Воды лошадям

Оценить
Воды лошадям
Как напитать население антиэкстремистской стойкостью

Проводить праздничные, патриотические мероприятия. Финансировать религиозное образование. Консолидировать усилия с партнерами по евразийскому пространству. Такие пожелания высказали участники экспертного заседания, посвященного опасности распространения радикалистской идеологии в России и странах Центральной Азии. А вот конкретно-практическое предложение – установить памятник путешественнику, описавшему Укек, и перевести его книги – заслужило гораздо меньшее внимание. Заседание прошло 20 января в Институте истории и международных отношений СГУ.

Организаторами выступил информационно-аналитический центр «Евразия-Поволжье». Директор центра Марина Лапенко объяснила актуальность рассматриваемой проблематики – терроризма на Ближнем Востоке – угрозой формируемому ныне Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС).

Адский термитник

Обозначить глубину проблемы доверили министру-председателю комитета общественных связей и нацполитики области Борису Шинчуку, который в этот день был особенно красноречив:

– Не секрет, что главный вызов для трансграничной безопасности Азиатско-Тихоокеанского региона и России – вербовка ИГИЛ (или ДАИШ, запрещенная в России террористическая организация. – Прим. ред.). Никакого отношения эта группировка к исламу не имеет. Известно, что террористы находили религиозное поведение даже у муравьев. Но понятно, что никакой религии у муравьев, у термитов на самом деле нет. Так и у уехавших из Саратовской области завербованных нет никакой религии абсолютно, они строят свой адский термитник! – не пожалел экспрессии министр-председатель.

По его словам, нынешнее «поколение пепси и айфона, для которых «Аль-Каида» – уже горстка стариков, легче поддается воздействию религиозных экстремистов». А русский язык меж тем третий по популярности язык, на котором террористы ИГИЛ ведут агитацию и вербуют новых сторонников.

Борис Леонидович подчеркнул, что возглавляемый им комитет не занимается прямым противодействием, но участвует в профилактике экстремизма.

– Можно привести лошадь к ручью, но нельзя заставить ее пить. Мы должны привести в пример свои национальные традиции, то есть сделать всё, чтобы в этом ручье вода была, – сделал образное и, может быть, не совсем удачное сравнение Борис Шинчук и такими словами перекинул мостик с главной темы на отчет о деятельности комитета общественных связей за прошлый год. Министр-председатель насчитал за 2015 год 200 праздничных мероприятий во славу дружбы народов, на которых выступили 145 народных коллективов: «Это не просто песни-пляски, не развлекаловка, а мероприятия, позволяющие узнать соседей. А если праздники принадлежат всем, то, значит, всё получается!»

Также в аллее «Дни воинской Славы» в парке Победы в прошлом году появилось десять новых памятников – патриотизм растет, подверженность экстремизму, на­оборот, уменьшается.

Сказал чиновник также и о «колоссальной грантовой поддержке» некоммерческих организаций: около 42 миллионов рублей федеральных грантовых средств и около 12 – региональных. «Помню времена, когда поддержка измерялась в 150 тысячах рублей», – добавил он.

Но самая большая надежда и ответственность лежит на образовании:

– В среднем перед одним преподавателем философии или культурологии проходит в день около 200 студентов. Активно направленная работа такого человека сравнима с эффектом двух тематических круглых столов, – рассчитал министр-председатель общественных связей Борис Шинчук.

Лицемерие

Муфтий Саратовской области, сопредседатель Совета муфтиев России Мукаддас Бибарсов, выйдя к трибуне, первым делом высказал замечание, что «на 99,9 процента от деятельности экстремистских движений вроде ДАИШ страдают мусульмане, при этом мировые СМИ умудряются преподнести это так, будто виноваты сами мусульмане. Хотя проявления радикализма среди тех, кто относят себя к мусульманам, есть», – отметил он.

Для профилактики от радикальных идей нужно, конечно же, возрождать традиционные семейные и духовные ценности. Тут главный муфтий области перешел на волнующую его проблему: государство не обязано поддерживать религиозные организации, но обязано поддерживать развитие образовательных религиозных учреждений. «Зачастую имамы не имеют своего жилья. Заработная плата у них низкая. Приходится многим талантливым имамам уходить из профессии», – рассказал Мукаддас Бибарсов.

Только благодаря просвещению, подчеркнул он, можно противостоять воздействию религиозному экстремизму.

– Но в плане организации я вижу, по большому счету, безразличие к этой проблеме. В том числе тех людей, которые призваны изучать эту проблематику. Это выглядит лицемерно. Знаете, сегодня наши дети устали от этого лицемерия! Мы должны болеть за это дело, нашим детям здесь жить, – резко высказался муфтий, но так и не стало понятно, в чей конкретно адрес направлена его критика.

Антироссийская травля

Эксперт фонда «Мастерская евразийских идей» Владимир Лешуков отметил, что исламский экстремизм – общая угроза для России и всех стран Центральной Азии:

– В конце прошлого года мы узнали, что даишские боевики начали захватывать провинции северного Афганистана, а Афганистан – прямой путь в Центральную Азию. Граница Туркмении достаточно слабая. Мы уже знаем, что «Исламское движение Узбекистана» присягало на верность ДАИШ, а в Кыргызстане есть такая запрещенная организация, как «Хизб ут-Тахрир» – благодатная почта для идей ДАИШ имеется.

Не обошлось без эмоциональных заявлений об антироссийском заговоре:

– Это прямой удар по России, – считает эксперт. – Существует концепция Збигнева Бжезинского: стравить двух политических конкурентов США в 21 веке – Россию и Китай – с радикальным исламом.

