Битва за Лермонтова, 37

Оценить
Битва за Лермонтова, 37
На публичных слушаниях утвердили проект, нарушающий регламент застройки исторической части Саратова

Прямая демократия – штука утомительная, а голосование путем поднятия рук – такое же ненадежное, как и закрытое голосование. Это доказали очередные публичные слушания по застройке города, которые прошли в минувшую пятницу, четвертого декабря. По ощущениям, это была настоящая битва за город. Битва, к сожалению, проигранная по одному из самых важных пунктов.

Вам повестка

Повестка дня этих публичных слушаний была опубликована на сайте городской администрации за несколько дней до события. Часть пунктов тут же вызвала живой интерес у неравнодушных саратовцев. Все эти вопросы в той или иной степени касались качества жизни в городе или же сохранения исторического облика Саратова. Например, ООО «Переселение» просило изменить вид условно разрешенного использования их участка в Глебучевом овраге на «многоэтажную жилую застройку», которая предполагает строительство жилых многоквартирных домов от девяти этажей и выше, заявитель ЖСК «Пять звезд» запрашивал разрешение на отклонение от предельных параметров озеленения. Также планировалось рассмотреть уменьшение коэффициента озеленения в Детском парке. На кусок земли на месте бывшей опытной станции («сады Мичурина») комитет по градостроительству просил условно разрешенный вид использования «культовые объекты для отправления религиозных обрядов». Там может располагаться хоть мечеть, хоть буддистский храм, хоть синагога, но планируется, что участок отойдет под застройку для православной церкви.

Еще три пункта повестки – это застройка исторического центра: ООО «Актив-Лизинг» просило разрешения построить в зоне исторической застройки здание высотой в 22 метра, хотя высота, утвержденная регламентом, в этой части города не должна превышать 18 метров. Это участок на улице Чапаева находится между хозрасчетной поликлиникой – памятником архитектуры регионального значения – и девятиэтажкой советской постройки. Сейчас там пустырь. Второй вопрос – строительство высотки на Московской, 4 (рядом с музеем краеведения). И третий – строительство здания на Лермонтова, 37 (угол с Московской), с превышением высотности, определенной регламентом застройки исторической части города.

Проект здания предусматривает высоту в 16 метров, хотя по регламенту застройки исторической части города новое строение должно быть не выше соседнего исторического здания, а высота соседнего исторического здания – всего восемь метров. Заявителем по этому вопросу была некая Н. М. Шиловская, но строительство по проекту собирается вести ЗАО «Сарград», которое, как представляет его интернет-газета «Четвертая власть», входит в сферу бизнес-интересов депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина.

Этот проект и стал главным камнем преткновения до слушаний, во время них и даже после.

Неравнодушный город

Надо сказать, что проекты по Детскому парку и строительству на Московской, 4, были сняты за несколько дней до слушаний самими заявителями. Возможно, потому, что к проектам появился общественный интерес: лидер общественного движения «Жить здесь!» Александр Ермишин разослал открытые письма с просьбой оценить все спорные проекты во множество инстанций – от городской и областной общественной палаты до министерства культуры Саратовской области. Кроме того, он призвал всех неравнодушных горожан участвовать в публичных слушаниях. Многие общественника поддержали. Министр культуры области Светлана Краснощекова даже прислала ответ для «Жить здесь!», который Ермишин опубликовал на странице движения в «Фейсбуке».

«Если мы будем продолжать жертвовать памятниками истории, то от исторического облика города ничего не останется. Саратов станет унылым провинциальным городом, где мало что будет напоминать об историческом прошлом. Ни одно место в городе не будет напоминать о его «купеческом» прошлом. Большинство памятников должны сохраниться в первозданном виде, а не в «новоделе», но для этого необходимо большое финансирование и инвестирование», – написала Краснощекова.

Информационная война

Голосовать на слушаниях по спорным пунктам собирались прийти многие. Третьего декабря, как раз накануне публичных слушаний, старший преподаватель кафедры «архитектура» строительно-архитектурно-дорожного института СГТУ Андрей Ботов написал в комментарии к одному из постов Александра Ермишина, что от СГТУ будет он, а также ученые-архитекторы Лариса Тарасова и Сергей Дядченко и их студенты. Формулировка Ботова «уже сняли студентов с занятий и придем» сыграла с ним злую шутку.

ИГ «Четвертая власть» и ИА «Взгляд-инфо» отреагировали тут же: студенты стали мишенью административного произвола, заявили оба агентства. В саратовском журналистском сообществе эти новости насмешливо окрестили «журналистикой скриншота».

Удивительно, но заказчиком административного ресурса внезапно был объявлен Аркадий Евстафьев, «одиозный бизнесмен» – такую характеристику ему дала «Четвертая власть». Она же сообщила, что преподаватели СГТУ, готовые принять участие в публичных слушаниях, оказывается, симпатизируют местной внесистемной оппозиции, лидером которой Аркадий Евстафьев как раз и считается.

Сам Аркадий Евстафьев очень удивился такой характеристике. Его комментарий опубликовало информационное агентство «Свободные новости»: «Серьезные признаки белой горячки. У так называемой системной власти серьезный системный кризис. В связи с этим системные страхи. В любом начинании людей, которые выражают свою гражданскую позицию, власти мерещится заговор».

