Юлия Красильникова, Алексей Пыжов: Баланс между глубиной и легкостью

Оценить
Юлия Красильникова, Алексей Пыжов: Баланс между глубиной и легкостью
В начале ноября популярный информационный портал «Lipki Town» переименовался в «Smog».

В начале ноября популярный информационный портал «Lipki Town» переименовался в «Smog». Для тех, кто следит не только за новостными сводками и солидными официальными изданиями, этот ресурс должен быть известен как один из главных представителей городской журналистики в Саратове. Журналистики, которая освещает темы понятные и интересные практически любому человеку, начиная от расследования о том, что происходит с утками в горпарке зимой, заканчивая насущными проблемами вроде «почему в Саратове нет крематория». С идеологами этого ресурса главным редактором Юлией Красильниковой и учредителем Алексеем Пыжовым (также создатель и администратор паблика «Типичный Саратов») мы и попытались разобраться, что такое «городская журналистика» и с чем ее едят.

Юлия Красильникова: Я рассматриваю городскую журналистику как достаточно утилитарную вещь. Она направлена в первую очередь на то, чтобы принести пользу, и потому здесь не играет большой роли фактор авторского мнения. Ее задача – информировать об интересных событиях и трендах городской жизни, о развлечениях прежде всего. В Саратове пока что слишком много псевдоразвлечений, проводимых в коммерческих целях, и мероприятий в духе советских домов культуры. Поэтому мы упорно ищем, фильтруем и снова ищем.

– Секундочку, Саратов – это маленький город?

Ю. К.: Да. В крупных городах, например, на «Ресторанный день» откроется пятьдесят точек, и ты пишешь про десять лучших, а здесь – всего двадцать, и ты можешь рассказать про все.

Мы делаем каждую неделю дайджест – афишу на неделю, и это непростая задача – найти достаточно качественных событий. Но постепенно их становится больше, уровень городской жизни растет.

Алексей Пыжов: Мы хотим открыть город с тех сторон, о которых жители могли и не подозревать, что они существуют, раскрыть городские типажи, пересмотреть реальность, в которой живет город, и что с этой реальностью можно сделать в условиях настоящего времени...

Ю. К.: В общем, дать живую городскую аналитику. Найти нишу между глубокой общественной аналитикой и развлекательным, более поверхностным жанром.

– Хорошо, а кто ваша целевая аудитория?

Ю. К.: В первую очередь молодые люди. Те события, которые мы выбираем, интересны им. Хотя на «Фейсбуке», например, у нас есть процент подписчиков более старшего возраста. Мы пока прощупываем почву: можем написать и о фестивале «Саратовские страдания», и о концерте юной панк-группы – аудитория у них радикально разная, но в равной степени интересная нам.

А. П.: В перспективе это молодая аудитория, экономически активная, 20–39 лет – те, кто создает что-то новое и следит за трендами не только в своем городе. Это те, кто хочет произвести позитивные изменения для того, чтобы жить стало лучше.

– А почему «Smog»? Саратов, конечно, задымленный город, но не настолько же.

Ю. К.: Было много вариантов, и у всех свои трактовки. Для меня «smog» – это слово, окрашенное динамикой. Над деревнями и заброшенными городами, в которых ничего не происходит, смога точно нет. Он концентрируется только над живыми большими городами. Плюс это достаточно удачное слово, которое и по-английски, и по-русски звучит одинаково. Есть и второе значение – русский глагол «смог», его посыл воодушевляет.

– В программе «Smog» есть такие слова: «...мы будем нечасто писать о саратовских дорогах и в принципе не будем писать о городских чиновниках, потому что для нас эти темы стали символами стагнации.

В центре внимания журнала «Smog» Саратов в его развитии, Саратов здесь, сейчас и даже немного завтра». Возникает вопрос: получается ли так, что Саратов в определенной степени развивается независимо от тех же чиновников?

Ю. К.: Саратов, о котором мы пишем, да. Вернусь опять-таки к примеру с «Ресторанным днем»: какое к нему имеют отношение чиновники? Нет, понятно, что они управляют материальной жизнью города, его благо­устройством. На улицах светят фонари, дороги так или иначе очищаются от снега. Но так сложилось, что люди, о которых мы пишем, меняют атмосферу города и при этом не действуют от лица каких-либо институций.

