Ксения Бурковская: Черлидинг появился в СССР

Оценить
Ксения Бурковская: Черлидинг появился в СССР
Россия полнится мифами о своем спорте: что в футболе играют не спортсмены, а дорогостоящие «бревна», что скучнее керлинга в мире нет ничего, что черлидеры – это пошло прыгающие девушки с помпонами.

Россия полнится мифами о своем спорте: что в футболе играют не спортсмены, а дорогостоящие «бревна», что скучнее керлинга в мире нет ничего, что черлидеры – это пошло прыгающие девушки с помпонами. Развеять некоторые стереотипы мы попросили Ксению Бурковскую – президента «Саратовской областной спортивной федерации черлидинга». К слову, 30 апреля следующего года впервые будет проходить Кубок Саратова и Саратовской области по этому виду спортивной подготовки.

– В нашей стране черлидинг был признан видом спорта 12 февраля 2007 года по указу тогдашнего министра спорта Вячеслава Фетисова. А когда черлидинг появился в Саратове и кто стоял у его истоков?

– На данный момент в области имеется два подразделения черлидинга: в Саратове и Энгельсе. В Саратове юридически федерация появилась в 2012 году, и у ее истоков, можно сказать, стояла я. Мы специально ездили в Москву, обучались.

– Как вы к этому пришли?

– Я занималась художественной гимнастикой до 16 лет, потом бросила, но мне не хватало физических нагрузок. Я пошла в танцы, но они не сказать что меня сильно заинтересовали. Тогда я подумала, как соединить танцы и спорт, чтобы это и было интересно, и имело определенную нагрузку. Полазив в интернете, обнаружила в Москве Федерацию черлидинга России. Поехала туда, обучилась и стала обучать здесь.

– А эти курсы оказались затратными?

– Три года назад Федерация черлидинга была заинтересована в открытии саратовского регионального отделения, поэтому мы тратили деньги только на дорогу и жилье, а учились бесплатно. Сейчас эти курсы можно и нужно проходить каждый год – это как повышение квалификации. На данный момент Федерация черлидинга России включает ориентировочно 53 региона.

– То есть имеются еще регионы без местных федераций?

– Да, есть куда развиваться.

– А до появления федерации в Саратове здесь черлидинг был?

– Был, но на уровне группы поддержки. У БК «Автодор» такая группа существует уже лет 15 в разных видах: танцевальные коллективы, гимнастки. Однако юридически они не зарегистрированы. Что же касается черлидинга как вида спорта, то он в Саратове существует три года.

– Вы сами сейчас занимаетесь черлидингом или выполняете исключительно функции президента?

– У меня есть своя команда, где я являюсь тренером. Я занимаюсь черлидингом, но не как спортсменка, то есть в соревнованиях не участвую.

– Сколько сейчас команд в Саратове?

– Десять. В среднем по двадцать человек в составе.

– Для такого города, как наш, это много или мало?

– За три года, я считаю, это много. В том же Челябинске не намного больше, хотя у них этим спортом занимаются уже 10-15 лет.

– Президент тамошней федерации в свое время жаловалась, что публика их зачастую горячее поддерживает в области, в том же Магнитогорске, чем в областном центре. А как с этим обстоят дела в Саратове?

– Если говорить о простых жителях, то восприятие хорошее. Детям нравится заниматься, родители тоже рады. Если же мы говорим об администрации города или министерстве спорта, туризма и молодежной политики, то они нас приглашают выступать на многие мероприятия, но, по большому счету, серьезной поддержки не оказывают. Есть, безусловно, соревнования, на которые выделяются гранты, закупаются медали и кубки. Но что касается помещений, то здесь мы все снимаем на свои деньги и самостоятельно ищем учреждения, как, например, Саратовский государственный университет, с которым заключаем договор как юридическая организация.

– Но диалог с министерством все-таки есть? Они обещают помощь в будущем? Вы же наверняка пытались решить вопрос с помещением?

Ксения Бурковская– Да. Но нам даже обещания не дают. Потому как в министерстве все-таки сидят люди слова. Они нам объясняют, что свободных помещений под черлидинг пока нет.

– За счет чего формируется бюджет федерации? На вложения участников?

– Да. Спортсмены являются членами федерации и ежемесячно оплачивают членский взнос. Часть суммы идет на аренду помещений, часть – на зарплату тренерам, часть – на развитие федерации, которую тоже надо содержать.

