Православие и крах либерализма

Оценить
Православие и крах либерализма
Когда политика переплетается с религией

Наверное, ни одни образовательные и научные чтения не вызывают в Саратове такой ажиотаж, как «Пименовские чтения», которые в этом году тринадцатый раз проходят в нашем городе. Разумеется, статус мероприятия не позволяет обойтись без политики.

Человек, притягивавший к себе людей

Пленарное заседание прошло 11 декабря, как обычно, в XII корпусе СГУ. Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин объяснил, почему для тринадцатых чтений было выбрано название «Традиции и новаторство: культура, общество, личность».

«Сегодня много говорится о необходимости инноваций. Для современного человека они стали своего рода идолом, которому следует чуть ли не поклоняться. Действительно, любое развитие – это движение вперед. Но в то же время строить что-то надежное можно только на твердом основании, а наша страна сегодня напоминает дерево без корней или дом без фундамента. Поэтому внимание к лучшим отечественным традициям, стремление к их возрождению в нашем обществе – это не ретроградство, не благие намерения, оторванные от современной реальной жизни, а попытка обозначить и сохранить важнейшие ценностные основы бытия. Во многом именно от этого сегодня зависит, сохранится ли наш народ, будет ли он существовать в дальнейшем... Жизнь не стоит на месте, приходит что-то новое, в том числе и в жизнь церкви. И это так называемый царский путь – пример тому, как традиции и новации должны разумно сочетаться в нашей жизни».

Также митрополит сказал несколько слов о своем предшественнике, подчеркнув, что архиепископ был человеком, «который жил богом, молитвой, необыкновенно глубокой, напряженной духовной и интеллектуальной жизнью. Благодаря этому он буквально притягивал к себе людей – не только верующих, но и маловерующих и откровенно далеких от церкви».

Назад, к консерватизму

Чрезвычайно любопытным по форме был доклад первого заместителя председателя учебного комитета Русской православной церкви, профессора Московской духовной академии, кандидата богословия, протоиерея Максима Козлова «Традиции и новации в поисках счастья современным человеком». Большую часть своего сообщения он построил в форме притчи о счастье и обретении его через трудности.

А вот выступление исполняющей обязанности заместителя главы городской администрации Саратова по общественным и межнациональным отношениям Юлии Литневской было куда менее метафоричным и направленным зачастую против идейных врагов. Например: «Сейчас, не побоюсь сказать, червь либерализма поселился во многих умах, и выросло целое поколение сутяжников, критикующее всё и вся, даже не имея компетенции всё критиковать. Церковь, институт, определяющий влияние на общество, также становится объектом нападок. Надо понимать, что это не случайно, а часто грамотно срежиссировано. Ведь так называемые духовные скрепы, то, что обеспечивает стране силу, – это вера». Впрочем, досталось не только либералам, но и коммунистам, протестовавшим против постройки храма в некоем сквере (по всей видимости, речь идет о митингах в сквере имени Кривохижина).

Пафос доклада Литневской немного разбавил Феликс Разумовский, член Международного союза журналистов, автор и ведущий цикла программ «Кто мы?» на телеканале «Культура». Его доклад носил имя «Русская идентичность: дары и соблазны». Сам Феликс Вельевич осторожно относится к разговорам об идентичности россиян, поскольку помнит, что во времена перестройки также с пеной у рта говорили о духовности, а всё кончилось криминальной революцией.

Принципиальным отличием русской цивилизации от европейской является ее религиозность. Западная идентичность гораздо раньше и более глубоко пропиталась светскостью. А еще русская цивилизация обладает универсализмом. Запад тоже пытается претендовать на это, но безуспешно. В чем это проявляется? В отзывчивости. Русские ценят и стремятся понять чужую культуру, в то время как в остальном мире к нам относятся с настороженностью. Поэтому, когда говорят, что Россия – тюрьма народов, уверен Разумовский, это «нелепое и чудовищное клеймо» должно быть опровергнуто.

Чрезвычайно патетическим было название доклада Юрия Ушакова, координатора общественного проекта «Саратов молодой» – «Церковь, государство и молодежь в изменяющемся мире: соработничество во имя жизни». Столь же патетическим было и выступление. Правда, ничего принципиального нового услышать не удалось. Юрий Витальевич вещал, что с молодежью надо говорить на понятном ей, доступном языке, и, по всей видимости, начал реализовывать свою программу прямо на пленарном заседании. Здесь тоже не обошлось без критики либерализма:

«К сожалению, политическая история марксизма в нашей стране не отучила нас от того, чтобы бездумно перенимать идеи, порожденные иными религиозно-культурными, историческими и цивилизационными обстоятельствами. Сегодня, к сожалению, Россия перенимает западные либеральные ценности как квинт­эссенцию всей истории, всего опыта развития человечества... Опасность заключается в том, что в либеральной идее отсутствует понятие греха...» – и через некоторое время добавил: – Я думаю, все здесь знают, что грех – это зло».

