реабилитации также только поприветствовать можно и нужно. Здоровым-то людям страшно сейчас в будущее заглядывать, а уязвимым группам населения, представьте, как муторно. Но федеральное правительство понимает момент – и деньги выделило. Депутаты не стали расспрашивать, это все суммы, необходимые на год, или только часть? Но будем считать, что на первое время семьи, в которых есть инвалиды и которые ждут от государства помощи, могут дышать поспокойнее.

Еще из Москвы пришли 45 миллионов рублей, которые выдадут как помощь по оплате санаторно-курортного лечения и проезда к этому месту лечения. Кто пользуется этой льготой, для журналистов не уточнили, хотя могли бы пропиарить государственный уровень власти, рассказав, что за счет федерального бюджета полечатся десятки, а может, и сотни саратовских инвалидов. И что благодаря тому, что деньги пришли в начале года, путевки можно уже начинать оплачивать. И поддерживать таким образом материально местные санатории, кстати сказать. Или крымские, к примеру.

14 миллионов федеральных рублей выделены для временного социально-бытового обустройства лиц, временно покинувших Украину. Достаточно этих денег или нет, депутаты уточнять не стали. Можно сказать, что пропустили между ушей, в общем-то, важный вопрос. Потому что на самом деле украинские беженцы, вывезенные на территории российских регионов, – это мина замедленного действия. С начала года по всей стране власти пытаются освободить от них пункты временного размещения. Земля между тем полнится слухами. Одни говорят, что из федерального бюджета на них не будут выделять деньги, другие утверждают, что есть негласное распоряжение оставить в этих пунктах только тех, кто прибыл с территорий ЛНР и ДНР, а с остальными проститься. Но факт прихода денег из федерального центра для их содержания всё же обнадеживает. Потому что говорит о том, что беженцев пока не сбросили на губернаторов. И Москва не снимает с себя за них ответственность. Учитывая другие субвенции по мелочи, можно сказать, что в областной бюджет пришёл один миллиард и без малого 100 миллионов рублей из Москвы. Но увы... Почти 700 миллионов рублей придется Москве вернуть. Это неистраченные на 1 января федеральные средства, предназначенные на финансирование различных направлений.

Что провалили, кому недодали, чем себя успокаивают

В таблице поправок к закону Саратовской области об областном бюджете на 2016 год объем возврата в 685 миллионов указан. Расшифровки, по каким статьям случился недобор, нет. Но кое-что на заседании комитета все-таки прояснилось.

24 млн рублей нужно вернуть по программе обеспечения жильем молодых семей. Но, как пояснил министр строительства и ЖКХ Дмитрий Тепин, в данном факте нет ничего страшного. Такая история с перемещением денег из Москвы в Саратов, из Саратова в Москву и обратно в Саратов происходит не первый год. Деньги, которые мы возвращаем как неиспользованные, нам снова передают. А не успеваем мы их использовать не потому, что у нас их раздать некому, а потому, что не успеваем двойным контролем проверить всех претендентов на них. Но в итоге все кому положено всё получают, заверил Тепин. Депутаты все нюансы как будто понимали. Вскользь кто-то заметил, что сложный порядок участия и расчетов предусмотрели не они, а федералы, ну а с теми, кто платит за музыку, не спорят. Так что придется танцевать под предложенное.

Лидером по возврату федеральных средств был назван комитет капитального строительства. Заместитель председателя этого комитета Василий Ягубов путано пытался объяснить, почему остались неизрасходованными 353 млн рублей, которые нужно было освоить на берегоукреплении. То есть на строительстве набережной в Саратове.

– Тяжело очень решается вопрос с выселением лодочников, – посетовал Василий Александрович. – Как бы в настоящее время вопрос как бы решается. В этом году он, думаю, успешнее будет. И заявка нами подготовлена с минфином уже по возврату этих денег. И мы понимаем, в общем, есть понятие, что они к нам вернутся.

– Убеждены в этом или есть понимание? – Николай Семенец зачем-то спросил Василия Ягубова.