А. П.: На данном этапе развития города уровень открытости властей и госструктур недостаточно высок. В тех условиях, в которых они существуют, они не могут на 100 процентов выполнять свою работу и быть удовлетворенными этой работой. Очень надеюсь, что это только вопрос времени. России приходится заново перестраивать то, что было утрачено, и приближать к тому состоянию, которого требует глобализация. Те жители города, которые имеют более острое ощущение реальности, чем другие, пытаются внести свой вклад в развитие города, проявляют инициативы и воплощают их в жизнь. К сожалению, так получилось, что параллельно сосуществуют две реальности. Чиновники и простые жители почти не соприкасаются друг с другом. Отсюда и сложилось такое положение вещей.

– Есть распространенное суждение, что аполитичность населения – это то, что пытаются добиться чиновники. Не получается ли, что городские СМИ на руку властям?

Ю. К.: Это большая тема, и о ней давно пишут. Та же «Афиша», которая, казалось бы, сама долгие годы проповедовала образ жизни «мы живем в своем уютном мирке, а политические вопросы нас не касаются». Но даже она заступала порой на эту почву, писала про митинги. 2011 год в этом плане был очень важен – тогда тезис об аполитичности поколебался, все стали выходить на улицы.

Я сама раньше была склонна говорить, что я аполитична. Но сейчас я понимаю, что политика пронизывает всё. Быть аполитичным – это всё равно что сказать: «Я дышу, но без помощи кислорода».

А. П.: Это долгий разговор. С одной стороны, мы аполитичны, с другой стороны – мы ведь тоже проводим свою политику. Когда мы говорим, что люди аполитизируются, мы имеем в виду, что они в определенной степени абстрагируются от государства и политических дел.

– Но они же не уходят в лес?

А. П.: Не уходят. Но они абстрагируются и делают при этом другие замечательные вещи. Я думаю, что Россия – очень молодая страна, чтобы говорить о том, что у нас сформировалось гражданское общество, что у нас сформировалась демократия.

– «TheSaratovRoom» (далее TSR. – Прим. ред.), в котором работал костяк нынешней команды «Smog», многими воспринимался как хипстерское издание для хипстеров. Как вы считаете, общественное мнение со временем поменялось о вашей деятельности?

Ю. К.: Я в принципе не люблю понятия «хипстерский», «модный». Их используют как ярлыки, причем нелицеприятные. Многие противопоставляют серьезность и основательность моде и трендам. Но мода, как и политика, также пронизывает всё. И тоже нуждается в изучении, описании.

Кому-то может не нравиться наша подача. Наверное, тем, кто ищет большей основательности. Но, повторюсь, мы продолжаем искать баланс между глубиной и легкостью.

А. П.: Мы хотим, чтобы в будущем нас понимали и те люди, которым может быть 40 лет, которые иначе воспринимают информацию.

– Как к вам относятся «серьезные» СМИ?

Ю. К.: Я не ощущаю какой-то связи с крупными СМИ. Мы и не должны, наверное, взаимодействовать. Есть вещи, которые будут уместно смотреться у нас и неуместно у них. Хотя, кажется, в «Общественном мнении» выходил материал, где они разбирали образы чиновников – как те одеты, какой у них стиль. Понятно, что они хотели поиграть с форматом, но получилось нечто странное. Так и у нас неуместно смотрелась бы аналитика действий мэра города, например.

– Не подумайте, что я провоцирую, но что интересно типичному саратовцу? Уточки в парке? Вы считаете, что с большей охотой человек прочитает интервью с Вовой – певцом с проспекта, чем с условным министром?

Ю. К.: Саратовцам всё интересно. И уточки в том числе. Я не сторонница разграничения на возвышенные серьезные темы и низменные бытовые. Мы все думаем о смысле жизни, но и о вкусной еде любим помечтать.

Недавно мы писали об отсутствии в Саратове крематория. Это важная тема, и, как ни странно, она стоит на одном уровне с утками. Потому что эти вопросы могут возникнуть в городском самосознании. И на них надо отвечать.

А. П.: Если отвечать на вопрос, то, как администратору «Типичного Саратова», мне кажется, что саратовцу просто интересно, чтобы его проблемы решались, – то есть благоустройство, инфраструктура, вопрос с дорогами.

– Иными словами, какие-то общие для всех бытовые проблемы, а не условное утверждение бюджета области на следующий год, который непонятно как скажется на личной судьбе?

