«Меркурий» пускает пузыри

Оценить
«Меркурий» пускает пузыри
Рядовые члены кооператива не знают, что и думать. Фото Светлана Лука
Бобровский вариант сказки про Лапоть, Соломинку и Пузырь

Дело сельскохозяйственной кредитной кооперации в Российской Федерации переживает сейчас очень смутные времена. О том, что что-то надо делать, потому что как-то всё идет не очень правильно, на федеральном уровне задумались года три назад. Запрос на изменения созрел снизу. Но вот прошло уже три съезда кооператоров, а всё стало только хуже.

Даже несмотря на то, что весной нынешнего года президент России Владимир Путин подписал закон, который направлен на повышение финансовой устойчивости кредитных кооперативов. В Кремле решили, что эти кооперативы нужно отдать под надзор Центрального Банка РФ. И летом нынешнего года они уже значились под этим надзором и контролем. Но, как признали сами работники Центрального банка месяц назад на совещании с руководителями кооперативов, фактически надзор еще не установлен. Пока продолжается совершенствование документов Центробанка, кооперативы идут ко дну. Как они пускают пузыри, сопротивляясь агонии, наблюдала в минувшую субботу в Красноармейске.

Жили явно не по средствам

Жили-были в селе Бобровка Красноармейского района Саратовской области маленькие фермеры. Занимались они растениеводством на небольшом количестве гектаров. У кого 500 га было в аренде, у кого тысяча. Приносила эта работа неровный доход, потому что никто не отменял в Саратовской области зону рискованного земледелия. Бывали годы, что без кредита сеять было не на что. Но взять маленький кредит в российском банке маленькому фермеру так же трудно, как и большой. Поэтому создание кооператива «Меркурий» в 2006 году фермерам из села Бобровка показалось очень хорошим выходом. Тем более что руководить им взялся свой же, бобровский, житель, в прошлом работавший на местном элеваторе.

Восемь лет все обращавшиеся за кредитами фермеры с этим кооперативом не знали горя. И если не «птицей счастья» его считали, то «палочкой-выручалочкой» уж точно. Никаких сомнений в нечестности руководства кооператива у фермеров не было. И никакого интереса к его финансовой отчетности никто из них не проявлял. Потому что главный бухгалтер тоже была своя – бобровская. По улицам ходила она смело, от людей не пряталась. И вдруг громом среди ясного неба нынешней весной ударило членов этого кооператива известие о том, что задолжали они на самом деле гораздо больше, чем думали. Нашлись и такие фермеры, что совсем не брали кредит, а значатся в должниках.

В кабинете председателя кооператива Лукьянова фермеры в присутствии журналистов пытались в минувшую субботу разобраться, как же так случилось, что их обманули. Суть обмана проста как мир. Кредитный портфель красноармейского кооператива «Меркурий» состоял из зай­мов, которые он сам брал в последние годы в областном кредитном кооперативе «Гарант». Зарабатывать он должен был на разнице в процентах. («Гарант» давал последние кредиты «Меркурию» под 16% годовых, а «Меркурий» выдавал маленьким фермерам деньги уже под 26–28%.) Когда председатель кооператива сделал эту схему основной рабочей, он надеялся, что кредитов красноармейские фермеры возьмут много – миллионов на 20. И отдавать их будут не то что вовремя, а даже досрочно. И вот на оборотах кооператив и заработает.

Но особой нужды в больших деньгах под такой процент у фермеров не было. И кредитный портфель «Меркурия» составлял миллионов пять в год. Да и эти деньги люди не всегда выбирали. Но открытую в «Гаранте» кредитную линию надо было обслуживать полностью. Куда и кому раздавались деньги, не востребованные членами кооператива, они не знают. В субботу им обещали, что дадут посмотреть отчетность в среду вечером. Возмущенные фермеры подозревают, что остатки взятых у «Гаранта» денег, председатель и бухгалтер крутили по собственному усмотрению. Намекают на то, что «Меркурий» мог, например, помогать ими кооперативу «Гермес». Дело в том, что их председатель Владимир Лукьянов имел к нему непосредственное отношение.