Старший преподаватель ПИУ им. П. А. Столыпина Армен Айрапетян тоже упомянул имя американского политика Збигнева Бжезинского, который назвал бывшие советские республики Центральной Азии «евразийскими Балканами» – тем самым он хотел подчеркнуть, что религиозное, этническое и языковое разнообразие здесь насколько сильно, что может сыграть роль пороховой почки. По мнению эксперта, нужно превратить это многообразие в конкурентное преимущество. Каким образом это сделать – возможно, вопрос для последующих экспертных заседаний.

Гость из Алма-Аты, профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев указал на то, что возможная привлекательность идей ДАИШ в Центральной Азии напрямую вытекает из общего низкого уровня религиозной грамотности населения. Другим фактором, повышающим шансы радикалов на успех, является ухудшение социально-экономической ситуации в регионе. Идеологическое воздействие экстремистов осуществляется в двух форматах – в аспекте общей радикализации и в аспекте «одиноких волков», когда выхваченные единицы подталкивают к спонтанным экстремистским, террористическим акциям.

Важен и другой высказанный казахстанским ученым вывод: в некоторых странах Азиатско-Тихоокеанского региона (не стоит уточнять, в каких) антитеррористическая политика используется властными структурами для мобилизации общества и как способ заработать на этом политические бонусы.

И просто пример хорошего мусульманина

– Я посидел подумал: неужели в Саратове столько радикалов? – недоуменно признался в конце встречи Мукаддас Бибарсов. Но организаторы высказали пожелание сработать на опережение и профилактическими мероприятиями минимизировать возможный вред.

Поскольку мероприятие проходило в формате экспертного заседания, завершающим этапом стала выработка резолюции.

Доцент этнополитологии ПИУ им. П. А. Столыпина Владимир Семенов, избежав пышных фраз об опасности экстремизма, сразу предложил несколько практичных идей. Во-первых, создать «совет или клуб деканов-патриотов», который объединил бы ведущие учебные учреждения области, позволял бы обмениваться идеями и обсуждать острые проблемы. Организацию такого клуба он доверил комитету общественных связей и национальной политики.

– Кто мешает вам на ученом совете собраться и создать такой орган? – ответил министр-председатель указанного комитета Борис Шинчук.

– Нужен тот человек, представляющий государственный орган, вдобавок который со всеми дружит, а это вы, – ответил Владимир Семенов, но согласия на свое предложение так и не получил.

Во-вторых, предложил ученый, стоит привлечь внимание к имени великого мусульманина – арабского путешественника Ибн-Батуты, жившего в 14 веке. Именно из его путевых заметок мы узнали о древнем городе Укеке. Его путешествия переведены лишь фрагментарно – стоило бы сделать полный перевод с арабского всех его книг. Также для привлечения туристической привлекательности Укека стоило бы установить там памятник Ибн-Батуты.

– А кто должен ставить памятник? – снова решил прояснить вопрос Борис Шинчук.

– Все, – ответил преподаватель этнополитологии и опять указал на необходимость координатора, который организовал бы разработку проекта памятника и занялся поиском финансирования.

– Так давайте вы этим и займетесь! – предложил в ответ Борис Шинчук. В пример он привел самого себя – вспомнил, как когда-то загорелся идеей создания аллеи «Дни воинской Славы» на Соколовой горе и довел начатое до конца.


[кстати сказать]

Критикуешь власть? Иностранный агент

Уточнения в закон приведут к новым «разоблачениям» некоммерческих организаций

В конце прошлой недели Минюст России опубликовал поправки, уточняющие понятие политической деятельности в законе 2012 года «об иностранных агентах». Ранее правозащитники высказывали претензии по поводу того, что конкретной формулировки политической деятельности в законе нет и это дает основания для трактовки любой деятельности как политической и признать иностранным агентом любую некоммерческую организацию (НКО). 21 января на официальных ресурсах был опубликован проект поправок в закон об НКО.

Согласно изменениям, некоммерческая НКО признается участвующей в политической деятельности, если (независимо от целей, указанных в ее учредительных документах) она имеет отношение (в том числе путем финансирования) к «организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Кроме того, под политической деятельностью следует понимать «распространение, в том числе с использованием современных информационных технологий, оценок принимаемых госорганами решений и проводимой ими политики».

По мнению политолога Екатерины Шульман, наилучшее определение политической деятельности уже содержится в действующем законе «О статусе судей». Там под ней понимается активное (в качестве агитатора) и пассивное (в качестве кандидата) участие в выборах.

Крайне критичный отзыв новые поправки встретили у представителей общественных объединений. Поскольку практически все вопросы, которыми занимаются НКО, так или иначе связаны с решениями и действиями госорганов и органов МСУ, то под «политическую деятельность» уверенно подводится практически всё.

– Исходя из новых трактовок, любой работающий комитет солдатских матерей будет признан иностранным агентом – теперь для этого вовсе не обязательно получать зарубежные гранты, – приходит к выводу правозащитница, лидер Саратовского областного союза солдатских матерей Лидия Свиридова. – Впрочем, такая же участь ждет и другие общественные организации, в том числе провластные. Единственным ответом от НКО (раз уж наша участь быть названными иностранными агентами все равно неизбежна) было бы коллективное обращение во все международные фонды, ко всем правительствам мира с просьбой оказать нам материальное содействие в работе.

Напомним, в Саратовской области в августе 2014 года суд признал иностранным агентом ассоциацию «Партнерство для развития», возглавляемую Ольгой Пицуновой.