Инстуденты

Оценить
Инстуденты
Как зарубежные молодые люди пробуют на вкус и ощупь нашу страну

Саратов, без преувеличения, знаменит своими университетами далеко за пределами нашей родины. Горожане давно привыкли к тому, что по нашей провинции гуляют смуглокожие молодые люди из экзотических стран. Корреспондент «Газеты недели» напросилась к иностранным студентам в гости и почувствовала на себе заморское гостеприимство.

Уютные сладости Турции

В пятиэтажке на улице Степана Разина снимают квартиру четыре подруги из Турции: Эмине, Хилал, Зехра и Селма. При нашей встрече – трехкратные объятия и искренние улыбки.

Скромный интерьер в советском духе. Три комнаты, маленькая кухня, ванная с отвалившейся местами плиткой. За эту роскошь девушки платят вчетвером 20 тысяч рублей и оплачивают коммунальные услуги. В квартире две девичьи спальни, обставленные необходимой мебелью, причем каждая студентка обеспечена персональным столом. Третья комната, самая большая, занята под гостиную – в Турции она называется «диван салону». В углу видна огромная столешница, более метра в длину. Оказалось, что это поверхность морозильной камеры. На кухне бы она точно не поместилась. Девушки рассказывают, что морозилка досталась им в наследство от предыдущих жильцов-соотечественников. Без мясных блюд немыслим рацион мусульман.

Мясо девушки покупают в магазине «Ашан» или в небольших магазинчиках халяльной еды. Они радуются, что в России мясо стоит не в пример дешевле, чем в Турции. В остальном – всё как у большинства россиян: раз в неделю они едут в крупный супермаркет и закупают продукты на неделю и по мере необходимости делают небольшие покупки. Живут маленькой семьей из четырех хозяек: на продукты и бытовые расходы каждый тратится по потребности, нет четких обязательств или дележа расходов. Дежурство по кухне – согласно расписанию.

– У нас в Турции приготовление еды – святая обязанность женщины. Даже если она работает, на ее столе должны быть вовремя завтраки, обеды и ужины. Причем это не одно-два блюда, как обычно готовят в России, а сразу несколько блюд к каждому приему пищи, – рассказывает Хилал.

В подтверждение ее слов Эмине завершает заниматься сервировкой стола. Острый белый «яйла суп» сменяет второе – «булгур плов» с овощным рагу «турлю». Вдобавок ко всему даже хлеб девушки пекут сами. Но самое диковинное блюдо вечера – скрученные листочки винограда с мясной начинкой по типу наших голубцов, называется «сарма». Всё на российский вкус кажется довольно острым. Но и это еще не конец: к чаю, разлитому в прозрачные стаканчики с маленькими прозрачными блюдцами, подаются мини-торты на каждую персону.

Продовольственная тематика играет логичную роль в нашей беседе. Я спрашиваю, какими гостинцами наполняют мамы сумки и посылки для своих голодных студентов. Без чего нельзя прожить туркам в России? Итак, топ-лист возглавляют консервированные оливки: те, что продаются у нас, не чета настоящим средиземноморским. Не найти на российских прилавках и рис «булгур», а если и найти, то только в больших супермаркетах за экстремально большие деньги. В Россию вместе со студентами въезжает и турецкая халяльная колбаса, сыр рассольных сортов. И никак не прожить без сладости № 1 в Турции – сладкого лукума. Привычное добавление «рахат» в переводе с турецкого означает «удобный, уютный».

Турецкие студенты, как правило, ездят на родину раз в год – во время летних каникул. Авиабилет маршрутом Москва – Стамбул при заблаговременной покупке будет стоить около 11–15 тысяч рублей. Деньги эти не маленькие для семейного бюджета. Папа Эмине Чот пенсионер, мама – домохозяйка, или «госпожа дома», если дословно перевести на русский. В семье трое детей. У Хилал Гокче, которая родом из прославленного Пушкиным города Эрзурума, папа работает шофером, мама также управляет домашним хозяйством.

Одна из основных причин, по которым студенты выбирают нашу страну, – это относительная дешевизна образовательных услуг. В СГУ за обучение на коммерческой основе нужно заплатить 36 тысяч рублей в семестр, а в турецком университете порядка 300 тысяч рублей. Есть в Турции, конечно, и «бюджет», только конкурс на эти места довольно высок.

