Охота на беспощадного зверя

Оценить
Охота на беспощадного зверя
Как охотничьи инспекторы борются с браконьерами

В ноябре на территории области в соответствии с установленными сроками открыты все виды охот – на кабана, пернатую дичь, пушных животных, на лося, косулю, оленя благородного и пятнистого. С приближением официального сезона охоты активизируются браконьеры. Инспекторам – государственным и производственным – теперь не до сна.

Воины леса

Рассказать об охоте и браконьерах согласился Алексей Ремизов, государственный охотничий инспектор. «Никаких стеснений, главное – чтобы тепло было», – говорит, встречая меня в Красноармейске, Алексей Илларионович, достает из машины и протягивает бушлат цвета хаки и прорезиненные сапоги по форме валенок. Мы садимся в белую «Ниву» с надписью «Государственный контроль и надзор». Асфальт заканчивается, полевая дорога после дождя – сплошное месиво – уводит в лес. Там служебный автомобиль государственного охотничьего инспектора демонстрирует чудеса маневра, бесстрашно сражаясь с ветвями и кустами и прыгая по лесным тропинкам и оврагам. А овраги в Красноармейском районе что надо – считаются самыми глубокими и непроходимыми во всей губернии. Внедорожник, квадроцикл, снегоход – по-другому тут не ездят. Как шутят охотники, «в лес можно заехать на любой машине. Но только один раз».

Пока мы едем, Алексей Ремизов рассказывает о своей работе. Он – государственный служащий, подведомственный комитету охотничьего хозяйства и рыболовства области. Его статус позволяет осуществлять надзор на всей территории области, однако, как правило, за каждым муниципальным районом закреплен один государственный охотничий инспектор.

Конечно же, один в поле, а уж тем более в лесу не воин. Госинспектор тесно взаимодействует с производственными охотничьими инспекторами и егерями охотхозяйств. Их полномочия ограничены охотничьим угодьем, сотрудниками которого они являются. Государственный инспектор проводит рейды как самостоятельно, так и вместе с сотрудниками правоохранительных органов. Также он сотрудничает с МЧС, пожарными, ветеринарами, лесничим.

Режим работы у госинспектора круглосуточный. Выезжать в рейды нужно в выходные, праздники – днем, а чаще – ночью. Госинспекторы и егеря знают: если будет четкий график работы, то злоумышленники под него подстроятся и постараются избежать нежелательных встреч. Люди сработались и в случае необходимости подменяют друг друга. Охранять животный мир надо в любую погоду. Раньше можно было расслабиться в дни ливневых дождей, но сейчас даже в ненастную погоду браконьеры могут охотиться, вооружившись современной техникой.

В семье не без урода

Конечно, полноценного рейда из нашей поездки не получилось – только ознакомительная двухчасовая экскурсия для изнеженного городом журналиста. Каждые десять минут – вопрос: «Не холодно ногам-то?» «А вот капюшон лучше вам надеть, простынете ведь».

Мы гуляем по кордону – посту лесной стражи. «Знали бы вы, в каких мы дебрях находимся!» – замечает Алексей Ремезов. Пробуем воды из лесного родника. А потом согреваемся сладковато-ароматным липовым (настоящим, из липового цвета) чаем из термоса. Алексей Илларионович уверен, что невозможно попробовать два одинаковых чая у двух охотничьих инспекторов. У каждого свой секрет приготовления, свои любимые ингредиенты, будь то иван-чай, боярышник или лесная земляника.

В качестве главного угощенья – захватывающие истории о лесной жизни.

«Дедушка один восьмидесятитрехлетний мне жалуется: «Приустал я вчера. Не догнал я лису». Я говорю: «А что ж ты ее не догнал?» Когда я узнал, куда она ушла, я в шоке был: на лыжах дедушка гнался за ней 12 километров в один конец, а потом столько же возвращался!»

Самым страшным кошмаром в своей практике охотничий инспектор Ремизов называет лесной пожар лета 2010 года, когда стояла аномальная жара: «Вышла из пожара лосиха, у которой был обгорелый бок, с лосенком. У нас пожилой егерь, которого сейчас уже нет с нами, так сильно переживал, выживет она или не выживет. К сожалению, не выжила. Мы ведь мало представляем, сколько от лесного пожара погибает зайчат, косулят, лисят. У зайца, например, такая особенность: большой убежит, а маленький ушки прижмет и сидит, не шелохнется».

