Паровоз, чемоданы и солнце в тумане

Оценить
Паровоз, чемоданы и солнце в тумане
Для начала про нашего главного героя – господина Лобанова. Врут, что он пытается обеспечить свое будущее и разносит повсеместно чемоданы доказательств своей непричастности к делам Зубакина.

– Привет, что нового? Зачем солнце к нам снисходило?

– Пока известен только официальный инсайд – определиться с местом строительства будущих храмов. А дальше будет видно. Привет.

– Ясно, самая интересная новость тебе пока неведома. Тогда давай остальные. Ведь у тебя есть слухи?

– Да. В избытке. Для начала про нашего главного героя – господина Лобанова. Врут, что он пытается обеспечить свое будущее и разносит повсеместно чемоданы доказательств своей непричастности к делам Зубакина.

– Сильно. А что Зубакин?

– Опять же врут, что чистосердечными признаниями скостил себе лет семь. Но всё равно у этого шикарного паровоза будет вагонов пятнадцать последователей.

– Сильно.

– Но продолжим про Лобанова. Вроде как в энгельс­ской Рублевке на некогда охраняемой зеленой зоне вырубили лес и бамовскими темпами возводят два особняка.

– А ему зачем?

– Не ему, а, по слухам, двум большим полицейским начальникам. Дабы спасли. Причем эти самые начальники уверены, что эта недвижимость ну никак не сопоставима с долгами – капля в море.

– Слушай, как у них всё запущено. Кстати, о полицейских начальниках: а зачем Курихину было запускать такую странную информацию об Аренине?

– Врут, что этой инфе предшествовала длительная беседа.

– Видимо, о чем-то не договорились?

– Именно. Я тебе больше скажу – якобы Аренин, прежде чем дать свой эпохальный коммент, согласовал его содержимое не только с ведомственными, но и с нашими большими земляками в Москве.

– Это там, где Аренин говорил про выборы Курихина от Милана? Остроумно и двусмысленно. И косвенно подтверждает слух о приобретении нашим олигархом недвижимости в Европе.

– Это уже домыслы и наветы. Да, кстати, о Панкове и Курихине. Врут, что наш депутат утверждает, что все свои действия согласовывает с Николаем Васильевичем и даже, бери выше, самим солнцем...

– Но это как-то не бьется с комментариями Аренина.

– Вот ты зачем пытаешься анализировать слухи? Принимай их как факт.

– Я пытаюсь. Что еще?

– Еще накануне визита госпожи Голодец случилось большое совещание для главных врачей. Проводила мероприятие заместитель министра, которая на чистом глазу сказала, что данные о 15 процентах смертности по вине врачей сильно преуменьшены. И дама назвала другую цифру – 50 процентов.

– Переведи. Не поняла. У нас в регионе смертность процентов 10.

– Да и половина этих смертей – «заслуга» врачей.

– Ужас. Впрочем. Меня это не удивляет.

– А еще дама от медицины сказала, что все тарифы в здравоохранении во всех учреждениях должны быть одинаковыми.

– А Саухин на этом мероприятии был? У него же иное мнение.

– Был. И улыбался. Ласково-ласково.

– Понятно.

– И еще слухи по следам визита: московские гости очень удивлялись нашей статистике. Если в других регионах плановые показатели смертности стараются снижать, то у нас план растет. Было, например, 10 процентов, а стало 13.

– И что? Показывают реальную картину.

– Это да, но талантливо. Потому как выросший плановый показатель не достигается. Например, вместо 13 процентов умирает всего 12,8.

– И всё равно картина печальная.

– Хорошо, давай взбодрю. Слухи о скором переходе Фадеева на руководство города усиливаются. Близкое окружение скорбит о снижении статуса...

– И зачем ты со мной так? Город очень жалко, и так разруха, всё течет, всё рушится. И зима на носу...

– Ладно, не отчаивайся. У некоторых ситуация еще хуже. Врут, что у господина Березовского долгов на миллиард.

– Это ты меня утешила? Или предлагаешь помочь Березовскому?