Владимир Викторович, правда, всякую связь отрицает. Говорит, что «Гермес» – это сбытовой кооператив, что было время, когда он занимался мясом (ну не он сам, а зять на самом деле), поставляя его по тендерам в бюджетные учреждения. И что «Гермес» всего лишь пользовался офисом «Меркурия», но платил за это субаренду (документы, подтверждающие это, пока еще никто не видел). И уж ни в коем случае «Гермес» не пользовался деньгами «Меркурия», а если их ему и выдавали, то под те же самые проценты, что и фермерам.

Владимир Лукьянов
Владимир Лукьянов считает, что он прав

Так это или не так на самом деле, предстоит проверить правоохранительным органам. Очутившись один на один с долгами, фермеры попросили вмешаться в финансовые дела кооператива прокуратуру. Говорят, что проверку начал ОБЭП. Какие документы получили следователи, пока не известно. Потому что дела в красноармейском кооперативе «Меркурий» устроены так, что нельзя щелчком мыши вывести на принтер ни годовую, ни текущую отчетность. Бухгалтер Марина Будаева ее выписывает на лист бумаги с экрана компьютера. Один лист – один год. Внизу столбца с наименованием месяца показан финансовый итог. До 2009 года каждый месяц помечен минусом. Но значения убытков небольшие. Дальше – убытки считаются десятками и сотнями тысяч рублей. Но удручающий финансовый результат никак не отражается на стоимости содержания кооператива.

Прошу бухгалтера показать раскладку расходов на жизнеобеспечение «Меркурия» на месяц. Получаю прекрасный пример месяца прошлого, 2014-го года.

Аренда помещения – 13000 рублей, заработная плата – 31000, страховые взносы в ПФР и ФСС – 10000, бензин – 7600, аренда автомобиля – 4400, расходы на канцелярские принадлежности – 1280, на услуги связи – 2500, на хозяйственные нужды – 5000, на оргтехнику – 1830, на услуги банка – 1750, за интернет – 1540, на командировки – 3350, взносы в ревизионный союз – 1700, взносы в областную ассоциацию фермеров – 1250, оплата информационных услуг – 1150, реклама – 8570. В общем, вот так понемножку сто тысяч и набирается. В месяц. Что означает 1200000 рублей в год.

– Куда делись деньги кооператива? – спрашивали маленькие фермеры большого начальника «Меркурия».

– Кооператив их съел, – отвечал Владимир Лукьянов. – Сами себя мы съели.

Но то, что от кооператива давно уже остались только рожки да ножки, а скоро рухнет и последнее, репутация, Владимир Викторович предпочитал хранить в секрете. Он и сейчас зол на разбушевавшихся фермеров за то, что они взялись афишировать кооперативные дела.

Очень хотелось сохранить руководящее место работы

В кооперации Владимир Лукьянов ничего не смыслил, когда взялся за этот непростой гуж. Сам признаётся. Не скрывает и того, что взял портфель председателя, не особо раздумывая: «Работал на элеваторе. Про кооперацию ничего не знал. Сейчас дело прошлое. Да, не надо было браться за это. Но, с другой стороны, чем-то мне надо было заниматься? Я сидел без работы».

Говорит, что его приход на место председателя кооператива поддержал тогдашний руководитель районной ассоциации фермеров Николай Сараев. Он хорошо стоит на ногах, у него крепкое хозяйство. И он обещал финансово помогать кооперативу. Но как-то слова остались словами. И сейчас вот, в ситуации, когда кооператив то ли еще стоит на ногах, то ли уже рухнул, вместо того чтобы поддержать запутавшихся товарищей рублем, ушел на дно и предпочитает с Лукьяновым не связываться. Более того, по словам председателя Лукьянова, Сараев даже принес заявление на выход из кооператива. И с журналистами этот крепкий хозяин говорить не захотел. Я думаю, что Сараев предпочитает дождаться развязки. Председатель Лукьянов надеется, что он просто обдумывает, как помочь «Меркурию», но готового рецепта у него пока нет.