– Это дорогое удовольствие?

– Да, без поддержки администрации города и министерства очень сложно.

– По российским меркам саратовский черлидинг успешен?

– Если брать соревнования всероссийского уровня, то в прошлом году команда, занимавшаяся меньше года (а соревнования проходят между теми, кто занимается меньше года, больше года, трех и более лет), заняла первое место. Я считаю, что это хороший результат. Спрашивали у коллег из других городов, у всех положительные отзывы. Повторюсь, за три года мы сделали хорошую работу.

– А российский черлидинг по мировым меркам – интенсивно развивающийся вид спорта?

– Нет. Если брать мировые чемпионаты, то мы занимаем там последние места. Первые – у США и Японии.

– С большим отрывом?

– Да. Россия пока не может тягаться с лидерами. Почему? Потому что это не олимпийский вид спорта и не поддерживается активно государством, хотя развивается 15 лет.

– Насколько я знаю, черлидинг изобретен британцами, но в своем современном виде это американский вид спорта... Как я понимаю, США и сейчас находится на недосягаемой высоте. Имеются ли хоть какие-то предпосылки, чтобы их догнать? И если да, то каким образом?

– Немного поправлю: на самом деле черлидинг появился в СССР. Во всяком случае этой версии придерживаются в современной России. На олимпиадах спортсмены выстраивали фигуры, выступали с различными средствами агитации: флажки, плакаты. Просто американцы взяли это за основу, выработали правила и юридически все оформили. Как с «Автодором», у которого была группа поддержки (гимнастки и танцевальные коллективы) еще до официального признания черлидинга. А американцы все красиво оформили, создали команды и начали соревноваться.

Догнать США в спортивном плане, в плане пиара и сотрудничества с вузами, боюсь, уже не получится. Просто здесь надо брать и перенимать их методы.

– Мы перенимаем их опыт в плане массового внедрения черлидинга в студенческую жизнь, когда любая студенческая команда имеет свою группу поддержки? Или всё не весело?

– В основном да, печально. Однако есть университеты и в Москве, и в Саратове – СГУ, например, – которым это интересно. В этом году мы хотим организовать межвузовские соревнования, которые смогли бы стимулировать создание новых групп поддержек.

– Помимо вузов, планируется участие колледжей?

– Мы считаем, что начать надо с вузов – это направление перспективней, все-таки студенты – люди уже взрослые и лучше понимают, что от них требуется. А после них, конечно, пойдем и в сузы.

– Вообще в России имеется хотя бы один город, федерация или университет, у которого условия для занятий черлидингом приближались бы к условиям благополучного американского аналога?

– На данный момент в черлидинге первое место занимает Ростов-на-Дону с командой «Деметра» Южного Федерального университета. На них равняются и у них хорошие условия.

Вообще могу сказать, что создать площадку для развития черлидинга очень трудно. Это даже не гимнастика и не акробатика. Боюсь, что он потребует большего вложения средств, чем любой другой вид спорта. Это достаточно эклектичный вид спорта, требующий огромного количества оборудования. Мы пытаемся в нашем зале или в СГУ сделать подходящую обстановку, но она не идет в сравнение с теми центрами, что есть в США. Черлидинг – это шоу, а для шоу нужны условия.

– Как к черлидингу относятся другие спортсмены, с которыми вы потенциально можете сотрудничать?

– Существует два варианта черлидинга: как группа поддержки спортивных клубов и как самостоятельный вид спорта. Мы можем поддерживать любой вид спорта, и для этого даже не обязательно выходить на поле. Например, хоккейный клуб «Кристалл» мы будем официально поддерживать с трибун.

– Стоит ли ожидать подобного с «Соколом», «Протоном» и «Автодором»?

– Мы выслали им предложения, поддержанные министерством. «Кристалл» уже согласился. Хочется надеяться, что и остальные клубы примут положительное решение.

– Есть распространенный стереотип, что черлидинг – это не мужской вид спорта. А ведь им занимались Эйзенхауэр, Рейган и Буш-младший.

– В США у основ черлидинга стояли исключительно молодые люди – запасные игроки футбольных команд. Это было логично еще и потому, что один из основных элементов этого вида спорта – поддержки, которые девушки физически не могли выполнять. К тому же кричалки у парней тоже мощней звучат. В общем, это была мужская инициатива.