Алексей Илларионович убежден, что профессиональные охотники – увлеченные, тонко чувствующие природу натуры, и таких – большинство. «Для такого человека важно просто в лесу побыть. Есть охотники, которые даже зайца не стреляют, а только преследуют ради того, чтобы послушать, как лает собака. Вы знаете, какой там перезвон идет! О жене не каждый так говорит, как о любимой собачке. А имена-то какие у тех: Айда, Ласка, Рада, Улька. Представляете, подъезжаешь к коллективу охотников – они стоят в живописном месте (на опушке леса, у берега озера), попадаешь в их атмосферу. За ними мусора не найдешь, костёр будет прилит. Ни один охотник никогда не застрелит мамку, не будет охотиться весной. Многие профессиональные охотники помогают охотничьим инспекторам в поимке злоумышленников. А браконьеры – ну, в семье не без урода. Это... Это просто нехорошие люди», – заключает Алексей Илларионович.

Борьбу усилить

Впервые в этом году, в связи с внесением изменений в действующее законодательство, в регионе была организована работа по осуществлению производственного охотничьего контроля. До недавнего времени егеря приписных хозяйств не могли нормально контролировать деятельность охотников – проверять у них документы, следить за оборотом продукции охоты. Например, теперь егерю можно останавливать транспортного средства в границах своего хозяйства и осматривать его, что немаловажно. «Если человек говорил, у него нет оружия, то открыть и осмотреть автомобиль егерь не имел права – нужно было вызывать или сотрудников полиции, или государственного охотинспектора», – поясняет Александр Гаврилов, начальник отдела государственного контроля и надзора за использованием объектов животного мира и среды их обитания областного комитета охотничьего хозяйства и рыболовства.

Но прежде чем делегировать производственным охотничьим инспекторам расширенные права, государство решило проверить их знания. Первый экзамен прошел в июле этого года, его успешно преодолел 21 кандидат (егерь). Со вторым экзаменом справились 9 октября 29 кандидатов из 35.

Другое изменение, вступившее в силу с лета этого года, – новые бланки разрешений на добычу охотничьих ресурсов. Если ранее была утверждена общая форма для выдачи разрешений без подразделений по конкретному виду, то теперь отдельные бланки выдаются на добычу конкретных видов животных. В разрешении указывается норма добычи, вид, а иногда пол и возраст животного. Бланки на добычу копытных животных – кабана, лося, косули, оленя и др. – обладают степенью защиты группы «Б». Подделка такого разрешения, как считают в комитете, будет иметь явный характер с вытекающими отсюда последствиями – привлечением к уголовной ответственности.

Для того чтобы получить разрешение, нужно оплатить госпошлину в 650 рублей на все виды охотничьих ресурсов и сбор за пользование объектов животного мира, который зависит от разных показателей. К примеру, сбор за добычу взрослого кабана составляет 450 рублей, за добычу сеголетка (возрастом до года) – 225 рублей. Для сравнения: за несанкционированную охоту на кабана полагается лишение права охоты сроком на один год с обязательным возмещением причиненного ущерба в размере 45 тысяч рублей.

Вооружены от зубов до тепловизионных прицелов

По вторникам и четвергам в комитете охотничьего хозяйства можно застать Константина Пескова. Он помогает сотрудникам комитета при проверке документов на получение охотничьего билета единого федерального образца.

Константин Павлович Песков работает производственным инспектором в охотничьем угодье «Буркинское» в Саратовском районе, принадлежащем ООО «Промэнерго». Вообще на территории нашей области 46 процентов территории являются общедоступными охотничьими угодьями и 54 процента – закрепленными, то есть на основании долгосрочной лицензии на право пользования объектов животного мира или на основании охотхозяйственного соглашения принадлежащими юридическим лицам. Животный и растительный мир считаются собственностью государства, которое определяет порядок использования данных территорий, предоставления отчетов о проведенных мероприятиях.

В «Буркинском» работают четыре егеря. За каждым закреплен свой участок, как правило, расположенный рядом с местом жительства егеря – его родным селом.

В этой профессии не бывает случайных людей. На такую должность попадают люди, которые выросли на охотничьих историях Тургенева, Пришвина и Арсеньева, в детстве увязывавшиеся со старшими на охоту и рыбалку – а потом их увлечение счастливо совпало с профессиональной деятельностью.

