Тотальное обнищание

Оценить
Тотальное обнищание
Неизвестно, как переживет кризис муниципальный транспорт, но фонарики на Театральной площади снова загорятся

«Мне с вами было комфортно работать. Я вас не забуду», – сказал с грустной улыбкой глава города Саратова Олег Грищенко депутатам Саратовской городской думы, заседание которой состоялось в минувший четверг. Журналистам после заседания он сообщил, что будет предлагать свою кандидатуру в депутаты Государственной думы. «Проработав долгое время в городской власти, я понимаю, что здесь решить те проблемы, с которыми мы сталкиваемся, невозможно».

Скорее всего, об этом решении Грищенко накануне уже знало большинство депутатов гордумы. По крайней мере на заседании они демонстрировали, что их думская команда – очень слаженный и надежный механизм. До такой степени приработавшийся, что Грищенко даже пошутил, что можно уже просто молчать, собираясь вместе. Смотреть друг на друга и понимать, что каждый хочет и мог бы сказать. Но до этого пока не дошло. Проблемы города опять называли. И давали им оценку.

Нравится или не нравится, но с декабря платить придется

Билет в трамваях и троллейбусах будет стоить 17 рублей уже в декабре нынешнего года. В былые времена саратовские депутаты никогда не спешили поднимать тарифы на проезд сразу вслед за областной властью, которая принимала политическое решение о повышении платы за проезд и применяла его в автобусах и маршрутках. Городской электротранспорт, в какой бы тяжелой ситуации ни находился (а он постоянно в ней, если верить чиновникам), всегда держал старые тарифы еще несколько месяцев. Но на этот раз времени привыкнуть к 17 рублям вместо 15 отвели совсем мало. Все депутаты понимали, что завтра городской электротранспорт уже не одной ногой в могиле стоять будет, а всеми двумя. Даже депутаты-коммунисты, выступившие на заседании против повышения платы за проезд, отлично знают, что поступить иначе – это чистый воды популизм. И признались в своих выступлениях, что блокировать тарифы – просто их традиция. Тем более что в ее защиту есть что сказать и на этот раз.

«Мы еще больше вгоним людей в нищету», – сказал депутат Геннадий Турунтаев.

А еще депутат Турунтаев подчеркнул, что «грустно всё это». «Грустно, – повторил за ним глава города Олег Грищенко. – Уже давно». «Люди в ужасе», – углубил оценку событий депутат Денис Шумихин. «Мы тоже в ужасе», – не стал спорить Олег Грищенко. Но всё же поправил депутата Шумихина уточнением, что самые уязвимые социальные группы людей защищены мерами в виде льготных проездных билетов.

Елена Ножечкина, как заместитель главы администрации города по экономическим вопросам, права на эти мужские сантименты не имела. Она привыкла оперировать цифрами.

Расходы муниципального предприятия «Саратовгорэлектротранс» в 2015 году составят около 900 миллионов рублей. Максимум финансовой поддержки из городского бюджета, на которую может рассчитывать предприятие, составляет 100 миллионов рублей. Из областного бюджета за льготников перечислят не более 67 миллионов рублей. Около 50 миллионов составит выручка от услуги по предоставлению рекламных площадей. Но остальные деньги в бюджете предприятия – это плата за проезд пассажиров. И держать ее на заниженном уровне уже просто нет никакой возможности. «Надо поднимать сейчас, потому что, если отложить эту меру, потом придется повышать цены на проезд в два или три раза», – говорила с трибуны Елена Викторовна в ответ на предложения коммунистов заморозить тарифы на весь 2016 год.

А еще она говорила о том, что объективно тариф, который рассчитывается на основании затрат, составляет сейчас 30 рублей на разовую поездку. Что основные затраты предприятия составляют зарплаты. Следующую группу затрат должны занимать капитальный ремонт и закупка материалов и запчастей, но закупка финансируется в четыре раза меньше норматива, а на капремонт тяговых подстанций и контактных сетей вообще не закладывается денег. При этом предприятие без устали проводит мероприятия по сокращению затрат. Уже проданы мастерские по ремонту подвижного состава, закрыт прием работников всех специальностей за исключением водителей и кондукторов, часть работников переведена на четырехдневную неделю. И штатное расписание будет еще меняться, и будут сокращаться еще должности. И есть надежда все-таки ввести электронный проездной билет, который позволит лучше учитывать льготников, четко подтверждать их количество и обеспечить полную сдачу в кассу денег получаемых от пассажиров. Ну и не надо забывать, что экономическая служба администрации, прежде чем поднять тарифы, всегда смотрит на соседей. А у них цена билета на электротранспорте давно выше. В Самаре – 23 рубля, в Нижнем Новгороде и Пензе – 20, в Ульяновске и Ярославле – 18.