В том же сообщении агентство приводит и комментарии других «жертв» информационной войны. Преподаватель СГТУ Сергей Дядченко заверил корреспондента «Свободных новостей», что акта администрирования не было, а было просто доведение до сведения студентов старших курсов информации о проведении слушаний и о рассматриваемых вопросах. «Это люди, которые профессионально будут заниматься архитектурой, наверное, им интересно узнать процедуру принятия таких решений». Ботов идти на слушания отказался, «чтобы не навредить».

Чуть позже сайт холдинга «Общественное мнение» опубликовал комментарий студентки пятого курса cтроительно-архитектурно-дорожного института СГТУ Екатерины Максимовой. По ее словам, две группы студентов их курса скоординировались самостоятельно, чтобы принять участие в слушаниях, и выпросили разрешение на это у руководства вуза. А после сообщений на сайтах «Взгляда-инфо» и «Четвертой власти» пришла директива всем быть на занятиях – будет проверка посещаемости.

Но этим день не закончился: финальным аккордом было сообщение на сайте «Четвертой власти», в котором издание замечает, что у Аркадия Евстафьева и Светланы Краснощековой общие представления о том, как должен развиваться Саратов, на основе чего делает вывод, что оба они участвуют в провокации и «торпедировании архитектурных инициатив». Складывается такое впечатление, что бизнесмен Евстафьев играет роль регионального Обамы: хочешь «замазать» доброе имя какого-нибудь чиновника – просто поставь его в одном предложении вместе с именем Евстафьева.

Прямая демократия

Четвертого декабря в 9:45 актовый зал администрации Фрунзенского района был уже полон под завязку, а хвост очереди на регистрацию для участия в публичных слушаниях заканчивался на улице. К десяти утра на публичных слушания по градостроительству было зарегистрировано 377 участников. Счетную комиссию и ее председателя выбрали по предложению городской администрации, видимо, из числа сотрудников городской администрации.

Президиум по предложению председателя счетной комиссии был избран в лице одного человека – заместителя главы администрации города по градостроительству и архитектуре Андрея Гнусина. Общественник и правозащитник Александр Журбин пытался провести предложение о том, что в президиуме должно быть три человека, иначе председательствующий просто за всеми не уследит. Но это предложение отклика не нашло.

– Ему счетная комиссия поможет, – крикнул кто-то из зала.

– Если ему будет счетная комиссия помогать, это будут чуровские выборы, – буркнул Журбин.

С самого начала участники слушаний взяли хороший темп. Многие даже спорные вопросы обсудили легко и легко вынесли решения. Если заявитель присутствовал на слушаниях, отвечал на вопросы и был убедителен, то аудитория склонялась к решению в его пользу. Если заявителя не было, то слушали только оппонентов. Так, например, проект новостройки на Чапаева рядом с хозрасчетной поликлиникой не утвердили: почетный архитектор России, кандидат архитектуры, доцент СГТУ Лариса Тарасова объяснила, что появление этого здания нарушит архитектурный ансамбль улицы Чапаева и будет доминировать над зданием Крытого рынка, и участники слушаний к ней прислушались.

По проекту на Лермонтова обсуждение шло не дольше остальных. Ни заявителя, ни его представителей в зале не было. Со стороны администрации и председательствующего начались откровенные манипуляции. Картинки визуализации проекта были старые, еще до того, как дом в проекте «подрос» до 16 метров. На вопрос, откуда эти картинки, сотрудник комитета по градостроительству и архитектуре администрации Саратова Алексей Шушарин тихо и невнятно пробормотал: из интернета. После того как Александр Ермишин показал свой вариант визуализации, сделанный на основе тех данных, которые значились в повестке дня, стало понятно, что соблюдения норм там нет и близко.

– Для чего мы с такими усилиями боролись за утверждение регламента строительства в зоне исторической застройки, если планируем регулярно его нарушать? – спрашивала Тарасова.

Ни одного слова в поддержку проекта на слушаниях сказано не было. А вот сомнений в том, что этот новострой украсит собой ансамбль Музейной площади, было высказано немало.

Когда объявили голосование, та часть участников, которая голосовала за 16 метров, просто встала и ушла, не дожидаясь окончания голосования. Когда объявили голосование «против», многие выдохнули: визуально голосов «против» было больше. Но, увы, счетная комиссия огласила результаты: 105 голосов за нарушение регламента и 101 – против. Возмущение, топот, свист, крики «Позор!» – под этот аккомпанемент Андрей Гнусин объявил голосование закрытым и спешно ретировался со сцены.

Вместо послесловия

Некоторое время спустя на сайте «Взгляда-инфо» с заявлением выступил автор проекта Сергей Киселев. «Участников слушаний ввели в заблуждение», – утверждал он. 16 метров учитывают и высоту подземного этажа, и шпиль на крыше, объяснял он. Но кто, позвольте спросить, ввел в заблуждение участников слушаний? Александр Ермишин, который делал визуализацию высоты здания по открытым источникам? Или администрация города, предоставившая на суд публики старые картинки из интернета? Или автор проекта, посчитавший ниже своего достоинства являться на публичные слушания и защищать свой проект?