Кто следующий?

Оценить
Кто следующий?
Продолжая тему прошлой недели: ходят слухи, что на место руководителя Энгельса готовят Александра Гайдука, а на место первого лица Балакова – Владимира Соловьева.

– Привет, как дела?

– Прекрасно. Политическая жизнь продолжает бить ключом.

– Пострадавшие есть?

– Как тебе сказать... Очевидных нет, но что-то мне подсказывает, что будут.

– Тогда рассказывай.

– Даже не знаю, с чего начать. Продолжая тему прошлой недели: ходят слухи, что на место руководителя Энгельса готовят Александра Гайдука, а на место первого лица Балакова – Владимира Соловьева.

– Сильно. А что Лобанов? Не вернулся?

– На вечер субботы – нет. Что было вчера, пока не знаю. Но люди врут, что он звонил своим соратникам и сказал, что по поводу своего места уже договорился в столице, а вот у соседа с правого берега будут проблемы.

– Это ты о чем?

– О том, что после аресте Гайзера (губернатор республики Коми) появился слух, что Саратовская область есть в пятерке регионов, где случатся чистки. Но чистить будут не губернатора, а пару-тройку мэров.

– Сильно. То есть добрый Лобанов выкарабкается по голове соседа?

– Получается, что так. Кстати, врут, что Олег Грищенко продал один из двух своих вертолетов.

– И что? Его вертолет, хочет – летает, хочет – продает. Это не интересно. Что еще?

– Совсем забавный слух о том, что на место Буренина претендует некий Петр Земцов.

– Погоди, он некогда работал на ГТРК во времена Россошанского, а потом благополучно отбыл в столицу, где и живет припеваючи.

– Я тебе и говорю – слух забавный. Но продолжая заволжскую тему – по результатам ареста бывшего прокурора. Во-первых, подтверждаются слухи о том, что в области работает команда из столичного ФСБ. Во-вторых, в связи с этим могут случиться проблемы у депутата Подборонова.

– Это закупки питания в школы и детсады по удивительным ценам?

– Именно. И, говорят, уже были выемки из энгельсской налоговой инспекции.

– И что?

– Ничего. Ждем. Теперь про музей Радищева.

– Что, новые кандидатуры на пост руководителя?

– Да. Там всё очень забавно. Для начала спешу тебя огорчить – Старшова не предпринимает никаких серьезных действий, чтобы попасть в кресло директора. Зато наш выдающийся депутат, который застройщик, издатель и меценат, проблемой озаботился.

– И, конечно же, её решил?

– Почти. Он нашел человека, достойного этого места. Есть в музее некий Андрей Мочевин, вроде как он начальник отдела реставрации. Славен тем, что расписывал храм в Балтае и увековечил там Дмитрия Федоровича Аяцкова.

– Помню эту историю.

– Он там и себя изобразил, но это так положено. А еще в благодарность за помощь музею Тамара Градскова откомандировала его реставрировать коллекцию Курихина.

– Слушай, но ты говорила, что на кресло директора музея претендует Светлана Краснощекова. И вроде как ее интересы лоббирует Михаил Брызгалов.

– Концепция изменилась. Брызгалов уже заинтересован в Мочевине. А Краснощекова этим фактом сильно огорчена.

– Очень интересно. Я недавно читала детектив Татьяны Устиновой про провинциальный музей. Там злоумышленники рисовали копии картин, а оригиналы вывозили за рубеж. Куча трупов, счастливый финал...

– Это ты сейчас к чему?

– Просто так. Навеяло. Но я в очередной раз убеждаюсь, что Курихин – гений.

– Никто в этом и не сомневался. Да, еще люди врут, что неким депутатом прикуплена вилла в хорошем месте хорошей европейской страны и оформляется вид на жительство.

– Я даже не буду спрашивать фамилию того депутата. Но как же мандат?

– От мандата планируется отказаться. Типа сработать на опережение, потому как в следующем составе думы его не видят. И еще продолжая тему: врут, что Яков Стрельцин ищет работу в Москве.

– А это уже тенденция, однако.