Саратов среди прочих российских городов привлекает студентов из Турции своими доступными ценами на жизнь. Сотрудничество СГУ с турецкой стороной налажено давно. Многие узнают об СГУ-шном образовании от своих знакомых, учившихся у нас, и тоже приезжают сюда. Как правило, выбирают отделения английского языка, журналистику, международные отношения, туризм. Немногие турецкие студенты выбирают самый интернациональный из всех саратовских вузов – СГМУ.

Новички приезжают в наш город ежегодно поздней осенью и проходят шестимесячный курс русского языка на подготовительном отделении. Полноценная учеба начинается со следующего учебного года. Для иностранных студентов формируют специальную группу.

После возвращения на родину дипломированных специалистов ждет испытание: российский диплом нужно подтвердить, сдав соответствующие экзамены.

Пока мы беседуем, Зехра Йигыт и Селма Сылай извиняются и сообщают, что им нужно уходить в страховую компанию. Новый учебный год – новые хлопоты. Страховка, которая стоит от 1600 рублей, требуется для оформления визы. За саму визу берется госпошлина в размере 1600 рублей. Карта регистрации стоит 1700 рублей. И еще, по словам девушек, требуется сдать анализы на ВИЧ, они стоят около 360 рублей.

Турчанки, которые побывали в российских поликлиниках, когда сдавали анализы, поняли, что это самая страшная напасть, которая может с ними здесь случиться. «Боюсь туда попасть! В России в больницах старая мебель и стены, в Турции больницы выглядят современно, – сравнивает Хилал и добавляет: – Но в России, я думаю, у врачей хорошие руки. Например, в прошлом году я много училась, и у меня заболела голова. Мне пришлось сходить к врачу. Он объяснил, что голова болит из-за того, что я мало пью жидкости».

Про тяготы первых дней жизни в чужой стране много говорить не любят. Замечают только, что все иностранцы через это проходили, а потом освоились и почувствовали себя увереннее. Местные люди попадаются разные: кто засмеёт или упрекнет за незнание российских реалий, а от кого-то получишь поддержку и участие.

За чашкой ароматного индийского чая

В общежитие медицинского университета я напросилась в гости к своему знакомому из Индии Анкиту. Четвертый этаж общежития – «индийский». Позже мои друзья пояснили, что последний, пятый этаж занимают студенты из африканских и арабских стран, третий и второй – выходцы из стран бывшего СССР, первый – девушки из Казахстана. Такая вот местная геополитика.

– Я прибирался здесь, но извини, может быть, недостаточно чисто. Студенческая жизнь, ну ты меня понимаешь... – говорит, встречая меня, Анкит.

– Образцовый порядок! – выношу свой вердикт я. Кровати аккуратно заправлены, вещи спрятаны по полкам, пол чист. Это комфортабельное жилище обходится всего в 7500 рублей в год.

Сосед Анкита Правин вносит острое овощное рагу «сабджи». «Старались делать не слишком острым» – поясняют парни (страшно представить, каким на вкус бывают блюда с «нормальным», по мнению индуса, содержанием специй). На другом блюдце уложены три плоских лепешки по типу лавашей – «чапати». Мне показывают, что нужно рвать чапати на кусочки и зачерпывать ими сабджи, а ложки и прочие приспособления здесь ни к чему.

После трапезы в комнату заходят еще три молодых человека и рассаживаются на кроватях. Начинается круговое знакомство. Переводчиком для нас выступает Анкит, герой интервью «Газеты недели», который уже третий год живет в России, и в совершенстве овладел разговорным русским – во многом благодаря своему кумиру Павлу Воле и передаче «Камеди клаб».

Итак, Анкит Шах родом из многомиллионного Бомбея. Его отец работает журналистом, мама преподает. Тонкокостный Правин Кумар вырос в городке Санчор провинции Раджистан. На самом деле у людей, живущих там, нет фамилии, но для документации всех обозвали Кумарами. Парень интеллигентного вида в очках и красном свитере Крунал Парекх приехал из городка Аанад, его отец владеет маленьким бизнесом. Улыбчивый Шайлеш Хидия родом из города Сурат, славящегося добычей алмазов. Соответственно, его отец занят в алмазодобывающей компании, а мама домохозяйка. «Я ему говорю: «Ты богатенький сынок! Зачем сюда вообще приехал?!» – комментирует Анкит. Высокий, крепкий Кейур Диксит, родившийся в интеллигентской семье учительницы и врача, по своему происхождению является брахманом – представителем высшей касты в Индии.