– И никаких помпонов?

– Никаких. Но потом помпоны, как и другие средства агитации – мегафоны и флаги, – стали использоваться. Потом стали приходить девушки.

– А парни стали уходить. Из крайности в крайность.

– Да. Но всё же сейчас существует спортивный и танцевальный черлидинг. Во второй идут девушки, а вот в первый – с поддержками, выбросами и «пирамидами» – приходят и парни. Чтобы поднять человека на «третий» этаж, нужна физическая подготовка, которой у многих девушек и сейчас нет.

– Как в Саратове обстоят дела с парнями-черлидерами?

– У нас существует детская команда, которая состоит только из мальчиков 10-11 лет. Мы начали набирать ее в этом году, и еще одна команда занимается в СГУ. Сюда приходят акробаты и гимнасты, которые рано закончили заниматься этим видом спорта, но им интересно дальнейшее физическое развитие. Правда, они менее ответственны, чем девушки. Любой выезд на соревнование – это проблема собрать всех. То есть привлечь не трудно, а организовать уже сложнее.

– Мы уже развеяли один миф, что в черлидинге нет парней. Какие еще существуют?

– Что черлидинг – это пошлость. В группы поддержки в США входят девушки разного возраста, часто более взрослые, 25-35 лет. Они выступают в коротких топах и шортах, что могут у нас воспринимать как пошлость. Но это группы поддержки, а не спортивный черлидинг. К сожалению, на этой информации в России почему-то основывается представление обо всем черлидинге. Людям лень зайти в интернет и почитать, что это такое. Некоторые родители даже боятся из-за этого отдавать детей: «Что, они будут стоять и поддерживать кого-то?» Но это миф.

– Кстати, я читал, что в России, в отличие от США, делается ставка на юниоров, то есть у нас в черлидинг идут раньше.

– Не то чтобы делаем ставки, просто почему-то сейчас в черлидинге в юниорском возрасте (12-16 лет) формируются команды. Родители детей 7-8 лет все же боятся отдавать своих чад в наш вид спорта. Юниоры же получают информацию правильную, заинтересовываются и сами идут.

– С какого возраста лучше отдавать детей для занятий?

– К нам приходят с четырех лет. Понятно, что их мы сразу «пирамидами» не загружаем. Есть определенные правила, от которых мы отталкиваемся, то есть база элементов, которые разрешены для такого возраста: растяжка, мостик, кувырки, колеса, какие-то танцевальные упражнения.

– Сколько сейчас в Саратове площадок для занятий черлидингом?

– Напомню, что у нас около десяти команд, которые занимаются на своих площадках. Есть как коммерческие, так и государственные учреждения, которые в этом задействованы. Более того, сейчас развивается школьная лига. В каждой школе Волжского района имеется своя команда по черлидингу.

– В каждой школе?

– В каждой. В Волжском районе это очень распространено. Мы уже третий год подряд будем проводить школьную лигу, где каждая школа представит свою команду.

Поэтому я точно не могу сказать, сколько сейчас имеется площадок. Дети занимаются в школах, юниоры – в зале федерации на Московской, 59, а студенты – в СГУ и в институте искусств СГУ.

– Я понял, что СГУ придает черлидингу большое внимание, но тот факт, что именно Волжский район так в этом виде спорта заинтересован, стал для меня открытием.

– Администрация Волжского района действительно очень помогает нам с организацией – выделяет зал для соревнований, помогает с наградной атрибутикой. Мы и сами ходим по школам (в этом году в октябре-ноябре), проводим мастер-классы для учителей физкультуры и детей.

– Наверняка в черлидинг, как и во многие другие молодые виды спорта, приходят люди, которые имеют совсем другое образование и род деятельности и занимаются этим в свободное от работы время? Вот и вы – инженер-геолог...

– Да, это моя основная профессия. Наши тренеры официально проходят курсы, сдают экзамены, по которым получают соответствующие свидетельства. Могу сказать, что в Саратове все тренеры учатся по своей основной профессии и получают дополнительное образование по близким к черлидингу профессиям. Например, я в этом году получу второе образование в институте искусств как хореограф. Так что мы так или иначе пытаемся сделать тренеров образованными. (Смеется.)