Такое устройство современного мира

Оценить
Такое устройство современного мира
Вопросы возникли только у старшего помощника прокурора области Олега Петрова, который присматривает, чтобы Саратовская областная дума не нарушала законы
Всем придется приспосабливаться к плохим прогнозам. Депутаты уже стараются

«Не вина Сбербанка, что население нищее», – сказал руководитель подразделения Сбербанка Алексей Нарыкин депутатам Саратовской областной думы, которые собрались на заседание комитета по бюджетной политике в минувший четверг. В тот день народные избранники обсуждали много вопросов. И переживая за состояние дел, всячески давали понять: конечно же не вина областных депутатов в том, что происходит то, что происходит. Вот областной бюджет, например, еще не верстался. И внесет его в думу правительство не раньше ноября. А это значит, что городам и поселкам о своих бюджетах на следующий год останется думать недели две от силы.

Немножко обогнали федеральный закон. Прокуратура за это «выкатила»

Вертикаль власти построена, и нравится или не нравится это действующим ее представителям из регионов и муниципалитетов, но иного пути, как жить в предлагаемых условиях, у них нет. А условия эти такие, что за день может все перевернуться с ног на голову, и то, что вчера было хорошо, сегодня станет невозможным. Сколько говорилось о том, что планируя бюджет, нужно смотреть в будущее хотя бы на три года вперед? И пытались смотреть. По крайней мере на бумаге верстали трехлетнюю реальность минфины и министерства экономического развития. И вдруг федеральный центр резко дал по тормозам. В сентябре 2015 года Минфин России подготовил и внес на рассмотрение правительства РФ законопроект про то, что трехлетки отменяются и планировать бюджетные доходы и расходы сверху донизу будем снова только на год. Это решение принято «ввиду высокой волатильности финансовых и сырьевых рынков, повышения рисков надежности показателей прогноза социально-экономического развития России и реалистичности расчетов доходов и расходов бюджета». Так объяснил действия вышестоящего минфиновского руководства наш саратовский министр финансов Александр Выскребенцев. Федеральный законопроект еще не принят в окончательном чтении, но в регионах уже переполох. Все наработки по трехлетке можно выбросить на помойку. И срочно начинать делать какой-то новый финансовый план жизни субъекта федерации.

В Саратовской области поспешили зафиксировать новую реальность как можно быстрее. В минувший четверг голосовали за особенности составления проекта областного бюджета на 2016 год. Срок внесения проекта бюджета в областную думу предлагается перенести на 18 ноября.

Николай Семенец
Николай Семенец пообещал недели за две-три
полностью разобраться в ситуации
с исполнительными листами по дому
Боголюбовского училища и найти выход из нее.

«Мы всегда проводили работу в ноябре, чтобы в декабре муниципалитеты подготовили свои бюджеты», – на всякий случай немного погрустил о стабильном прошлом председатель комитета по бюджетной политике Николай Семенец. Теперь вот придется ломать копья о бюджетную роспись в декабре. Потому что есть процедура, которую не нарушишь: принять к рассмотрению на заседании думы, создать рабочую группу, которая будет работать минимум две недели. И это значит, что в лучшем случае к середине декабря за бюджет можно будет голосовать. И только утвержденный областной бюджет даст возможность муниципалитетам окончательно утрясти свои бюджеты. Потому что от регионального уровня зависят нормативы отчислений по налогам, которые регион согласится передать муниципалитетам, и главное – трансферты с областного и федерального уровня. Ведь реальность такова, что бюджет Саратова, например, только наполовину состоит из собственных налоговых и неналоговых поступлений. А остальную половину еще надо вымолить. И это совершенно не особый случай в России. Вертикаль так устроена. Сначала налоговые и неналоговые доходы поднимаются вверх, а потом нехотя сцеживаются вниз. Потому что каждому уровню жалко делиться – самому мало.

Все схему понимали. Вопросы возникли только у старшего помощника прокурора области Олега Петрова, который присматривает, чтобы Саратовская областная дума не нарушала законы. Он сказал, что федерального закона еще нет – и значит, нет оснований для саратовского закона.

– Олег Олегович, ваш представитель был на заседании рабочей группы по этому законопроекту. Воды в рот набрал и молчал. А вы сейчас выкатываете нам, – рассердился председатель бюджетного комитета Николай Семенец.