«Кастовые различия тут не действуют», – говорит Анкит, хитро улыбаясь: «Кейур должен помогать старшим, как и все». Из его объяснений я начинаю понимать, что значит «помогать старшим». Кажется, по-русски это называется «дедовщина» или что-то вроде того. «Новые студенты готовят, убирают, выполняют наши распоряжения. А мы взамен – если появится какая-нибудь проблема, ведь они еще мало живут в России, ничего не знают – можем ее разрешить». Агентство, направляющее студентов на учебу в Россию, сделало Аникита кем-то вроде куратора для новичков. Он занимается их обустройством, разрешает документационные проблемы. В прошлом году у Анкита было 15 подопечных, в этом году их будет около тридцати.

Абитуриенты из Индии доставляются в Россию централизованно при помощи специализированных турфирм. Самые известные из них –»Racus», «Rus education». За кругленькую сумму (порядка 100 тысяч рублей и выше) агентство предоставляет будущему студенту пакет услуг: оформление загранпаспорта, страховки, перевод документов, покупка авиабилета и т. д. Абитуриента встречают в аэропорту, обеспечивают жильем и отправляют учиться на подготовительном отделении.

Через год молодой человек попадает в вуз, который выбирает для себя сам. Не каждый может позволить себе жизнь в столице. Скажем, Воронеж привлекает иностранных абитуриентов намного больше, чем Саратов, только там есть медицинская академия, а в нашем городе – всё-таки университет. В СГМУ предлагается возможность для иностранных студентов получать образование первые три года на английском языке, последующие – уже на русском. Иностранный студент отдает за учебу в СГМУ на лечебном факультете 70–80 тысяч рублей в семестр.

В комнату прибывают новые лица – Таманг Притхви и его девушка Рени Роберт. Таманг из города Катари, что в Непале, в Саратовский медицинский университет попал по государственной программе, так что российское образование дается ему совершенно даром. Он учится уже на четвертом курсе и неплохо, практически без акцента, говорит по-русски.

Скромная девушка Рени – из южноиндийского города Ченнай. Девушек здесь немного – мало какие индийские семьи отваживаются отправлять своих дочерей учиться за границу. Кожа у Рени смуглее, чем у остальных присутствующих здесь парней. Анкит поясняет, чем отличаются друг от друга северные и южные индусы: помимо оттенков кожи, есть еще отличия в языке – в южных штатах сильнее выражено влияние бывшей английской метрополии. Северяне – вегетарианцы, не позволяют себе есть даже куриные яйца, единственный источник белка животного происхождения для них – молоко. Южане налегают на рис и морепродукты. «Вы даже коров едите!» – с улыбкой бросает обвинение в адрес девушки Анкит.

К этому времени Правин приносит и разливает по чашкам ароматный и крепкий чай. Секрет его приготовления: вместо воды добавляется горячее молоко и специи. Это самый вкусный чай, который я пробовала в своей жизни! Собеседники поясняют мне, что его пьют отдельно от приемов пищи. Одной чашки бывает вполне достаточно, ведь напиток достаточно крепок. После одной чашки и вправду появляется бодрость и легкое головокружение, отличное от алкогольного.

Напоследок я не могла не спросить о впечатлениях иностранных студентов о России и Саратове. И вот какие ответы я получила от ребят:

– Здесь чуть-чуть больше чистоты, чем в Индии, потому что меньше людей. Соответственно, в российских городах более спокойное и размеренное течение жизни.

– В Индии очень дружный народ, а в России – народ «адекватный»: пока ты не поздороваешься, сами с тобой не поздороваются. В Индии люди при встрече улыбаются и разговаривают, как будто не видели друг друга сотни лет.

– Климат здесь хороший, предсказуемый: когда есть зима, точно знаешь, что это зима. За зимой следует весна, потом лето, осень...

– Русский народ очень пунктуальный. Если русские назначают встречу на пять часов, не сомневайся, что к пяти часам они точно подойдут. Индусы подойдут не раньше, чем к пяти тридцати, не важно, есть ли у них какая-то весомая причина или нет.

– В конце концов, здесь индус чувствует себя иностранцем – это одновременно волнующее, но и приятное ощущение. Ты изучаешь чужую страну, пробуешь ее на вкус и ощупь.