Омбы – ну, о-очень замедленного действия

Оценить
Омбы – ну, о-очень замедленного действия
Люди на посту уполномоченных по нашим правам меняются, но типы остаются

Свои доклады по итогам работы в 2015 году уполномоченные по правам взрослых и детей Татьяна Журик и Татьяна Загородняя зачитают перед областной думой не раньше февраля-марта. Мы столько времени ждать не можем. Вспомним, чем проявили себя эти дамы в уходящем году, и, быть может, поймем, зачем вообще нам нужны разного рода уполномоченные.

Как бы чего не вышло

В январе 2016 года Татьяна Журик отметит двухлетнюю годовщину нахождения на посту регионального уполномоченного по правам человека. Помнится, ее назначению на должность предшествовал забавный переполох. Дело в том, что на зарплату уполномоченного претендовала член региональной общественной палаты Светлана Мартынова, которая наобещала кипучую деятельность и ни дня без скандального разоблачения. Однако политической элите было удобнее, чтобы Нину Лукашову на ее посту сменила еще одна Нина Лукашова – тихая, правильная и желательно незаметная. Такая, которая скажет спокойным тоном, что проблемы ЖКХ решаются, в колониях права заключенных соблюдаются и за год институтом уполномоченного обработано сто тысяч обращений.

Вот, например, в комментарии «Газете недели» в январе этого года Татьяна Журик сказала по поводу выселения жильцов таунхауса на Питерской следующее: «В сложившейся ситуации нет правых и виноватых. У каждого своя правда». Это происшествие, мол, научит наших граждан более внимательно изучать документы при совершении сделок, а ведомства – лучше выполнять свои профессиональные обязанности.

Никто с этим не спорит. Наверно, Татьяна Журик может еще добавить, что вопрос этот прорабатывается совместно с разными ведомствами, что направлено письмо федеральному уполномоченному по правам человека, что тема обманутых дольщиков находится под особым вниманием президента (где-то что-то он там сказал об этом) – или как там обычно говорят. Вот только жильцы таунхаусов живут сейчас на съемных квартирах и гасят ипотеку за квартиру в таунхаусе, и вряд ли кто-то из них может хотя бы вспомнить, как зовут Журик.

Посещение исправительных учреждений оказывало на омбудс­вумен исключительно успокаивающее действие. Как правило, после таких визитов Татьяна Журик докладывала, что никаких нарушений в учреждении УФСИН не обнаружено. Положительным трендом она считает то, что жалоб в ее адрес от лиц, находящихся в местах лишения свободы, становится меньше. Можно ли сделать из этого вывод, что в тюрьмах жить стало лучше, жить стало веселее?

Не будем брать в расчет всевозможные заседания, тематические форумы и конференции, где Татьяна Журик выступала с докладами и произносила приветственные слова вроде «права человека должны признаваться не только на бумаге, но и в повседневной жизни». Из громких дел, в решении которых уполномоченная по правам человека приняла участие, можно отметить конфликт на заводе АИТ. Татьяна Журик сказала: «Везде, где есть невыплаты, есть виновные». Доподлинно роль уполномоченной в разрешении этого конфликта нам не известна.

В докладе, который прозвучит скоро в стенах областной думы, будет очень много цифр. Основное направление работы уполномоченного – работа с обращениями. Не стоит упускать из внимания и другие цифры. Отвечая на вопрос журналистов о том, поступают ли на нее саму жалобы, Журик заявила, что таких случаев в ее практике было два. А сотрудники органов государственной власти, к счастью, ни разу не оказывали давление на регионального уполномоченного по правам человека.

Это вам не игрушки

Татьяна ЗагородняяСмене караула на посту уполномоченного по правам ребенка в этом году предшествовала грозная новость. В апреле по региональному парламенту прошел слух, что в целях экономии бюджетных средств не помешало бы избавиться от «детского» уполномоченного, а «взрослого» – наградить дополнительными полномочиями. Закон позволяет такие маневры на усмотрение областной думы. В конце концов, дети тоже люди. Еще одной, неофициальной, причиной такого предложения была озвучена, как бы мягче сказать, недостаточно активная работа Юлии Ерофеевой.

Однако председатель общественной палаты Александр Ландо грудью встал на защиту своей давней подруги, сказав, что своей пятилетней работой Ерофеева показала свои профессиональные качества, поэтому нужно, чтобы ее «и дальше в этом направлении использовали». И он попытался это сделать, пригласив Юлию Ерофееву после прекращения работы на посту детского уполномоченного к себе в общественную палату – на место Татьяны Загородней. Конкуренция была невысока: всего два человека на вакантное место члена ОП. Впрочем, рокировка не удалась: ни результаты конкурса, ни причины, почему Ерофеева так и не была «использована в этом же направлении», по сей день не известны. Чем занимается сейчас эта дивная женщина, тоже загадка. Но вернемся к должности уполномоченного по правам ребенка.

Итак, она звалась Татьяной. Вначале Онищенко, а потом стала Загородняя. Новая детская омбудсвумен известна широкой общественности по телевизионному проекту «Где ты, мама?». Хороший, социально ориентированный проект. Только и тут, кого ни назначь на должность детского уполномоченного в нашей области, всё равно выходит Юлия Ерофеева.

К своим профессиональным обязанностям Татьяна Онищенко приступила 24 июня этого года, но за полгода успела привлечь к себе внимание СМИ разными заявлениями и предложениями. Благо направление ее деятельности предполагает интересные темы.

Если Юлия Ерофеева во время рейда легко находила водку в холодильнике сторожа детского лагеря, то для Татьяны Загородней уже не составляет никакого труда объявить войну производителям детских игрушек, которые, по ее мнению, ведут массированную атаку на неокрепшие умы российских детей, приучают к жестокости и насилию.

Одно из ее предложений – создать в области «детское кресло для отчетов чиновника». Идею она подсмотрела у новгородского коллеги. В кресло сядет сама Загородняя и другие чиновники, а дети будут спрашивать, как они справились с данными ей поручениями.

В общем, за этой дамой занятно наблюдать, и в ближайшие четыре с половиной года скучать она нам точно не даст.

Уполномоченные по зарплатам

С 2018 года должность регионального уполномоченного по правам предпринимателей войдет в разряд государственных (нынешний бизнес-омбудсмен, глава ТПП области Максим Фатеев трудится пока на общественных началах). Решение об учреждении новой госдолжности было принято областной думой в ноябре прошлого года.

Почему предприниматели выделяются из общей массы людей – они что, не люди? Почему именно предприниматели нуждаются в специальном государственном защитнике, а не, скажем, пенсионеры? На федеральном уровне и в других регионах возникают всё новые и новые официальные представители чьих-либо интересов: финансовый омбудсмен, интернет-омбудсмен, омбудсмен по правам студентов, омбудсмен по правам инвалидов и т. д. Почему бы всем появившимся уполномоченным и будущим не выделить, следуя тренду, госпаёк? Нам ведь не жалко.

Тем временем к 2018 году в скудном бюджете области должны быть предусмотрены 2,3 млн рублей на зарплату самого бизнес-омбудсмена и 761 тысяча – на зарплату его советника.

P. S. Денежное вознаграждение уполномоченных по правам человека и ребенка (с учетом сокращения в этом году на 10%) ныне составляет 114,2 тысячи рублей для каждой.