«Слепота»

Оценить
«Слепота»
Санкт-петербургское издательство «Азбука» в популярной серии покетбуков «Азбука-классика» переиздало наиболее известный роман португальского писателя Жозе Сарамаго «Слепота»...

Санкт-петербургское издательство «Азбука» в популярной серии покетбуков «Азбука-классика» переиздало наиболее известный роман португальского писателя Жозе Сарамаго «Слепота» (любители кино знают также экранизацию этого романа – с участием Джулианны Мур и Майкла Руффало).

«Своими притчами, пронизанными воображением, состраданием и иронией, он дает нам возможность вновь и вновь постигать ускользающую от нас действительность». Формулировка, с которой Нобелевский комитет присудил Жозе Сарамаго премию по литературе, имеет прямое отношение и к названному роману (впервые вышел на языке оригинала в 1995 году). По мнению ряда современных критиков, творчество Сарамаго принято, пусть и с некоторыми оговорками, относить к магическому реализму: «Его фантасмагорическая проза исполнена идеей всечеловеческого равенства и глубоким гуманизмом». Как бы ни старались любители science fiction and fantasy записать Сарамаго в круг «своих» авторов, это едва ли удается. И если в романе «Перебои в смерти», где люди внезапно перестают умирать, четко обозначена пусть невероятная, но все-таки конкретная причина биологического феномена (Смерть, обидевшись на род людской, однажды объявляет забастовку), то из романа «Слепота» всякого рода объяснения – по авторскому произволу – вообще убраны. Книга является сложной амальгамой традиционной притчи, научной фантастики, мрачной антиутопии и постапокалиптической робинзонады в духе «Дня триффидов» Джона Уиндема (хотя в романе Уиндема объяснение массовой слепоты, разумеется, представлено читателям).

Итак, в один несчастливый день безымянных жителей неназванной страны поражает странная эпидемия: они перестают видеть, отныне перед их глазами плавает ярко-белый туман. Что это – эпидемия, божье наказание, генетический сбой? На первых порах власти страны полагают слепоту заразной болезнью и, чтобы не дать недугу распространиться, пытаются интернировать первых ослепших. Однако карантин не помогает. Недуг проникает сквозь любые препоны и кордоны. Число заболевших угрожающе растет, хаос ширится, и вскоре население всей страны превращается в брейгелевских «Слепых», лишенных поводыря. Только одна главная героиня книги – жена врача-офтальмолога – не утрачивает зрения. Но скольких людей она способна повести за собой? И может ли вообще сделать хоть что-нибудь единственный зрячий в царстве слепых? Хотя роман завершается формальным хеппи-эндом, вопросы, заданные писателем, остаются и после того, как перевернута последняя страница книги.