– Есть понимание, – ответил тот и засмеялся. От того, наверное, что стало ему приятно, что все понимают, что даже если лодочников с берега потеснить не удастся (какой же дурак это будет делать агрессивно в преддверии выборов в городскую Саратовскую думу), то деньги-то на набережную у федерального центра все равно надо просить – пригодятся, чтобы заткнуть другую бюджетную дыру. Потом снова можно развести руками и повиниться, что не смогли справиться с лодочниками и снова деньги вернуть.

– Вы за год продвинулись в этом вопросе хоть на шаг? Или в 16-м будет такая же история? – председатель областной думы Владимир Капкаев решил все-таки еще поковыряться в болячке, нажитой в общении со строптивыми лодочниками.

– Две базы мы выселили. Есть, конечно, продвижение вперед. Но основных не выселили. – Василий Александрович признался в результатах честно. И намекнул на всякий случай, что наконец-то с приходом в сити-менеджеры Валерия Сараева саратовская власть комитет капстроительства решила поддержать и надавить на лодочников своим весом. – Сейчас как бы я думаю, что решится вопрос с выселением. Не всё зависит от комитета.

Разговор начал уходить в конспирологическую плоскость. Начали закрадываться сомнения: кому больше нужна набережная – городу или области? И кто не заинтересован на самом деле в ее достройке?

И тут всю конспирологию разрушил депутат Леонид Писной. Он напомнил про задолженность Саратовгесстроя бюджету. Эта организация взяла подряд на строительство дорогой набережной и отвратительно – уже доказано – выполнила подряд. И теперь вот Леонид Писной спрашивает у Василия Ягубова, как идут дела со взысканием средств: «Мы почему не планируем к возврату задолженность? Там же больше 100 миллионов?»

– Почему не планируем? – удивился Василий Александрович, который очень хорошо умеет играть в слова. – Мы в суд подали. Мы в реестр кредиторов встали. Занимаемся этим вопросом.

– У них же ликвидация может произойти? – не унимался Писной.

– Может.

– Сколько они должны?

– 94 миллиона.

И всем стало ясно, что эти 94 миллиона бюджет никогда не получит (за Саратовгесстроем есть еще грех обмана почти тысяч дольщиков в жилищном строительстве), а эти деньги чиновникам саратовского правительства снова придется найти в областном бюджете, чтобы достроить набережную в Саратове. Или не найти. И не достроить. Но тогда федеральный центр будет намеренно обманут благими намерениями из правительства Саратовской области.

Остальные деньги в федеральный бюджет вернет министерства транспорта и дорожного хозяйства. Их не истратили на балаковский мост. (Его хоть и открыли уже торжественно, но, оказывается, не достроили по вине то ли строителей, то ли областных чиновников, которые не нашли денег на оплату своей части софинансирования.) Но вроде есть решение суда, по которому строители с областной властью все решат до мая 2016 года. И всё будет совсем уж хорошо, если 200 миллионов рублей из федерального бюджета, которые сейчас нужно возвратить как неиспользованные, нам до мая снова вернут из Москвы.

Несколько десятков миллионов федеральных денег не смогли истратить на реконструкцию дороги на Хвалынск. Говорят, что поздно заключили контракт. Осень уже была, через день шли дожди. Поэтому транспорт пустили по дороге, но работы по бетонным укреплениям перенесли на следующий год. Доделают эту дорогу, если Росавтодор вернет средства, которые мы ему сначала вернем. А если федеральное ведомство не сдержит свое обещание войти в наше положение, то останется дорога без бетонных укреплений и разъедется вскоре по сторонам. Ну или, если не хотим такой разрухи скороспелой видеть, придется искать на укрепления деньги в региональном бюджете.

Тяжела, ох тяжела ноша чиновников саратовского правительства и в 2015 году, и 2016-м. Но, с другой стороны, они же сами очень рвались получить эту власть, когда смещали правдами и неправдами правительство Павла Ипатова.

Принцип легендарной Скарлетт

Сергей Александрович Плешаков, заместитель министерства транспорта и дорожного хозяйства, – оптимист. Зарядом этого прекрасного в любые времена человеческого качества он поделился с депутатами. В доходной части дорожного фонда Саратовской области на 2016 год было предусмотрено около трех миллиардов рублей. Основную часть из этих средств планировали направить на ремонт и содержание дорог. И вот не успел еще январь подойти к концу, как с этой статьи щедрой рукой забираются 833 миллиона рублей.