– Когда рабочая группа-то была? – Олег Петров не мог скрыть удивления. На календаре значилось 17 сентября, а о федеральном законопроекте информация появилась только 11 сентября.

Но ему пояснили, что когда надо, вертикаль работает очень четко. Федералы поставлены в жесткие условия со своим бюджетом, и предполагается, что они свой закон примут в окончательном чтении уже до конца недели. И саратовскому региону надо успеть за ними след в след. Чтобы не затягивать работу с проектом своего бюджета.

Леонид Писной
Депутат Писной боится, что завтра
таких решений будет на полмиллиарда рублей.

Со стороны и эти законопроекты, и споры о них виделись какой-то суетливой распиской в растерянности власти. Но отреагировал на «такое устройство современного мира» только депутат Леонид Писной. «Делать сейчас ненужную работу и рассчитывать на три года то, чего не будет, к сожалению, пустая трата времени и сил. Заставлять минфин дурной работой заниматься не надо. А надо принимать сразу в двух чтениях предложенный законопроект».

И пока прокурорский работник Олег Петров размышлял, что важнее – буква закона или «такое устройство современного мира», Николай Семенец поспешил заверить его, что на нарушение закона депутаты не пойдут, и прежде чем голосовать за законопроект про бюджет только на один год и за то, чтобы принять его позже, чем всегда, отследят принятие закона на федеральном уровне.

Область нахлобучили. Но еще раньше нахлобучили Министерство обороны

К сентябрьскому заседанию областной думы депутаты проанализировали предложения областного минфина о коррекции бюджета на 2015 год. Такая коррекция годовых планов происходит ежемесячно. В основном из-за того, что приходят деньги из Москвы. На этот раз пришли 297 федеральных миллионов рублей на поддержку малого и среднего бизнеса (но раскассировать их можно только после того, как область положит свои пять процентов средств на эту программу), 56 федеральных миллионов на снятие напряженности на рынке труда и 9 – на поддержку безработных граждан, 50 федеральных миллионов – на строительство спальных корпусов в санатории «Пещера монаха» (их нашли в Пенсионном фонде РФ, если что), 20 федеральных миллионов – на поддержку сельского хозяйства, 3,4 федеральных миллионов – на оплату санаторно-курортного лечения отдельным категориям граждан. 600 тысяч федеральных рублей предназначены для содействия переселению соотечественников из-за рубежа. Одновременно в бюджете придется учесть уменьшение федеральных средств на социально-бытовое обустройство лиц, покинувших территорию Украины, на 36 миллионов рублей с копейками.

Собственные доходы тоже немножко перераспределили. Например, к концу года вдруг увидели, что на соцподдержку отдельным категориям граждан заложено избыточное количество миллионов. Несколько месяцев назад с этой статьи уже снимали 500 миллионов рублей, и вот теперь отказываются еще от 325 миллионов. Говорят, что они не потребуются. Что это экономия. Что эти деньги гораздо важнее потратить на чиновников, на поддержку спортивных команд, на изготовление единых проездных билетов и на санаторий «Пещера монаха». Кстати сказать, на этот же санаторий недавно пришли деньги еще и из резервного фонда президента РФ. (Так и тянет предположить, уж не сам ли президент Путин собрался немножко затеряться в наших хвалынских лесах?)

Депутаты внимательно выслушивали всех распорядителей бюджетных средств в лице министров и замминистров по каждой цифре изменения в бюджетной росписи. Особенно придирчиво останавливались на кредиторских задолженностях. Как правило, это в основном вынужденная оплата судебных решений. Депутаты по большей части плохо относятся к тому, что находятся отдельные сверхактивные субъекты, которые не стесняются подавать иски к правительству области. На этот раз депутат Леонид Писной не смог скрыть своего возмущения нарастающими судебными решениями по дому, который несколько лет назад затеяло строить саратовское художественное училище имени Боголюбова. Отсужено уже почти 15 миллионов рублей. Завтра таких решений будет на полмиллиарда рублей, боится депутат Писной.

– Давайте решать все-таки вопрос, – обратился он к коллегам-депутатам. – Мы из бюджета гасим дольщикам, потому что училище Боголюбова, к несчастью, имело статус застройщика. Но там остается жилой фонд, там 300-квартирный дом, и там есть ЖСК, который к бюджету не имеет отношения. А если завтра иски сотнями будут исчисляться?..