Ю. К.: Мы хотим максимально разъяснять. Если человек смотрит на сводки о бюджете, то наша задача – понятно объяснить, что ему с этой информацией делать. Например, на чем начать экономить.

А. П.: Говоря о том, что мы не пишем о дорогах и чиновниках, думаю, что через некоторое время мы выпустим два материала о дорогах. Первым будет ответ на вопрос, почему в Саратове их нет. А второй – о том, когда их сделают наконец.

– Та команда, которая ныне входит в «Smog», начинала с интернет-журнала «Вождь», потом вас взял под свое крыло глобальный портал «TheUrbanRooms», и вы превратились в TSR, потом часть вашей команды ушла и образовала «LipkiTown». С начала ноября вы носите название «Smog». Разве частая смена названия не мешает узнаваемости бренда? Почему вы не захотели вернуть прежнее название – «Вождь»?

А. П.: Создатели «Вождя» – это другие люди.

Ю. К.: Аня Федорова (ныне журналист «Саратов-24». – Прим. ред.). Это был ее проект. Странно было бы брать это название. Мы решили начинать с нуля.

А. П.: Я заранее делал сайт, брендинг и уже пришел к бывшей редакции TSR с готовым предложением.

Ю. К.: Честно говоря, у нас даже мыслей не было откатываться назад.

– Почему не устраивало название «LipkiTown»?

Ю. К.: Мы не раз поднимали эту тему в редакции: надо переформатироваться и определиться с простым и четким названием. Мы долго перебирали варианты и решили остановиться на односложном «Smog». Оно, конечно, вызывает вопросы. А «Lipki Town» вызывало вопросы, на которые нет ответов. Например, почему «Lipki»? Ну есть такой парк, и что? К тому же мы хотели взять русское слово, хотя, да, у него, безусловно, английская этимология.

А. П.: После смены названия рост подписчиков увеличился.

– Планируете ли вы регистрировать «Smog» как СМИ? Вы же понимаете, что после этого тот же Роскомнадзор начнет пристально следить за материалами?

А. П.: Если мы достигнем показателя в 3000 читателей за день, то теоретически всё равно попадем под око Роскомнадзора. Но по своему опыту могу сказать, что блогеры на самом деле почти не чувствуют этот надзор.

Регистрация же в качестве СМИ, конечно, может принести пользу, например, в плане аккредитаций.

Ю. К.: Узнаваемый бренд, будь то журнал или блог, может получить аккредитацию и без регистрации в качестве СМИ. Жизнь так поменялась, что это не обязательно. Плюс только в том, что если издание зарегистрировано как СМИ, то оно имеет право требовать информацию – и получать ее по закону.

– Алексей, почему было решено не ограничиваться тем, что есть, и продвигать «Smog»?

А. П.: Мы посчитали, что то, что уже есть в Саратове, не решает все поставленные перед нами задачи.

Ю. К.: Мы хотим стать стабильным источником информации о городе, хотим сформировать цельную картину жизни в Саратове. Чтобы человек, который никогда не был в Саратове, заходя на сайт, мог понять, куда пойти, что посмотреть, чем здесь заниматься.

– «Smog» должен выйти на самоокупаемость? Если издание не будет спонсироваться правительством или крупным бизнесменом, то надо будет зарабатывать на рекламе. Не превратится ли тогда ресурс в очередной рекламный журнал? За счет чего этот проект собирается развиваться финансово?

А. П.: Мы будем использовать и рекламную модель, а также собираемся развиваться с помощью краудфандинга, хотим на данном этапе внедрить систему пожертвований. Возможно, это принесет какие-то плоды. Но в будущем, естественно, потребуются более значительные суммы. Кроме журнала, я буду заниматься и другими проектами, которые, вероятно, будут приносить деньги и поддерживать «Smog» в этом плане.

– Вы верите в то, что в Саратове люди готовы из своего кармана финансировать проект?

А. П.: Не все готовы. Нужно еще много времени, чтобы люди приняли этот механизм, но попытаться стоит. К тому же в Саратове уже есть примеры удачного краудфандинга – тот же фильм «Город Укек». Думаю, со временем, при определенной подготовке людей это будет работать. Если будем удовлетворять их потребности, они будут не просто читать нас, а полюбят, и мы постараемся стать незаменимыми для них.