– А на что вы дороги-то содержать будете? – спросил Николай Семенец представителя министерства.

– Надеемся, что нам выделят трансферты из федерального бюджета. Там предусмотрены по четырем направлениям перечисления. И в том числе на ремонт и содержание.

Странно это было слышать журналистам, которые только накануне читали стенания Росавтодора на тему сокращения средств аж на 30 процентов. Федеральные транспортники предупреждали со страниц центральных СМИ, что вместо 140 миллиардов рублей, предназначенных для финансирования дорожных дел в российских регионах, уже осталось только 97. И что почти половину из них составят средства, собираемые по системе Платон с большегрузов. (То есть почти 40 миллиардов рублей еще не известно, как и когда соберут.) Что там остается более-менее гарантированно? 57 миллиардов рублей? Разделить эти деньги на число регионов, и станет ясно, что и по миллиарду каждому не достанется. Но Сергей Плешаков предпочитает на плохих прогнозах не зацикливаться. И смело просит депутатов поддержать желание министерства проделать финансовую дырку в областном дорожном фонде. И 14 депутатов бюджетного комитета эту идею поддерживают. Потому что понимают, куда снятые с ремонта и содержания деньги пойдут – на погашение задолженности перед теми, кто ремонтировал дороги в регионе в 2015 году. И еще не факт, что 833 миллионов для расчета по накопленным долгам будет достаточно.

Что будет, если Росатодор не пришлет трансферт, замещающий эту сумму? Депутаты подумают об этом потом – завтра. Когда лоб в лоб столкнутся с проблемой.

Где взять, где взять? Занять!

«За счет ожидаемого поступления в текущем году от государственной корпорации – Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства – средств в размере 1252,9 млн рублей, возврата от местных бюджетов в размере 2 млн рублей и неиспользованных на 1 января 2016 года остатков в размере 458,5 млн рублей запланировано предоставление местным бюджетам межбюджетной субсидии на обеспечение мероприятий по переселению граждан из аварийного жилищного фонда», – написано в пояснительной записке к проекту закона о поправках в бюджет. Примерно те же слова сказал и министр финансов Александр Выскребенцев.

Депутаты за эту радостную весть чуть его на руках подбрасывать не начали. И министра строительства и ЖКХ Дмитрия Тепина заодно. Особенно депутат Леонид Писной хвалил чиновников за маневры, в результате которых федеральный фонд продолжает с нами работать, несмотря на провал программы в прошлом году. И его радость понять можно. Потому что бюджетные деньги в размере 1700 миллионов рублей будут истрачены на покупку жилья в Саратове, Энгельсе и Энгельсском районе. (Остальные муниципальные образования программу переселения или уже выполнили, или не участвовали в ней.) И Писному от этих бюджетных денег, само собой, достанется какая-то немаленькая часть. Что очень важно в кризисные времена, когда спрос на квадратные метры у населения падает. Аукционы, сказали министры, можно уже объявлять. «В целом ситуация вроде входит в нормальное русло», – сказал Леонид Писной.

И только председателю думы Владимиру Капкаеву было как-то не очень спокойно.

– В пояснительной записке фраза есть: «За счет ожидаемых доходов». А сроки понятные какие-то есть этих ожидаемых доходов? И условия?

Министр Тепин успокоил сомневающегося депутата. По его словам, 30 процентов от суммы в бюджет заведены уже. А при проверке каждого пакета заключенных с застройщиками контрактов Москва оплачивает необходимые суммы в течение двух недель. Областная составляющая программы в бюджете тоже лежит. Муниципальная часть – небольшая, и ее тоже обещали вовремя предоставить. Так что всё хорошо, всё хорошо.

458 миллионов рублей, которые надо то ли вернуть как неиспользованные остатки с прошлого года и ждать их снова в составе ожидаемой помощи, то ли по договоренности самим положить в программу без перемещения туда-сюда, будут брать в банках. Но когда – пока не определились еще, сказал министр Выскребенцев. Сейчас на повестке дня главный вопрос – как отдать семь миллиардов бюджетных кредитов полученных от федерального центра. Чтобы потом их снова попросить, чтобы как-то свести концы с концами. Вот такая лиха беда начало сложного финансового года. Все мы будем его участниками.