– То есть ниже нас никого нет? – на всякий случай переспросили Ножечкину депутаты.

– Ниже точно нет, – подтвердил за нее Олег Грищенко. – Мы на самом дне.

Депутаты понимали, что этим подчеркиванием их председатель обобщает ситуацию. Есть вынужденная необходимость дотировать предприятие. Но не все понимают важность социальной составляющей его существования. Правительство области когда-то в хорошие времена раздало много льгот. И взяло на себя обязанность закрывать выпадающие из-за этих льгот доходы Саратовгорэлектротрансу. Была утверждена формула расчета. Потом из правительства стали говорить, что она неправильная. Сделали другую. И к ней спустя время появились претензии. Наконец областной уровень власти прямым текстом послал город в суд. А суд отказал в просьбе города взыскать долги с правительства. «Мы все должны понимать происходящие процессы, – говорил Грищенко депутатам-коммунистам. – И не задавать вопросы про повышение тарифов».

– Вы – партия власти, вы почему не сделаете нормальную жизнь людям в стране? – не смог сразу всё осознать про наше саратовское «дно» депутат-коммунист Турунтаев.

– Вы у меня спрашиваете, у депутата городской думы? – переспросил Грищенко.

Депутат Андрей Карасев установил более точные причинно-следственные связи. Он в своем выступлении сказал, что вообще-то региональная власть «должна понимать, что Саратов – областной центр, а не трали-вали какая-то деревушка».

А вот депутат Александр Ванцов нашел сразу сотни тысяч людей, которые мешают Саратовгорэлектротрансу крепко стоять на ногах, распрямив плечи. Это, во-первых, «зайцы», а во-вторых – те пассажиры, кто, заплатив, не требует билет. И в-главных – 330 тысяч граждан Саратовской области, которые «работают в чёрную и получают зарплату в конвертах». По гипотетическим математическим расчетам Ванцова, если заставить их платить налоги, то бюджет Саратова будет больше аж на 13 млрд рублей, и этими деньгами можно было бы залить все потребности всех муниципальных предприятий. То есть именно на этот источник дохода нужно не забывать обращать внимание.

Сошлись на том, что сейчас вопрос стоит о сохранении транспортного комплекса. И решение о повышении цены проезда в трамвае-троллейбусе, конечно, вынужденное и непопулярное, но оно позволит сохранить транспортную структуру города «до лучших времен». А иначе и проводов с рельсами в Саратове не останется.

Все связаны по рукам и ногам противоречивым законодательством

Мрачным было и обсуждение неисполненных обязательств муниципалитета. По состоянию на начало октября, в комитете по управлению имуществом администрации города Саратова на исполнении находится 642 решения районных судов, обязывающих чиновников предоставить жилые помещения гражданам. Но в 2015 году заключены контракты на приобретение только 31 квартиры. Для исполнения оставшихся судебных решений необходимо приобрести 579 квартир. Кроме судебных решений по квартирному вопросу, в администрации есть и другие. Например, с указанием ликвидировать все следы свалки в Маханном овраге в районе парка Победы. В этой же очереди – погашение задолженности перед Саратовводоканалом, финансирование очистных сооружений ливневого коллектора в Глебучевом овраге, реконструкция тепловых пунктов и восстановление водопроводов от них к десяткам домов, а также еще множество первоочередных нужд, на которые по самому минимуму требуется больше 3,5 млрд рублей. Записать их в расходную часть бюджета города попросил исполняющий обязанности главы администрации Саратова Вадим Дубривный.

Олег Грищенко подчеркнул, что этих денег хватит только на исполнение решений уже состоявшихся судов и что не выйти с этой просьбой к депутатам Дубривный не мог: «Иначе он за неисполнение полномочий поедет на лесоповал».

– Бюджетный кодекс позволяет нам принять эту поправку? – этот вопрос депутата Дмитрия Кудинова был риторическим. Начиная с Прокопенко, главы городской администрации выходят с такими чудовищными цифрами судебных долгов к депутатам постоянно, заведомо понимая, что названная сумма превысит предельный бюджетный дефицит, потолок которого нарушать нельзя. И отвечающий за финансы в администрации Александр Струков, конечно же, подтвердил, что такое решение думы правоохранители сразу отменят.

Депутат Александр Янклович попытался вслух порассуждать: «Не обратиться к нам Вадим Владленович Дубривный не имеет права. А мы не имеем права поддержать поправку в бюджет. Вот такое противоречие законодательства. А реагировать на противоречия – задача прокуратуры».

