Растяжение фильма,

Оценить
Растяжение фильма,
или Три часа пролетают за минуту

Одна из премьер этого сезона в Саратовском академическом театре драмы – дарк-кабаре-спектакль Игоря Баголея «Пули над Бродвеем» по Вуди Аллену. По иронии судьбы на минувшей неделе постановка заслуженного артиста шла в субботу, аккурат накануне замечательной «Антигоны». И в этом есть определенный символизм.

Впрочем самое главное, что нужно знать об этом спектакле, – это то, что играют в нем баголеевские дипломники, и, соответственно, у нас появляется возможность посмотреть на потенциальных новичков театра. Играют с азартом, с огоньком, что отчасти диктует и сам формат спектакля – дарк-кабаре, более чем уместный в постановке по Вуди Аллену. И в этом плане, конечно, нельзя не отметить грамотный выбор заслуженного артиста России, позволяющий подопечным раскрыть свои сильные стороны во всей красе. Отдельной похвалы достоин художник-постановщик Юрий Наместников: при достаточно минималистичных декорациях ему удалось создать атмосферу блеска и интриг Бродвея.

В сюжете спектакля достаточно запутанная история. Есть молодой драматург Дэвид Шайн (Сергей Бережной), у него появляется новая пьеса, но он никак не может добиться постановки – никто не хочет идти на риск. И вдруг, к счастью или к несчастью, под руку попадается вариант с финансированием местным мафиози Ником Валенти (Никита Кузин). Только надо выполнить одно условие – дать роль его любовнице, глупой, но самоуверенной танцовщице Оливии (Влада Игнатьева). Вот только со временем оказывается, что совершенно бездарная протеже Валенти – не единственная проблема спектакля.

Как и шедшая в воскресенье «Антигона», «Пули над Бродвеем» – спектакль о компромиссе, в данном случае – готовности или неготовности поступиться своими принципами ради искусства. Стоит ли овчинка выделки? Можно ли говорить об искусстве после всего того, на что придется пойти ради воплощения мечты? Спектакль дает на это однозначный ответ, а принимать его или нет – дело личное.

Одна из главных изюминок постановки Баголея заключается в том, что по хронометражу спектакль почти в два раза больше оригинального фильма – три часа против полутора у Аллена. Удивительно, но качество от этого не страдает. И если у американского мэтра действие уплотнено до максимума, то Баголей позволяет своим ученикам немного растянуть действие, но исключительно для того, чтобы зритель имел возможность посмаковать забавные эпизоды и насладиться режиссерскими находками.