Министр Светлана Краснощекова попыталась успокоить депутатские страхи. Напомнила строго, что ему прекрасно известно, что существует комиссия при зампреде правительства области Валерии Николаевиче Сараеве, что ситуация держится на полном его контроле и ни одна копейка без его одобрения никуда не идет. Да, предварительные договоренности, когда области должны были достаться в этом строительстве 20 квартир и 100 квадратных метров под мастерские художников, сорваны. Но к этому положению привели объективные причины. Скончался застройщик Меерсон, а его партнеры разорились и вывели все активы из этого дома. В результате бремя ответственности за недострой перед дольщиками перешло к правительству области. Выход в том, чтобы найти инвестора. Тогда дом достроят, и область получит причитающееся ей по договору 2006 года.

– Договором этим подставлен бюджет Саратовской области, – не унимался Писной. Он очень близко к сердцу воспринимал тот факт, что, по сути, за чьи-то ошибки сейчас на самом деле расплачивается даже не бюджет Саратовской область, а налогоплательщики, к которым он себя тоже относит. Эти деньги можно было тратить на то, чтобы строить водопроводы, решать проблемы молодых семей. Потом, наверное, понял, что загнул и что 15-ю миллионами рублей эти глобальные проблемы не решишь, и начал прогнозировать будущее: – Давайте представим на секундочку, 260 человек обратятся в суд, каждый высудит по 2,5 миллиона рублей, мы должны будем отдать полмиллиарда. Это первая очередь только. Там еще два раза по столько. Мы должны дарить 1,5 миллиарда? Область нахлобучили. Эта же компания нахлобучила Минобороны на две тысячи метров. Ушла от наказания благодаря поддержке некоторых структур. Ребята, люди вывели больше 600 миллионов денег в карманы. Теперь дошли до святого – до нашего бюджета.

В ходе своего монолога Леонид Писной названия компании, завалившей строительство дома боголюбовского училища, не называл, но все время отсылал коллег к публикациям в прессе. Напомним, что саратовская газета «Взгляд» неоднократно писала о скандальном генподрядчике – компании «Единство Поволжья», из четырех учредителей которой как минимум трое имели самое непосредственное отношение к службе в армии и компетентных органах. «Так, учредитель и первый директор «ЕП» Владимир Козук – майор в отставке, еще один собственник компании Михаил Пузанов – бывший работник ФСБ, одним из соучредителей компании оказался и командир воинской части № 64066 Н. Волошенко», – писали журналисты-взглядовцы.

Эту информацию знал, конечно, и саратовский министр финансов Александр Выскребенцев. Ситуация-то давно тянется. Он еще когда работал в контрольно-аналитическом управлении минфина, расследованием по этому дому занимался. Писал тогда обращения в правоохранительные органы. Но сейчас он министр. И у него на первом плане не возмездие, а работа бюджетных учреждений. И если в решении суда выставлены суммы, «другого варианта, как его исполнить, нет».

– Если не оплатить исполнительный лист, приставы закроют счет училища. Оно перестанет платить заработную плату. А мы будем продолжать рассуждать, кого призвать к ответственности?

– Другого выхода, как платить, нет, – уверен и Николай Семенец. Но пообещал недели за две-три полностью разобраться в ситуации и найти выход из нее. Если депутатских сил не хватит – Счетная палата поможет.

Руководитель Счетной палаты Сергей Харченко области не возражал. Он грамотный специалист, но давно усвоил, что в сегодняшнем «устройстве современного мира» лучше делать то, что предписывается, а с лишним не высовываться.

Дефицитные мы, поэтому берем в долг и платим банкам больше миллиарда за полугодие

Сергей Харченко рассказал о бюджетных итогах полугодия. Ничего криминального в доходах-расходах не найдено. Общий объем поступивших налоговых и неналоговых денег 24 млрд рублей – это 45 процентов от утвержденных бюджетных назначений на год. При этом ниже 50 процентов назначений показали доходы от налога на прибыль организаций, НДФЛ, налога на имущество организаций. Недобор налогов компенсировался превышением сбора доходов от акцизов, транспортного налога, доходов от упрощенной системы налогообложения и госпошлины. Безвозмездные поступления из федерального центра шли неровно. Дотации составили 54 процента годовых назначений, субвенции – 53 процента, а вот субсидии – только 40 процентов.

