«Гераклитов, из Саратова»

Оценить
«Гераклитов, из Саратова»
Великий труженик, добрый, светлый, скромный и очень обаятельный человек

Имя Александра Александровича Гераклитова (1867–1933), саратовского историка, краеведа, архивиста, родоначальника изучения истории мордовского народа, профессора университета, специалиста в области палеографии, бумажных водяных знаков, большого знатока первопечатной книги, знакомо всем, кто не равнодушен к прошлому нашего края. Его перу принадлежит семь десятков опубликованных научных трудов. Жизнь Гераклитова, связанная с преодолением постоянной бедности и болезней, наверное, может быть олицетворением вековой судьбы целого слоя русского общества – интеллигенции.

Происхождением своей фамилии Александр Александрович обязан деду. По семейной легенде, на вопрос ректора Пензенской семинарии «Как твоя фамилия?» юный семинарист от страха расплакался и с тех пор стал Гераклитовым в честь древнегреческого философа, якобы часто плакавшего от досады на не понимавших его людей.

Детство Саши, наполненное шумом и гамом саратовских улиц, запахом Волги и пыли, было радостным и счастливым. Мальчик жадно впитывал окружавший его мир волжского города: вид мостовых и тротуаров, колорит базаров и ярмарок, незабываемые зрелища нередко случавшихся пожаров, звуки гармоники, крики торговок, облик бурлаков, чиновников, полицейских, извозчиков, галахов, муравьятников (торговцы муравьиными яйцами) и прочих местных обитателей. Всё это позже он опишет в своих воспоминаниях.

Отец Гераклитова, чиновник, получал настолько ничтожное жалованье, что вся семья вынуждена была шить бельё для воспитанников Александровского ремесленного училища. Вечерами, собравшись за круглым столом, домочадцы слушали отца, читавшего вслух книги. Видимо, эти чтения заложили у Александра Александровича любовь к книге на всю жизнь.

После окончания Саратовской классической гимназии, в 1887 году, Александр поступил в Казанский университет на историко-филологический факультет, но уже на первом курсе покинул его стены по «домашним обстоятельствам». Он надеялся вскоре поступить в Московский университет, однако болезни матери и сестры вынудили его пойти на заработки. Устроившись в Саратовскую казённую палату писцом 2-го разряда, он дослужился до должности помощника столоначальника, всё время «мечтая вырваться из этого болота».

Чтобы «не дать засосать себя обывательской тине и не задохнуться окончательно», Гераклитов находит выход в чтении и в общении с близкими по духу людьми. В 1908 году он становится членом Саратовской учёной архивной комиссии и даже получает должность помощника библиотекаря. По собственному признанию Гераклитова, комиссия «была моим университетом». Вскоре его избирают хранителем исторического архива. Работал Гераклитов самозабвенно: привёл в порядок столбцы (т. е. документы в форме свитков), затем разобрал и остальные дела архива, сгруппировав их по фондам, и составил описи. Параллельно с упорядочением архивных дел он готовил отдельные документы к публикации. Занимался изучением вспомогательных исторических дисциплин, филиграней, издал ряд статей, посвящённых различным вопросам истории края XVI–XVIII вв. При этом следует иметь в виду, что архивная комиссия – это общественная организация, и люди работали в ней в свободное от «основной службы» время.

Гераклитова, как «самого полезного участника» комиссии, делегировали от Саратовской губернии на первый съезд представителей губернских ученых архивных комиссий, который проходил в Петербурге в мае 1914 года. Он поехал в столицу с обстоятельным докладом о положении архивного дела в ряде губерний. Съезд проходил в Михайловском дворце – резиденции великого князя Николая Михайловича. Годы спустя Гераклитов со свойственной ему самоиронией вспоминал о своём знакомстве с великим князем. Явившись во дворец и зарегистрировавшись, Гераклитов заметил пожилого военного «простецкого вида, в серой тужурке». Желая блеснуть светскими манерами, он с достоинством отрекомендовался: «Гераклитов, из Саратова». В ответ услышал: «Романов, из Петербурга».

В июне 1918 года Гераклитов становится уполномоченным Главного архивного управления по Саратовской губернии и берёт на учёт гигантское количество ведомственных архивов.

Осенью 1917 года при саратовском университете открылся историко-филологический факультет, и Гераклитов был приглашён занять должность библиотекаря факультета. В июне 1918-го он избран на должность младшего ассистента кафедры русской истории, а вскоре стал штатным доцентом. И именно Гераклитову, с его опытом работы с рукописями, имевшему навыки библиотекаря, в 1919 году поручили создание рукописного отделения фундаментальной библиотеки университета.

В октябре 1928 года Гераклитов становится профессором кафедры мордовского языка и культуры. Ездит в командировки в Пензу, Нижний Новгород, Казань, Симбирск, Самару, где проживало много мордвы, и даже использует свой отпуск для поездок «по мордве».

Во время одной из таких поездок Гераклитов сильно простудился; простуда перешла в туберкулёз гортани. Ему неоднократно советовали временно воздержаться от преподавательской деятельности и архивной работы. В 1930 году он был «признан как педагог абсолютно нетрудоспособным». Справка из клиники болезней носа, горла и уха имени Н. П. Симановского констатировала, что «утрата трудоспособности произошла в условиях, связанных с преподавательской деятельностью».