Не усложняй!

Оценить
Не усложняй!
О невольном противостоянии двух спектаклей

Саратовский ТЮЗ начал сезон с двух премьер – по классическому произведению и современному. Ирония судьбы – классика оказалась куда авангардней сегодняшнего дня.

Замах на Шекспира

«Любовь и смерть в Вероне». Велик шанс, что при произнесении этого названия вы вспомните про Шекспира. И будете в общем-то правы, потому что состоявшаяся 15 сентября премьера спектакля действительно отсылает к «Ромео и Джульетте» английского драматурга. Вот только от классика осталось немногое.

Пересказывать сюжет нет смысла – все и так его знают или хотя бы смутно помнят. Но, по правде говоря, это не сильно спасет вас, поскольку долгое время вы будете стараться понять, а что именно за сцена сейчас идет. К сожалению, спектакль стал заложником своего главного плюса – пластики. Хотя пластики ли?

Начинается все чрезвычайно интригующе: по сцене в современной одежде словно бы скользят друг за другом актеры. Это очень необычно, но вскоре начинает терзать вопрос: а что еще? Нельзя не оценить их труд, но что кроме этого? А здесь интересные находки вроде трех Ромео и трех Джульетт; раздающиеся из-за пределов сцены звуки, которые, синхронизируясь с чьими-нибудь голосами, создают интересный, почти инфернальный эффект; наконец, чрезвычайно любопытно и к месту подаваемое задымление. Спектакль, по правде говоря, является если и не кладезем, то очень интересным набором приемов, которые, увы, идут по отдельности друг от друга, а связующая нить чувствуется слабо. Он полон символизма, но символизм этот невольно заставляет задуматься: либо ты не разбираешься в том, как должен выглядеть этот спектакль, не чувствуешь его или не понимаешь, либо спектакль действительно не способен задевать. После предварительного показа художественный руководитель проекта (у спектакля формально отсутствует режиссер) Сергей Остренко (руководитель департамента «Русский театр» Международного университета «Всемирный театральный опыт» (IUGTE)) долго объяснял прессе, что постановка либо трогает, либо нет, а также невольно упирал на то, что его подопечным пришлось проделать колоссальный труд – «Любовь и смерть в Вероне» родилась из мастер-классов, которые проводил для актеров Сергей вместе со своим братом Геннадием Остренко – хореографом. Нет оснований сомневаться, что работа была проделана колоссальная, только от самого факта преодоления себя постановка не становится шедевром. Может, актеры еще не привыкли, может, зритель в лице меня оказался толстокожим, но в спектакле, кажется, гораздо больше холодного интеллектуализма, чем чувств. А этого мало, чтобы полюбить его.

И все же в этой постановке очень много интересных ходов, чтобы просто так закрывать на нее глаза. Художественный руководитель проекта говорил, что пытается совместить в своем творчестве современные течения театра и русские традиции. Может, в будущем это удастся обнаружить? Время покажет. Только ярлык «12+» уж точно не подходит – вряд ли наши дети сумеют понять такой взрослый спектакль.

Не выходи из комнаты...

Парадокс, но гораздо более понятный и более традиционный спектакль Алексея Логачева (к слову, его дебют в качестве уже главного режиссера ТЮЗа) «Банка сахара» по пьесе современного драматурга Таи Сапуриной, ученицы Николая Коляды, имеет возрастной маркер «16+». Впрочем, на то есть основания, учитывая, что в репликах проскальзывают грубоватые выражения (нет, мата нет) и даже крамольное, заставившее зал вздохнуть от изумления: «Ты не подумай, что я совсем дура. Я в свое время за Путина не голосовала. Я голосовала за других сволочей». Впрочем, это единственное место, где политика всплывает.

Главный герой пьесы Коля (Евгений Сафронов) – типичный хикикомори – так японцы называют ушедших в добровольную изоляцию ото всего мира молодых людей, на недели, месяцы, а порой и годы запирающихся у себя дома. Правда, в отличие от большинства подобных индивидов Коля хотя бы не иждивенец и даже в чем-то помогает своей говорливой соседке Гале (Елена Краснова), которую за это качество и за ее стремление вывести его в буквальном смысле в этот мир ненавидит, чего и не скрывает, впрочем. Кто бы к нему ни приходил – пожарный (Михаил Селиванов), женщина из ЖКХ (Дарья Доронина) или соцработник Марина (Ирина Протасова), – ничто не заставит его открыть дверь. Впрочем, я слукавил. Кое-что, вернее, кое-кто заставит.

Предугадать развитие событий несложно, и едва ли я согрешу, если скажу, чем все закончится: до Коли дойдет, что мир не без добрых людей. Он полон красок, как бы банально эти штампы не звучали. Коля выберется из дома и начнет собирать документы, необходимые для переезда в страну розового перца. Красивый финал? Судя по спектаклю, да, хотя все равно отдает каким-то эскапизмом – ведь что такое страна розового перца как не все та же сказка, мечта об уединении?

Простота и доходчивость этого спектакля бросаются в глаза. Даже монстры Коли здесь обретают вполне физическое воплощение, вступая в немой диалог со своим хозяином и его гостями. Местами выглядит жутковато.

Конечно, «Банка сахара» – не высокая драматургия и претендовать на это звание никогда не сможет. Однако это одновременно и случай, когда хорошо рассказанная толковая история смотрится с гораздо большим интересом, чем специфически поданный закрученный сюжет. Своего зрителя она найдет.