Членам бюджетного комитета не надо было объяснять, что дотации – это перечисления из вышестоящего бюджета, о которых не надо отчитываться, субвенции – это строго целевые деньги, которые нужно возвратить, если они не использованы, а субсидии – это федеральная часть на финансирование программ, где предусмотрено софинансирование других уровней бюджета. Скорее всего, минус по субсидиям случился из-за того, что в первом полугодии в область не пришли безвозмездные поступления от госкорпорации Фонд содействия реформированию ЖКХ на переселение граждан из аварийного жилого фонда.

В структуре кассовых расходов внимание Счетной палаты обратил на себя низкий уровень расходов по разделу ЖКХ – всего 8 процентов от годовых назначений. При этом по статье коммунальные расходы вообще не было выполнения. На «национальную экономику» смогли потратить только 34 процента денег от плановых годовых назначений. В «национальную экономику» входит и раздел «дорожное хозяйство». Он оказался совсем забытым. На дороги потрачено только 17 процентов от годовых назначений. Недопустимо сильно просел и раздел «массовый спорт» – профинансировано всего 10 процентов от планов на год. Но почему так происходит, Сергею Харченко понятно. Уровень дефицита областного бюджета в первом полугодии составил 1 миллиард 635 миллионов рублей. И это были предельные нормативные значения. Наращивать дефицит было нельзя. И приходилось чем-то жертвовать.

Министр финансов Александр Выскребенцев тоже немножко рассказал об итогах бюджетного полугодия. Доходы областного бюджета за первое полугодие составили 33,6 млрд рублей. Из них собственные налоговые и неналоговые доходы составили 24 млрд – это почти на 1,5 млрд больше, чем в первом полугодии прошлого года.

Расходы областного бюджета исполнены в объеме 35,2 млрд рублей. Это тоже выше прошлогоднего показателя на 2 млрд рублей. Основной прирост расходов – 1,6 млрд дали траты на социальную сферу. Их доля составляет уже три четверти общих расходов бюджета. Только на реализацию мер соцподдержки различным категориям граждан в первом полугодии направлено 6,3 млрд рублей.

Объем госдолга области на 1 июля 2015 года составлял 49,5 млрд рублей. Обслуживание долговых обязательств стоило бюджету 1,3 млрд рублей. Вот такую цену приходится платить коммерческим банкам за возможность финансировать бюджетный дефицит, когда расходов у правительства больше, чем расходов.

Сбербанк всегда прав. Даже если он не прав

Руководитель саратовского подразделения Сбербанка России Алексей Нарыкин совершенно не хотел присутствовать на депутатском собрании. И он считал ненужным какое-то глупое письмо от законодателей Нижегородской области председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву с просьбой не допустить сокращения филиальной сети Сбербанка. Но ему объяснили процедуру. По закону, все региональные инициативы ищут поддержки в других субъектах федерации. И чем больше поддержки набирается, тем больше шансов получить удовлетворение просьбы на федеральном уровне. (Саратовская область, например, уже год бьется, чтобы правительство разрешило оставлять в регионе хотя бы 10 процентов акцизов табачной фабрики.)

Беда нижегородцев нам тоже не чужая. Это комитет по бюджетной политике выяснил, опросив администрации всех муниципальных районов Саратовской области. Только у Энгельсского и Питерского районов не было претензий к качеству обслуживания Сбербанком сельских населенных пунктов. Николай Семенец к обсуждению вопроса был готов. Сказал, что по имеющейся у него информации, с начала 2015 года количество внутренних подразделений Сбербанка на территории области сократилось на 13 единиц, банкоматов и платежных киосков стало меньше на 14 единиц. Ну и самое тревожное состоит в том, что, как известно, до конца года Сбербанк планирует закрыть в Саратовской области еще 15 офисов.

Николай Яковлевич привел в пример Ивантеевский муниципальный район, где девять сбербанковских филиалов уже закрыты, а территории переведены на обслуживание ППКО (передвижные пункты кассового обслуживания). В районе по факту остался только один филиал Сбербанка в райцентре Ивантеевка. Администрация района еженедельно на сельских сходах выслушивает нарекания по банковскому обслуживанию. То же самое по Перелюбскому району. В настоящее время работает только отделение в райцентре. 1 июля был закрыт последний допофис в Нижней Покровке. Население было категорически против, о чем руководство саратовского подразделения Сбербанка поставлено в известность. Но руководство никаких мер не приняло. И даже не стало решать вопрос о ППКО для села. И население Нижней Покровки осталось без банковских услуг.