Пожалуй, квинтэссенцией нападок на либерализм стал совместный доклад профессоров Саратовского социально-экономического института Сергея Наумова и Елены Демидовой «Социокультурные ценности российского общества: традиции и современность». Правда, директор филиала Российского экономического университета присутствовать в этот раз на заседании не смог, и доклад зачитывала Елена Игоревна. Авторы считают, что данные опросов, в том числе те, по которым россияне предпочитают свободе стабильность, сильную руку и уверены в том, что Россия – великая держава, соответствуют нашим традиционным ценностям, а глубоких ценностных расколов на базовом уровне не наблюдается. И никакого кризиса сознания у народа тоже нет. Впрочем, с содержательным наполнением ценностных конструктов уже сложнее – здесь в головах у россиян каша, особенно в политическом сознании. Но ничего, в последнее время, замечает доктор исторических наук, достаточно много говорят о русском консерватизме. И это внушает определенный оптимизм, «потому что в своих глубинных основаниях консерватизм достаточно, я думаю, органичен политической культуре России».

Жаль, Елена Игоревна не вспомнила, насколько консерватизм, бывший государственной идеологией, показал свою состоятельность в 1905-м и 1917 годах. Или вспомнила? «В двадцатом веке фактически на протяжении одной человеческой жизни были разрушены и скомпрометированы три крупнейшие идейно-политические системы – монархическая, коммунистическая и либеральная». По всей видимости, речь идет о жизни Владимира Михайловича Зельдина, потому что застать крах всех трех идей мог только он. Возможно, Елене Игоревне также известно, когда либерализм в нашей стране успел себя дискредитировать, учитывая, что либералы вроде как не приходили к власти. Не Медведев же имелся в виду? Однако профессорам виднее.

Православиеи крах либерализма

А был ли доклад?

По традиции самым плотным по графику днем чтений стал второй. В субботу, 12 декабря, в XII корпусе СГУ работали семь секций и проходил круглый стол «Встреча богословского откровения с наукой». Еще две секции, не считая пленарного заседания, шли в Саратовской православной духовной семинарии в ходе философско-социологического форума «Социальная память переходного общества: традиции и новации». Количество участников невероятное – почти 250.

В этом году мы пошли на секцию «Политическая и правовая культура: традиции и новации». По иронии судьбы опять довелось послушать доклад магистранта СГУ Дамира Илашова. И если в 2014 году его сообщение вызвало бурные дискуссии по поводу того, стоит ли в школах делать обязательным преподавание основ православной культуры, то в этот раз Дамир выбрал не менее острую, хоть и не такую резонансную тему – «Правовая культура реализации принципа равенства прав и свобод человека независимо от религиозных убеждений в Российской Федерации и Республике Казахстан».

Прогнозируемо выяснилось, что в России с процедурой создания религиозных объединений значительно легче, чем в Казахстане. Причина кроется в следующем: будучи соседом исламских государств, Казахстан понимает опасность проникновения религиозного экстремизма и потому усложняет процедуру создания объединений, что, по мнению Дамира, неоправданно, потому что террористам необязательно иметь легальный статус. Впрочем, свои сложности есть в каждом из государств: «К сожалению, в РФ и РК нередки притеснения религиозных меньшинств, выражающие либо в открытом преследовании адептов той или иной религии, либо в дискриминационной поддержке лишь «традиционных религий». Органы власти РК особенно рьяно проводят политику тотального контроля за верующими нетрадиционных для Казахстана религий, оправдывая жёсткие меры необходимостью борьбы с религиозным экстремизмом.

Из тех докладов, что имели непосредственную связь с «Пименовскими чтениями» (а были и такие, что не выходили за пределы юриспруденции и социологии), также следует отметить работу специалиста учебного отдела Нижегородской академии МВД Олеси Кобзевой «Роль религии в противодействии субкультуре исправительных учреждений и формировании правовой культуры осужденных». Олеся Геннадьевна замечает, что у нас пока еще не совсем развита система ресоциализации осужденных и потому на помощь приходит церковь. Что касается Саратовской области, то мы проводим региональный этап всероссийского смотра-конкурса живописи осужденных «Явление». А еще отделом регионального образования и катехизации Саратовского епархиального управления во все государственные и общественные организации области направляется информация о наиболее распространенных и активных тоталитарных сектах. Чтобы не допустить их проникновение на зону. Само собой, проводятся службы, разговоры с заключенными. И всё же, замечает Кобзева, есть с чего брать пример: так, в Великобритании имеются священнослужители, которые целенаправленно работают с заключенными.

P. S. В воскресенье состоялось торжественное открытие курсов подготовки церковных специалистов в области катехизической деятельности в Саратовской православной духовной семинарии. Протоиерей Сергий Штурбабин, руководитель отдела религиозного образования и катехизации, рассказал, что это совершенно новое явление в церковной жизни. В последнее время развивается своего рода «небогослужебное служение» церкви. Ощущается острая нехватка специалистов, объем нагрузки у священников такой, что они не могут заниматься катехизической деятельностью, нужны помощники, приходские специалисты. Их подготовкой и будут заниматься на курсах. В том году поступило 26 человек. Чтобы попасть на них, нужно получить рекомендацию от приходского настоятеля. Обучение рассчитано на 3,5 года, и оно, по сути, копирует программу семинарского курса обучения по направлению «теология», правда, немного в усеченном виде, без углубления в специфику священнослужителя. Проходят занятия три раза неделю, вечером – ведь много семейных, работающих людей. Если дело пойдет хорошо, будут думать об углублении и расширении организации курсов.