Добыча без усилий

Оценить
Добыча без усилий
В охотничьем хозяйстве Воскресенского района прошла «охота с министром»

Мероприятие под таким названием состоялось в прошлую пятницу, 25 декабря. Несмотря на то что в непосредственной поимке зверя журналисты не участвовали, мы вернулись в город довольными.

Не убийство, а ритуал

От Саратова до границ Воскресенского района ехать около 50 километров. В селе Коммуна 3-я нас пересаживают из «газели» в более соответствующие задаче машины – серые уазики. В салоне – перетянутые коричневым дерматином квадратные сидения и столик. В последний раз я ездила на таком виде транспорта в детстве.

Черное дорожное месиво уазики проходят играючи, выплывая змейкой и разбрасывая после себя во все стороны комья грязи. Что ж поделать, весенняя распутица – она и в канун Нового года весенняя распутица.

Прибываем в охотничье хозяйство «Саратовское землячество» (юридическое лицо – ОАО «Газсбытсервис»). Пока журналисты пьют чай, заедая бутербродами с натуральной колбасой и кабаньим салом, министр-председатель комитета охотничьего хозяйства и рыболовства Игорь Потапов начинает подводить итоги уходящего года. Уже через минуту он захлопывает папку с заботливо разложенными бумагами и переходит на живой диалог.

– В обществе сложился стереотип, что охота – это убийство, – говорит министр-председатель. – Да, есть нарушители правил охоты, есть браконьеры. Но для большинства охотпользователей цивилизованная охота – это не просто убийство животного ради добычи мяса, а определенный ритуал. Ведение охотничьих угодий – это целый процесс, связанный с воспроизводством особей, дорогостоящий и занимающий много лет. Прежде чем вас пустят пострелять в охотничьем хозяйстве, должен быть выращен не один десяток животных.

Добыча без усилий

О вверенной ему отрасли Игорь Николаевич знает не из чиновничьих отчетов: 15 лет своей жизни, с 1985-го по 2000 год, он проработал в должности старшего егеря Энгельсского районного общества рыболовов и охотников. В 2012 году был назначен министром лесного хозяйства, а после слияния с комитетом охраны окружающей среды возглавил объединенное министерство природных ресурсов и экологии региона. После трагической смерти Анатолия Морсина Игорь Потапов занял вакантное место главы комитета охотничьего хозяйства и рыболовства. На днях исполнился ровно год, как он руководит комитетом охотничьего хозяйства и рыболовства, и в связи с этим организована встреча с журналистами в столь необычном формате.

До – нецелесообразно

Журналистов заинтересовало, учащается ли в дни длинных новогодних праздников количество правонарушений. Например, охота в нетрезвом виде. Начальник отдела госконтроля за использованием объектов животного мира Александр Гаврилов пояснил, что резкой динамики не наблюдается:

– Люди очень боятся того, что мы будем направлять информацию в тот орган, который выдает разрешение на право хранения и ношения оружия. Если человек попадается второй раз, то автоматически лишается права на оружие. Для охотников это большая проблема. Тем не менее в праздничные дни сотрудники полиции участвуют в рейдах вместе с инспекторами.

– Какой смысл напиться и сидеть три часа в лесу в ожидании зверя? – подтвердил Игорь Потапов. – Другое дело, если затратил физические силы, прошел десять километров, пристрелил зайца. Потом собрались, приготовили – ну тогда-то сам бог велел выпить по рюмочке! Я считаю, здравомыслящие люди так и делают.

Лани и олени

После завтрака выезжаем на экскурсию по территории охотничьего хозяйства. Автомобиль коллег из ГТРК «Саратов» пропускают вперед, остальные журналисты едут позади на уазиках. «Отправляем их на подкорм, – шутит один коллега. – Лучшие кадры».

На самом деле бояться нечего: это охотничье хозяйство в последние годы переориентировалось на воспроизводство копытных животных. Два года назад закупили в Латвии 36 ланей и 15 оленей (цену вопроса охотовед Дмитрий Безруков держит от нас в секрете). Сейчас их общая численность достигла 150 особей. Животных содержат в полувольном состоянии в вольере. Позднее они будут партиями по 20–30 особей выпущены в дикую природу.