Олег Тополь и Виктор Елин
Олегу Тополю важно было, раз уж он приехал в Саратов,
все-таки передать всю безрадостность картины с услугами
Сбербанка. И Виктору Елину тоже.

Николай Яковлевич – известный миротворец, но голую правду сказал так, что депутатам стало не по себе от такой резвой сворачиваемости филиальной сети Сбербанка. Глава администрации Марксовского района Олег Тополь тоже старался был корректным. Рассказал, что в состав Марксовского района входит семь муниципальных образований. Численность населения – 64 тысячи человек. Из них 32 тысячи проживают в городе и 32 тысячи в сельской местности. В городе Марксе имеются два отделения Сбербанка. Но с октября месяца частично, а с ноября полностью в них прекратится обслуживание юридических лиц, и руководителям предприятий – клиентов банков придется ездить в город Саратов.

Руководителю саратовского подразделения Сбербанка Алексею Нарыкину такая постановка вопроса не понравилась. Нет, он не отрицал, что отдела по работе с корпоративными клиентами в Марксе не будет. Но это не значит, что не будет обслуживания клиентов – юридических лиц. Будет просто другой формат – с удаленным доступом по интернету обслужат все расчетные счета. Но Олегу Александровичу важно было, раз уж он приехал в Саратов, все-таки передать всю безрадостность картины. Рассказать о том, что в трех муниципальных образованиях, а это 26 сел, по причине закрытия банковских отделений у всех жителей отсутствует возможность снятия наличных, оплаты платежек за детский сад, налоговых и коммунальных платежей, штрафов. Жители этих сел вынуждены добираться до ближайшего отделения Сбербанка на рейсовых автобусах за 20-40 км. При этом рейсовые автобусы из сел ходят три раза в неделю. Кроме того, отделения Сбербанка в сельских населенных пунктах тоже работают только три раза в неделю. А к банкоматам можно попасть с учетом графика работы тех учреждений, где они расположены. И не надо думать, что жители Марксовского района – дремучие люди, которых никак не коснулись современные технологии. На 1 сентября трудоспособное население составляет 36 тысяч человек. Из них более шести тысяч человек получают зарплату по пластиковой карте, и эта цифра растет. Численность пенсионеров в Марксовском районе – 18200 человек. Более пятидесяти процентов от общего числа пенсионеров получают пенсии через кредитные учреждения. Кроме того, через управление соцзащиты к банкам привязаны почти девять тысяч человек. И за последний год рост социальных выплат через банковские карты составил 10 процентов. И все эти люди ежедневно зависят от работы Сбербанка России. Так что совершенно необходимо или поставить банкоматы с широким спектром банковских услуг, или открыть офисы, или организовать передвижные пункты кассовых операций во всех муниципальных образованиях района. И, конечно же, вернуть отдел по работе с юридическими лицами в городе Марксе.

В Аткарском районе дела не лучше. Глава администрации Виктор Елин все рассказанное ранее подтверждал. С аткарскими нюансами. 64 села. 41 тысяча человек. 30 процентов – пенсионный возраст. 27 процентов – льготные категории граждан. На них приходится два допофиса в Аткарске и два внутриструктурных подразделения в сельской местности, которые работают только в среду, четверг, пятницу. Одно из этих двух внутриструктурных подразделений до 1 октября 2015 года планируется закрыть. А в селе живет 1127 человек. И жители перешли на карточное обслуживание в результате продвижения маркетинговых акций Сбербанка. Теперь для того, чтобы снять деньги в банкомате, им придется ехать в Аткарск за 45 км. Альтернативные пути обслуживания по Аткарскому району не предлагаются. Не появляются ни банкоматы, ни терминалы, ни передвижные мобильные комплексы. А они нужны не только жителям сел, но и районным властям. Потому что у властей практикуется выезд в села вместе с представителями налоговой службы, которые привозят квитанции с задолженностями по налогам. И жители сел готовы по факту оплачивать эти квитанции на имущественный и земельный налоги, которые зачисляются в местные бюджеты, но не имеют такой возможности. Ну а когда районное начальство уедет, еще неизвестно, как скоро они поедут в Аткарск с этими квитанциями.