– Поймать браконьера непросто. По взмаху палочки никто не останавливается, – начинает рассказывать о поимке браконьеров Константин Павлович. – Приходится гоняться, преследовать, разговаривать на повышенных тонах, постоянно находиться в состоянии стресса. Браконьеры часто озлобленные, возбужденные, иногда под градусом. Они вооружены до зубов, по последнему слову техники, и применяемые ими способы становятся всё изощреннее и изощреннее. У них в арсенале внедорожники повышенной проходимости, электронные манки, приборы ночного видения, тепловизионные устройства. В основном используют нарезное дальнобойное оружие, которое может добыть зверя на значительном расстоянии. Зло браконьерства не только в уничтожении животных, но еще и в том, что создается фактор беспокойства: зверь уходит в более спокойные места, труднодоступные, а зачастую в худшие по кормовой базе.

«Бессилие – оно, безусловно, бывает»

– Выезжает браконьер на поля, где кормится зверь, выхватывает его лучом и производит выстрел, – приводит пример традиционных схем поведения браконьеров старший егерь Константин Песков. – Начинаешь искать – машины нет, он присел в кустике. По сотовой связи сообщил: «Добыл зверя, но здесь инспекторы». В прицел он видит нас. Смотрит – ага, уехали. Звонит, подъезжают его напарники, бросают животное в багажник и уезжают. В местах подъезда автомобиля браконьеры устанавливают шипы. Колеса машин инспекторов прокалываются, и браконьеры безнаказанно уходят.

Или, например, сделает браконьер незаконную приваду. Допустим, высыпет немного зерна для кабана. Зверь начинает кормиться. И когда зверь приваживается к этому месту, то браконьер залезает на дерево, дожидается зверя – и делает выстрел. Как правило, это происходит ночью. Как найти злоумышленника? Браконьер может прятать в лесу незарегистрированное ружье: вытащит его из-под пенька, размотает, отохотится, опять спрячет. Выходит из леса пустой. А зверь лежит там мертвый. Потом рассветает, браконьер приезжает как обычный грибник в гражданской одежде и грузит зверя.

Сейчас процветает такой вид, как установка петель. Браконьеры в местах выхода животных из леса ставят на их тропах петли, привязанные на тросах к деревьям. Кабан, лось или косуля, например, попадают в эту петлю и начинают душиться. Утром зверя добивают и увозят. Чем такой метод браконьерства опасен – своей бесшумностью. Выстрела, на звук которого реагируешь, нет, и не знаешь, где это произошло. Хоть разошли по лесу целый поисковый отряд, все равно он будет не в силах обнаружить эти петли. И зверь в этих петлях погибает очень мучительно. Святого абсолютно ничего нет.

Или другой способ: в металлической пластинке просверлена дырка, вырезанная в форме звезды, тросом она тоже привязывается к дереву, и расставляется это на тропе. Когда лапа копытного зверя проваливается внутрь, острые углы прогибаются под весом вниз под углом, и зверь уже не может выдернуть обратно лапу. Браконьер подходит и добивает беззащитного зверя, – объясняет Константин Песков.

О мотивах браконьерства Константин Песков говорит так:

– Это не развлечение, а поставленный на широкую ногу бизнес. Сейчас практически невозможно встретить людей, которые вынуждены охотиться для того, чтобы добыть пропитание для себя и своей семьи. Как правило, добытые незаконным путем животные реализуются через сети общепита. Отследить потоки очень трудно. Будем говорить честно, не каждый факт браконьерства пресекается.

– А не бывает ли у вас чувства отчаяния от того, что браконьер всегда быстрее и играет без правил?

– Будем говорить честно, все мы люди, и если человек с нормальной психикой, конечно, у него бывают такие моменты. Постоянное дежурство и усталость... Честное слово, иногда ощущаешь себя пешкой в игре, а где-то там Большой брат следит за тобой. Ты приехал в лес – люди знают, ты уехал – сигнал «ага, можно работать». Или останавливаешь человека, знаешь, кто он, что сделал, но очень трудно доказать его вину или пресечь его действия. Мы, егеря, в слаженном коллективе друг друга поддерживаем: «Ну ладно, не сегодня – завтра...» Да, бессилие – оно, безусловно, бывает.