Добыча без усилий

Подбираемся к кормовой зоне вольера. Журналисты, вооружившись фотоаппаратами, идут единым фронтом в сторону кормушек. У самых дальних кормится молодняк лани, только самые мощные объективы могут их запечатлеть. Завидев людей, животные скрываются в лесной чаще. Журналистам ничего другого не остается, кроме как фотографировать кормушки с кукурузными зернами и друг друга.

Егеря предлагают отправиться в новое место. Однако молва, видно, уже пронеслась по лесу – и у другой лесной столовой никого из «местных жителей» застать не удалось. Здесь для оленей и ланей построили навес, установили кормушки для соли и зерна.

«Нам по любому нужен лайф!» – разочарованно и вместе с тем требовательно говорят телевизионщики. Они просят сотрудников изобразить сцену кормления. Несмотря на то что обеденное время для животных еще не пришло, старший егерь Александр Баканов, проворно скинув мешок с плеча, подсыпает зерно в кормушки. Его окладистая рыжая борода и костюм цвета хаки удовлетворяют журналистов: он выглядит именно так, как должен выглядеть егерь в обывательском представлении. «А проведите рукой по зерну», – дают указания операторы, и Баканов чуть неуклюже позирует перед камерами.

Ориентация на копытных

В этот момент другие журналисты общаются с представителями министерства. Начальник отдела кадров и делопроизводства комитета Светлана Неверова, отвечающая в том числе и за связи со СМИ, призналась, что было непросто выбрать место для проведения пресс-выезда:

– Мы приехали сюда не потому, что здесь самое лучшее охотничье хозяйство. Просто в Воскресенском районе не действует карантинный режим в связи с эпидемией африканской чумы.

Две недели назад обнаружился вирус АЧС среди диких кабанов в Аткарском районе – это продолжение летней истории про вспышку африканской чумы домашних свиней. На данный момент 13 районов области закрыты на карантин. Егерям и охотничьим инспекторам даны указания сжигать на месте обнаруженные трупы кабанов, место обнаружения – дезинфицировать. В ближайшие дни будет введен временный запрет на спортивную и любительскую охоту на кабана. При этом запланированы мероприятия по регулированию численности данного вида животных. Всем охотпользователям дано указание кормить зверя, чтобы он меньше двигался.

– Курьезный был случай: только мы новость дали о том, что подписан приказ о регулировании численности диких кабанов, как к нам стали поступать звонки. «Я услышал новость о массовом истреблении кабана. Как в этом поучаствовать?» Это не значит, что мы всех приглашаем пострелять. В регулировании численности кабанов могут принять участие только специалисты – работники охотничьих угодий и охотничьи инспекторы, – поясняет Светлана Неверова.

– Кабана в Саратовской области у нас действительно было очень много, – отмечает Игорь Потапов. – Ведь АЧС распространяется именно там, где зверя много. Сейчас стоит вопрос о том, что нужно переориентировать охотхозяйственную деятельность в нашем регионе на воспроизводство копытных – косуль, оленей, лосей, ланей. А у нас многие выращивают кабанов, ведь это легко: кабан легко привязывается к месту, мясо созревает быстро. Для копытных же нужно строить навесы и кормушки, идут большие расходы на корм.

Обед – по расписанию!

Нагуляв хороший аппетит, мы возвращаемся обратно в сторожку. Нас ожидает ароматный борщ из оленины. «На второе – жаркое из цыпленка», – как бы извиняясь, что не смогла на этот раз удивить, говорит повар. Стол заставлен овощами, фруктами, соленьями и закусками. «Это не то что в Балакове нас кормили салатом из селедки. На всю жизнь ее запомню», – поморщившись, вспоминает последнюю рабочую поездку один корреспондент.

– Надеюсь, вам здесь понравилось. Надеюсь, вы донесете до населения информацию о нашей работе и напишете так, как нужно», – без обиняков поясняет суть встречи Игорь Потапов.

Ну как тут отказать?!