Алексей Нарыкин
Но Алексей Иванович был битым воробьем.
Он умеет переводить стрелки.

Ответное слово Алексея Нарыкина было жестким. «Не вина Сбербанка, что население нищее, и не наша вина, что очень часто, особенно зимой, мы не можем доехать до того или иного села. Это не моя проблема», – сказал Алексей Иванович. И чтобы депутаты поняли, что про нищету населения он не просто так упомянул, привел стоимость расходов на передвижные пункты кассового обслуживания. Это, в первую очередь, автомобиль. Раньше Сбербанк покупал автомобили отечественного производства стоимостью 2,5 млн рублей. Но они не справлялись с бездорожьем. И Сбербанк начал покупать «фольксвагены». Они – шесть миллионов рублей. На сегодняшний день куплено 32 автомобиля для разъездов по районам. При этом КПД от использования дорогой техники очень условный. «Один ППКО обслуживает 20 миллионов рублей остатков вкладов, – заметил Нарыкин. – То есть это чистый убыток для банка».

Алексей Иванович смотрит на весь образовавшийся ужас с банковским обслуживанием со своей сбербанковской колокольни. И признав, что «в определеннной степени Сбербанк в долгу перед населением», предупреждает, что открывать заново филиалы там, где их закрыли, не будут.

Причин распрощаться с тем, что перешло по наследству из советских времен, когда отделения Сбербанка были просто Сберкассами, несколько. Первая главная – «воровство поголовное». «Я никогда не даю команду сажать сотрудников. Не моя это забота, и я против. Но мы же выгоняем работников пачками, – просил войти в его положение руководитель саратовского подразделения Сбербанка России. – Когда у человека заработная плата 10 тысяч рублей, а через него проходят в день десятки или сотни тысяч, мы потом замучиваемся со служебными расследованиями. Десятки случаев в год, когда эти банки в населенных пунктах просто разворовываются».

Вторая причина – невозможность найти подмену на тот случай, если банковский работник сельского допофиса заболел. «Менять его некем. То программное обеспечение и те технические средства, которые мы сегодня используем, доступны далеко не всем. Мне на селе найти людей, которые смогут пользоваться этими комплексами, практически невозможно... Оттуда уехали все, кто мог бы работать в Сбербанке».

Так что, при всем уважении к сельским жителям, «тем более к пенсионерам, которые когда-то поднимали сельское хозяйство», писать письма Медведеву и поддерживать их во всех субъектах федерации Нарыкин не советует. «Есть реальность. Все, что мы делаем в населенных пунктах, – это чистый убыток для банка. Я не могу работать себе в убыток».

– Понятны нам ваши проблемы, – примирительно сказал глава комитета по бюджету. – Но посмотрите, что пишут из районов.

И Николай Яковлевич зачитал еще одну унылую историю о том, как, приходя на передвижной пункт один раз в неделю, жителям приходится подолгу простаивать в очередях, иногда и вовсе расходиться, не воспользовавшись услугой банка из-за отсутствия интернета, или денег в кассе, или из-за окончания работы пункта согласно графику.

Но Алексей Иванович был битым воробьем. Он умеет переводить стрелки. И в этот раз он перевел их на Ростелеком, МТС, Вымпелком и Мегафон, которые не могут обеспечить качественную связь для сбербанковских операций. А в очередях оказались виноваты сельские администрации. Потому что не Сбербанк виноват, что людей туда не пускают погреться и с удобствами подождать. А автобус вместо «фольксвагена» Сбербанк покупать не будет. Потому что автобус по саратовским дорогам «не пройдет никуда, а эти машины немецкие – да, они проходят».

Николай Семенец попросил коллег-депутатов принять информацию, полученную от Алексея Нарыкина, к сведению. Но и «уважаемому руководству банка учитывать пожелания» тоже надо стараться. Короче, письмо нижегородцев останется, судя по саратовской реакции, гласом вопиющего в пустыне. Такое вот «устройство современного мира», где депутатам приходится не на сторону обманутых вставать, а учитывать, кого поддерживать больше смысла.