Помочь «Меркурию» на самом деле можно, только закрыв его долги перед «Гарантом». Конечно, с условием, что сразу после этого Лукьянова рядом с кооперативом и близко не будет. Но на первое председатель «Меркурия» очень согласен, а второе условие даже в голову не берет. Наоборот, у него на столе лежит черновик нового устава кооператива, где, кроме финансовых услуг, он готовится взять на себя и снабженческие, и сбытовые, и консультационные функции. И это несмотря на то, что всё прошлое громадьё лукьяновских планов уже давно рухнуло.

Самый страшный тайный план по спасению кооператива относится к 2009 году. Тогда у «Меркурия» была открыта кредитная линия в Россельхозбанке, и деньгами этого банка с накруткой процентов был выдан кредит красноармейскому предпринимателю – больше двух миллионов рублей. Предприниматель деньги не отдал. А руководитель «Меркурия», вместо того чтобы сдать этого предпринимателя со всеми потрохами банку, решил закрыть его долг деньгами кооператива, а потом заработать и перекрыть эти неожиданные траты или отсудить деньги с недобросовестного в расчетах члена кооператива. Судебный процесс длится до сих пор. Никаких денег «Меркурий» назад не вернул. А снежный ком долгов начал расти с тех пор всё быстрее и быстрее.

Каждый следующий план по спасению был провальнее предыдущего. Лукьянов хотел поправить пошатнувшееся здоровье кооператива с помощью вкладов жителей Красноармейска, которые обещал оплачивать щедрыми 24% годовых. Объявление об этом до сих пор висит на дверях «Меркурия», но Лукьянов говорит, что уже не оказывают они эту услугу. (Сколько раз оказали, не признаётся. Сколько людей сначала принесли свои деньги, а потом забрали с высокими процентами – тоже. Но на то, что дело обстоит не очень ладно, указывает резкое сокращение членов кооператива – с 89 человек до 36.) «Кто были эти люди, которые состояли в «Меркурии» членами?» – спрашивают Лукьянова односельчане из Бобровки. А он молчит, как рыба в пироге. И не выдаёт эту страшную тайну.

Следующей попыткой выправить кооперативную лодку стало желание заниматься выдачей материнского капитала. Члены кооператива где-то добыли информацию, что за эту услугу «Меркурий» брал по 50 тысяч рублей. Подтвердить эти слова, правда, никто не может. И опровергнуть тоже. Потому как финансовые документы будут готовы в лучшем случае только через несколько дней. Лукьянов что-то говорит, что не все же эти 50 тысяч они брали себе, что надо было и «Гаранту» отдавать, у которого брали деньги в кредит на выдачу, и что по большому счету именно из-за «Гаранта» такое хорошее дело, как выдача денег мамочкам сорвалась, потому что «Гарант» перестал кредитовать «Меркурий».

Кто-то напоминает Лукьянову, что мамочки тоже ведь пострадали. Потому что к некоторым уже пришли описывать имущество. И задают люди своему председателю осторожно вопрос: неужели ко всем, получившим материнский капитал через них, придут? И Лукьянов что-то бурчит в ответ, из чего ясно, что не исключено. Совсем не исключено. Потому что по действующему уставу кооператива все его члены отвечают за все его долги своим имуществом. А кроме этого, по давнишней договоренности имущество любого члена кооператива может быть оформлено в залог для получения кредита «Меркурию». Даже если тот, чье имущество заложено, не берет кредит несколько лет подряд.

Последнее обстоятельство усугубило положение членов «Меркурия». Многие из них вдруг узнали, что они – третьи лица и обязаны отвечать по чужим кредитам. Или деньгами, или лишившись залога, в который записаны у кого сельхозтехника, у кого – личные автомобили.

Кто, кому, куда, когда – уже ничего не понятно

Мы вышли курить, и растерянные мужики, оказавшиеся без вины виноватыми, рассказывали, что они никаких таких договоров о закладе своего имущества не подписывали с кооперативом «Гарант». Но внезапно, вот уже нынешней осенью, получили их со своими печатям и подписями. Признаются, что иногда шлепали печать на пустые листы, но точно не подписывали. Бухгалтер Марина Будаева будет уверять их потом, что такие договоры о залоге они подписывали с «Меркурием». Они соглашаются – про «Меркурий», но не про «Гарант». И свои подписи под гарантовскими договорами отказываются признавать.