Позже на заседании прозвучало, что Олег Грищенко не раз подписывал обращения к работникам прокуратуры, где просил помочь в налаживании более корректных межбюджетных отношений. Но в конце концов выяснил, что прокуроры тоже со всех сторон ограничены рамками законов, противоречащих друг другу. Так что к прокурорам, по большому счету, претензии предъявлять нельзя и переводить в их сторону стрелки неконструктивно.

Но можно изменить систему исполнения судебных решений, чтобы люди, которые прошли несколько судов и добились результата, не сталкивались с невозможностью исполнения судебных решений. Если их нельзя удовлетворить на муниципальном уровне из-за отсутствия денег, то федеральная власть должна исполнить судебное решение за счет федерального бюджета. Но депутаты Саратовской городской думы понимают, что такие поправки в законы принимаются не на муниципальном и даже не на региональном уровне, а в стенах федерального законодательного собрания.

Муниципальный уровень – это гирлянды на новогодних ёлках на улицах города (на них, кстати, нашли около двух миллионов рублей, так что скоро город немножко украсится к праздникам) и другие «мелочи жизни», которые всякий раз всплывают в ходе обсуждения поправок в бюджет.

На этот раз делить было особо нечего. Но всё же нашли возможность передать на вывоз и утилизацию мусора два миллиона рублей, столько же – на возмещение части затрат по перевозке пассажиров электротранспортом, чуть больше – на содержание ливневой канализации и несколько миллионов рублей (вместо миллиардов!) – на оплату исполнительных листов. Без последнего пункта в бюджетных расходах всякий раз, когда вносятся поправки, нельзя обойтись. Об этом есть компромиссная договоренность с правоохранительными органами. Иначе они будут, как раньше, каждое заседание думы стращать разными пунктами разных кодексов городскую власть.

Сплошные вытекающие

Шестьдесят семь объектов нежилого фонда муниципальной собственности будут переданы в 2016 году в безвозмездное пользование федеральным и областным учреждениям, общественным организациям и товариществам. Они уже не первый год так передаются. Но что толку от подсчета неполученной арендной платы? Во-первых, у города нет никакой возможности вкладывать деньги в содержание этих объектов. А без этого стоимость аренды всё равно стремится к нулю. Во-вторых, как сказал на заседании думы глава города Олег Грищенко, «то имущество, которое мы передаем в пользование, занято структурами федеральными – полицией, прокуратурой, следственным комитетом. Ну как мы им откажем? Как мы можем их выселить? Где они тогда будут работать?» Он вообще уже пришел к мысли о том, что этим структурам нужно занимаемые ими помещения отдать навсегда. Тем более практика показывает, что, когда муниципалитет передает здания в федеральную собственность, они в течение года ремонтируются. Потому что там совсем другие деньги, очень отличные от муниципальных бюджетов. А из этого понимания вытекают рациональные решения. Например, передать в федеральную собственность здание городской администрации, а потом попросить его в безвозмездное пользование. Иначе, похоже, ремонта оно не дождется в ближайшие годы.

– Я вспоминаю 2006 год, когда наша команда заходила в город, и какие у нас были надежды всё изменить. Как мы хотели сделать город красивым, с отремонтированными домами и улицами. Уезжать мы никуда не собирались. Здесь жили наши родственники и друзья. Но жизнь показала, что сделать можно не так и много, – поделился грустным выводом Грищенко. Потому что правила игры всё время менялись. Не в лучшую сторону для муниципалитетов, которые не слышат на федеральном уровне власти.

С Грищенко трудно не согласиться. И, возможно, эту пропасть действительно можно будет сократить только после того, как в Государственную думу придут сегодняшние мэры городов, на своей шкуре испытавшие все «прелести» работы в условиях бесправия и безденежья.

Я готов отчитаться в любой момент по любым вопросам

– Я никогда не скрывался и за все проблемы в городе нёс и буду нести персональную ответственность. Даже за те процессы, которые не входят в мою компетенцию. За город я боролся и буду бороться до тех пор, пока позволите. – Такими словами глава города начал свой ежегодный отчет перед депутатским корпусом. На этот раз он решил его построить в форме вопросов и ответов. Без чтения доклада. Справочные материалы депутатам раздали. Ну а о том, что муниципальная власть сейчас работает в крайне сложной обстановке, когда у всякой структуры областной и федеральной власти свои приоритеты, каждый из них давно знает.

– Хочу всех поблагодарить за работу и, самое главное, за понимание тех процессов и условий, в которых нам приходится работать. Потому что, если бы не было понимания, был бы полный раздрай и дестабилизация обстановки в регионе и в городе. Слава богу, что вы все разбираетесь в процессах. Комфортно мне с вами работать. Всех вас благодарю за поддержку, – сказал Грищенко. Ну и на вопросы депутатские тоже, само собой, ответил.