Договоры эти кредитные инспекторы «Гаранта» привезли фермерам в конце октября нынешнего года. В областном кооперативе, видно, уже махнули рукой на «Меркурий» и хотят вернуть деньги напрямую. Фермеры, которые брали кредит на самом деле и пользовались деньгами, платить не отказываются. Но их смущает, что платить придется дважды. Как выяснилось, далеко не все деньги, которые они приносили в кооператив «Меркурий» в зачет долга, дошли до «Гаранта». Особенно пострадала семья Зотовых. Они должны были 600 тысяч рублей. И все их принесли в «Меркурий». Но из «Меркурия» в «Гарант» ушли только 240 тысяч рублей. И теперь Зотовым нужно еще раз поднапрячься и отдать теперь уже прямо «Гаранту» 360 тысяч рублей. И еще неизвестно, сколько добавить, когда «Гарант начнет взыскивать с «Меркурия» остальные долги с учетом солидарной ответственности его членов.

Виталий Сметанин остался должен, по его подсчетам, 50 тысяч рублей от долга в 200 тысяч. Но ему принесли договор, в котором значится целый миллион. И подобные примеры с неразберихой в документах есть у каждого. «Смотрите, что получается: из 4100000 мы заплатили все вместе два с лишним миллиона, а до «Гаранта» дошло только 240 тысяч рублей», – говорит Виталий Сметанин.

Председатель и бухгалтер не устают снова и снова повторять, что члены кооператива сами виноваты, что попали в такую непростую ситуацию. Надо было читать и устав, и документы. Люди им в ответ: «Мы же вам доверяли». «А не надо было», – отвечают председатель и бухгалтер. И в том, что не видели отчетности финансовой с 2007 года, люди, оказывается, виноваты. По версии Владимира Лукьянова, он не должен был ее посылать им заказным письмом приложением к приглашению на отчетное собрание. Кто хотел, мог сам прийти и поинтересоваться.

– Да что же вы нам ни разу не сказали, что кооператив уже задолжал «Гаранту» более 11 миллионов рублей? Почему не рассказали, как это случилось?

Но Владимир Лукьянов продолжает считать себя правым и говорит, что в приглашениях на собрание он намекал, что у кооператива тяжелое финансовое положение. Но 50 процентов членов не собирались. И значит, отчет по финансовым делам за год он по закону не имел права делать, если отсутствовал кворум. И вот так и получилось, что с 2008 года ни разу не отчитывался.

Все кричат. Все считают себя правыми и пострадавшими. Фермеры отлично понимают, что имущество у них опишут, долги взыщут. Что сеять им будет на следующий год нечем. Что кредит будет взять негде, потому что кооператива считай что нет. А до Владимира Лукьянова начинает доходить, что ему может и тюрьма светить. Хотя, наверное, он это давно на самом деле понимает. Потому что фиктивно развелся с женой некоторое время назад, чтобы обезопасить семейное имущество. «Не было никакого воровства. Ну ладно, признают меня виновным. Но они-то сами без ничего останутся», – говорит.

«Мы уже четвертое собрание спрашиваем Лукъянова: а вы-то чем рискуете? А у меня ничего нет, говорит он. Так вы почему не кричали, не вопили? Люди сейчас-то понимают, что если бы вы каким-то чудом кредитную линию закрыли, то снова бы дали нам кредит, и вот этот ужас отсрочился бы просто еще на год», – пеняет Лукьянову Валентина Зотова. Говорит, что она бывшая доярка. Но вот и она разобраться во всём наконец смогла. Что люди – дураки доверчивые оказались, а начальство кооперативное – трусами подлыми.

Вот такая вот современная иллюстрация к сказке про Лапоть, Соломинку и Пузырь. Помните, как они долго рядились, на ком перебраться через реку, а потом все вместе и утонули, неправильно сделав выбор?